За эфиром: Политика
Жизнь как в кино: игра в беженцев

Предлагаем вниманию читателей еженедельный плакат нашего художника на злободневную тему. На этот раз это — беженцы.

Павел Широв: Незабытое убийство. Снова дело Литвиненко

Слушания по делу об убийстве бывшего сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко в Высоком суде Лондона застопорились. Один из главных подозреваемых в причастности к событиям осени 2006 года Дмитрий Ковтун отказался давать показания. Предполагалось, что допрос Ковтуна пройдёт в начале этой недели в режиме видеоконференции. Ещё в апреле нынешнего года сам подозреваемый предложил такой способ, снова заявив при этом о своей полной невиновности и намерении эту невиновность доказать. Однако в понедельник 27 июля допрос не состоялся.

Глазами художницы: «Так звучит Латвия» - анимация, посвящённая негативному отношению к приёму беженцев

Сообщение о том, что Латвия в течение последующих двух лет примет 250 беженцев, было в целом негативно принято обществом. «Может ли Латвия с таким отношением именовать себя действительно европейской страной?» - таким вопросом задаётся автор рубрики «За эфиром» портала LSM.lv Элина Шпура.

Олег Игнатьев: Поговорим, брат?

Нам бы между собою разобраться. Русскоязычным латвийцам катастрофически не хватает площадок для дискуссий. Причём для дискуссий между собой и о себе. Причём для очень простых целей: понять, как мы сами относимся к тем или иным проблемам, как мы переживаем их на своём опыте, как мы видим их развитие или решение.

Павел Широв: Евгений Примаков. Прощание с эпохой

В Колонном зале московского Дома Союзов, том самом, где некогда, как писали в те годы, «нескончаемый людской поток» двигался мимо гроба очередного почившего генсека, теперь было на удивление немноголюдно. Оживление возникало, лишь когда в дверях появлялись делегации от разного рода партий и общественных организаций, которые не могут в подобных случаях обойтись без лишних условностей. И некоторые молодые журналисты, отправленные освещать похороны бывшего премьер-министра России Евгения Примакова, даже не сразу узнавали в лицо людей, имена которых вроде бы всем хорошо известны.

Павел Широв: Антивоенный Донецк

Около пятисот жителей Донецка, собравшиеся на одной из площадей города, потребовали немедленно остановить боевые действия, вывести тяжёлую технику и прекратить обстрелы позиций украинской армии, чтобы не вызывать ответного огня. Такое сообщение пришло в понедельник по каналам информационных агенств. Правда, были и сообщения о том, что часть собравшихся напротив требовала нанести удар по украинским военным, чтобы отогнать их подальше от города.

Павел Широв: Шпроты в масле

Любите ли вы шпроты? Если честно, я – не очень. Но вот вчера купил баночку, чтобы, как говорится, поддержать отечественного производителя, которому закрыли российский рынок.

Кира Савченко: Чисто британский сериал — «Би-Би-Си объявили войну»

Переизбранный на второй срок британский премьер Дэвид Кэмерон назначил новым министром культуры Джона Виттингдейла. Виттингдейл  давний противник BBC (British Broadcasting Corporation, общественная Британская телерадиовещательная корпорации), которая финансируется за счет, мягко говоря, противоречивой системы лицензионных сборов с налогоплательщиков.

Илья Козин: Украина — две реальности

Есть две реальности или два уровня реальности, если хотите, когда мы говорим об Украине –  житейская и политическая. Мой внутренний голос четко подсказывает, что необходимо делить  понятие  в случае этого государства  и я  объясню, почему.

Алексей Романов: Доверие, уверенность и улыбка

Об инциденте, который произошел с депутатом сейма Артусом Кайминьшем сначала на борту самолета авиакомпании airBaltic, а потом и в полицейском участке рижского аэропорта, я прочел на одном из латвийских информационных порталов, будучи в Париже. Я подумал: а как бы парламентарий отреагировал на то, что в музеях Лувра и Орсе нет альбомов и путеводителей на латышском языке. Но есть на русском, который не является официальным языком Евросоюза. Если бы он повел себя так же, как в самолете, то, наверное, тоже бы познакомился с работой структур безопасности и порядка.

Павел Широв: Оно вам НАТО?

«Агрессивный блок НАТО». Те, кому за сорок, в детстве множество раз слышали это словосочетание из телевизора или радиоприёмника, а потом читали в газетах. Других газет в то время, как известно, не было. «Агрессивному блоку» в этих газетах и телепрограммах обычно противопоставляли миролюбивый «Варшавский договор». Где, когда и при каких обстоятельствах НАТО проявляло в те годы свою агрессивность, никто и понятия не имел. Но некоторые знали о вторжении войск «миролюбивого Варшавского договора» в Чехословакию весной 1968 года.

Олег Игнатьев: поражаюсь ясности мысли у ветеранов

Поражаюсь ветеранам. Такой преклонный возраст - но какая ясность и трезвость мысли. А ещё – твёрдость убеждений и готовность их отстаивать. Уже одно это вызывает уважение. Несомненно, плохо для страны, что эти люди, причём оба – латыши (гости передачи «Точки над i» 6 мая. — Rus.lsm.lv.», как и ветераны любой другой национальности, стали разменной картой в (гео)политических играх. Поиски врагов «среди своих» печально заканчиваются для любого общества, как показывает история ещё Древнего Рима.

Андрей Шаврей: Это сладкое слово - свобода…

4 мая отмечается 25-летие со дня провозглашения Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики.  Вы помните те два уникальных дня, 3 и 4 мая? У меня сохранился дневник, который я тогда вел ежедневно.  И вот мои записи тех дней, без изменений.

Павел Широв: Тени прошлого

Папа Римский Франциск осудил массовое убийство турецких армян и назвал это геноцидом. Турецкая республика отозвала своего посла из Ватикана. Обычная история, можно сказать, навязшая в зубах: стоит какой-либо стране или какому-либо влиятельному международному институту назвать случившееся в 1915 году своим именем, как официальная Анкара встаёт на дыбы.

Павел Широв: Идолопоклонники

Инициатива украинских властей в области декоммунизации вызвала гневную отповедь российского МИД. Напомню, в кабинете министров Украины разработан пакет законопроектов, один из которых предполагает осуждение коммунистического и национал-социалистического режимов, а также устанавливает запрет связанной с этими режимами символики. Если этот законопроект будет принят, под запретом окажутся равно, и свастика, и серп и молот.

Павел Широв: Незаменимый Рамзан. Часть первая

Небритый молодой человек в спортивном костюме, очень похожий на торговца с вещевого рынка - таким впервые предстал Рамзан Кадыров перед широкой общественностью 10 мая 2004 года. На фотографиях, сделанных тогда в кабинете Владимира Путина (при желании их можно найти в интренете) заметно, как российский президент смотрит на своего гостя. С лёгким недоумением смотрит. Отвык Владимир Владимирович от такого вольного стиля. И ведь знал же парень, что в Кремль везут. Мог бы пиджак какой-никакой надеть, рубашку посвежее... Оно конечно, не в пиджаке дело, да и у парня только что отца убили, всё можно понять. Но первое впечатление обычно самое яркое, от того многим и запомнилось. Наверное, Путину тоже.

Алексей Романов: Пиар с риском для жизни

В университете шведского Карлстада отменили лекцию шведского карикатуриста латышского происхождения Ларса Вилкса. Там решили, что не могут обеспечить безопасность организаторов и тех, кто придет его послушать.  Да и самого лектора. Ведь буквально две недели назад террористы устроили вооруженное нападение на кафе в Копенгагене, где Вилкс участвовал в конференции о свободе слова и праве художника оскорблять религиозные чувства.

Павел Широв: «Хотят ли русские войны?»

Как-то раз — дело было в Грузии — разговорились с двумя коллегами о событиях 1940 года и последующей войне. Один из них пересказал историю, которую слышал от пожилой женщины из Видземе: во время войны (она тогда была маленькой девочкой), в доме её родителей одновременно оказались русские и немецкие солдаты. Подробностей теперь не помню, но помню, как, наверное, под воздействием грузинского вина, просто ухватился за этот рассказ, показавшиймся замечательным сюжетом для фильма, и даже вызвался написать сценарий.

Олег Игнатьев: Три пункта посла России

По итогам украинских «Точек». Три важных для меня реплики от Александра Вешнякова, российского посла в Латвии. Важные потому, что позволяют мне ещё больше укрепиться в мысли, что Россия несёт не меньшую, а, может, даже большую ответственность за «донбасский котёл», нежели украинские власти — что предыдущие, что нынешние.

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить