Разделы Разделы

Павел Широв: лазурная Адриатика

Если новости из Черногории подтвердятся, последствия могут быть из разряда тех, что называют далеко идущими. Покушение на премьер-министра – это уже не просто вмешательство во внутренние дела. Это прямое нарушение государственного суверенитета.

Официальные власти этой небольшой балканской страны пока не выдвигают прямых обвинений. Говорят о неких «русских националистах», как выразился специальный прокурор Миливойе Катнич, не называя, к тому же, конкретных имен. Но мало кто сомневается, что в действительности эти самые «националисты» или кто-то иной действовал по собственной инициативе, а не по указанию российских спецслужб.

Примечательно, что официальная Москва заявление черногорского прокурора и не пыталась опровергать. Другое дело подконтрольные Кремлю медиа: они выделили из заявления Катнича лишь слова о том, что доказательств причастности государственных структур России к попытке переворота в Черногории не имеется. По-видимому, посчитали достаточным только, что называется, отметиться, не вдаваясь в подробности, которые могут вызвать совсем не нужные вопросы. И все же заявление о непричастности российской власти к инциденту, сделанное на достаточно высоком уровне, могло произвести несколько иное впечатление.

Впрочем, за подобное заявление принято отвечать. И если внутри страны ответа могут и не потребовать, на международном уровне все немного иначе. Спецслужбы, конечно, вполне могли воспользоваться в своих целях услугами активистов разного рода «патриотических» организаций, которых в России за последнее время появилось немало. Как немало людей получило боевой опыт, участвуя в боевых действиях на Востоке Украины, в том числе опыт диверсионной деятельности. И снайпера, который, как утверждают в Черногории, должен был застрелить премьер-министра страны Мило Джукановича, не обязательно готовили в специальном учебном заведении Службы Внешней Разведки или Главного Разведывательного Управления Генштаба.

Как бы там ни было, получается, отстаивая любыми средствами собственный суверенитет, Россия в лице нынешнего руководства страны ни в грош не ставит чужой. Тут просто выскажешь в какой-нибудь социальной сети сомнение, а наш ли Крым – уже рискуешь оказаться под судом, а то и за решеткой. Нарушил государственный суверенитет. То есть вообще-то еще никто ничего не нарушил, но суду уже все ясно. Впрочем, сама по себе аннексия Крыма уже показывает отношение официальной Москвы к понятию суверенитета.

Ответ на вопрос, с чего вдруг Кремль могла так заинтересовать Черногория, достаточно прост. Предстоящее присоединение этой страны к НАТО не могло не беспокоить Москву. Хотя от границ России до границ Черногории тысячи километров, существование там пророссийского режима предоставляло немало выгод, особенно теперь, когда стало очевидно, что ставка на Сербию не оправдывается. Несмотря на все противоречия, существующие между Белградом и Западной Европой, власти Сербии окончательно взяли курс в сторону Евросоюза и отказываться от этого курса не собираются. Кроме того, Сербия сама по себе вполне самодостаточная страна, соблазнить которую даже дешевым газом трудновато.

Маленькая Черногория, богатая разве что своими курортами, в этом отношении казалась куда более легкой добычей. Тем более что, в отличие от Сербии, имеет выход к Адриатическому, то есть – и к Средиземному морю. Заполучить на берегах этого моря место для своей базы было давней мечтой российских военных. При нынешнем подходе к международным делам такая база стала бы стратегической, позволяющей держать под контролем практически всю Южную Европу, если разместить там флотилию подводных лодок, да еще и с ядерными ракетами на борту. Это не Сирия, охваченная гражданской войной, исход которой далеко не очевиден. Военное присутствие России на Балканах кардинально меняло бы ситуацию, позволяло бы Москве вести разговор в привычной форме – с позиции силы.

Теперь с позиции силы с Москвой будет разговаривать уже Черногория, как бы парадоксально это ни выглядело. Данные следствия, которыми, судя по всему, располагает прокурор Катнич, могут стать серьезным оружием. Если же этими данными черногорцы поделятся с будущими партнерами по Североатлантическому договору, ситуация для Кремля станет очень даже опасной. Обвинение в государственном терроризме – дело весьма серьезное, за которым могут последовать и очень серьезные действия. Ведь речь идет о стране, расположенной почти в центре Европы, да еще и никаким образом не входящей в пресловутую «сферу влияния» России, которой та объявила все постсоветское пространство.

Но есть и еще одна составляющая. Отношение Черногории, как в лице властей, так и простых жителей страны, к России исторически было не просто дружественным. Черногорцы издавна видели в России своего союзника, а в определенный исторический период и защитника, когда православная Черногория была со всех сторон окружена владениями мусульманской Турции. Каким отношение станет теперь, увидим, но вряд ли оно останется прежним.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить