За эфиром
Людмила Метельская: Реквием по техникуму
Вот и Homo Novus 2019 года — позади. Но, поскольку это Международный фестиваль нового театра, мы решили отнестись к части увиденного как к спектаклю и написать рецензию, что называется, постфактум, а по-другому рецензию и не напишешь.
Сергей Кузнецов: Даугавпилс возвращается в высшую лигу
Чемпионат Латвии по хоккею только набирает обороты. Среди восьмёрки участников — ХК «Динабург». Даугавпилс вернулся в высшую лигу — спустя пять лет. Последний раз латгальский клуб портил нервы и обрекал соперников на поездки на юг страны в сезоне 2013/2014 годов.
Кино-логика Дм.Белова: Оно здесь больше не живёт
Андрес Мускетти за базар ответил: сказал «1», говорит и «2». Благо, правильно сложились и звёзды, и касса. Ловким, почти незаметным фигурным разрезом разделив тысячестраничный кирпич пополам, Мускетти представляет нам «Оно 2» — окончание истории, леденившей души книго- и кингофилов ещё тридцать лет назад.
Андрей Шаврей: прости, меня, «Олег», но ты такой качественный и модный мейнстрим…
И вот докатился до своей родины фильм Юриса Курсиетиса о гастарбайтере — негражданине Латвийской Республики «Олег», показанный аж на Каннском фестивале. Правда, показанный не в самом престижном разделе, но все не каждый же год мы в Каннах!
Людмила Вессель: Очередная последняя книга
В рамках Дней поэзии в даугавпилсском Арт-центре имени Марка Ротко презентовали новый поэтический сборник Фаины Осиной «Эхо каменной звезды». Книга — десятая по счету и вышла в год «круглого» юбилея автора. «Очередная последняя книга», — с присущей ей иронией заметила Фаина Петровна.
Владимир Иванов: еще два подзатыльника латвийскому футболу. И что — застрелиться теперь?
Вот за что я не люблю сегодня сборную Латвии по футболу, так это за однообразие и скуку. Невыразительная игра, без мысли и скоростей, без драйва, все как-то примитивно. Как, впрочем, и результаты на табло. Уж слишком у горе-команды все подозрительно «стабильно». Нет, разумеется, матч на матч не приходится, но одно поражение сменяет другое, и это уже рутина. Процесс явно вялотекущий. Но даже это не повод впадать в уныние. Когда-то это безобразие все равно ведь закончится.
Павел Широв: Большой обмен
Путин и Зеленский остались довольны. В телефонном разговоре два Владимира «дали позитивную оценку освобождению и передаче удерживавшихся на Украине и в России лиц. Акцентирован прежде всего гуманитарный аспект этой акции, имеющей большое значение для нормализации и оздоровления двусторонних отношений», как поздно вечером в субботу проинформировала пресс-служба Кремля.
Либа Меллер: То ли парусник, то ли виденье
Стоять за штурвалом и... не видеть моря. Вообще ничего не видеть. Только слышать — крики чаек, шум ветра в парусах, волны, команды в наушнике... Возможно ли это? Да, на польском паруснике Kapitan Borchardt.
Людмила Вессель: «И гад морских подводный ход…»
В Латгальской центральной библиотеке открылась выставка Натальи Крюковой «В глубине». При взгляде на десяток выставленных работ мне вспомнилась хрестоматийная пушкинская строчка, вынесенная в заголовок.
Людмила Метельская: Искусство в раю
Рига вновь приглашает на свой кукольный фестиваль — в этом году он проходит в здании Музея истории Латвийской железной дороги с 5 по 8 сентября.
Кино-логика Дм. Белова: Фильм для любителей пятнистых свинок и джина со вкусом шпорника
На наши экраны неожиданно вышел претендент на рекорд, а именно — на звание «Самое длинное и одновременно странное название фильма». Спустя полтора года после лондонской премьеры в мировом прокате оказалась лента Майка Ньюэлла «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков».
Андрей Шаврей: бессмертие «Рутишей» в Мурьяни, где жили великие — на границе преходящего и вечного
Слово «бессмертие» из категории, конечно, высокой и зачастую пафосной. Но вот впервые за почти тридцать лет в конце августа я приехал туда, где в детстве и юности было совершенно счастливое время (это понималось уже тогда, между прочим). Где в советские годы у реки Гауя был дом отдыха Cоюза театральных деятелей Латвии «Рутиши» («Гномики»)… И в комнате, где я сейчас ночевал, на полке вдруг обнаружил книгу Яниса Стрейча, которую он надписал, будучи тут год назад: «Спасибо за бессмертие «Рутишей»!» И вот в данном случае слова отца бессмертного кинофильма «Театр» так верны!
Владимир Иванов: эй, «Динамо», хватит валять дурака!
За несколько дней до старта очередного сезона Континентальной хоккейной лиги с участием рижского «Динамо», наступает какая-то необъяснимая дрожь. Нет, это точно не лихорадка, но симптомы похожие. И знаете, на какой мысли я себя поймал в эти жаркие августовские дни — сезон уже 12-й по счету, а все повторяется вновь и вновь. Только теперь в более обостренной форме. 
 Павел Широв: семивосьмерка
Предложение Дональда Трампа вновь пригласить Владимира Путина в G7 вызвало чуть ли не скандал на саммите лидеров этого клуба ведущих мировых держав, проходившем в минувшие выходные во французском Биаррице.
Людмила Вессель: праздник винограда, растущего в нашей Селии
Двиетская волость Илукстского края позвала на праздник винограда, посвященный местному селекционеру Паулу Сукатниексу (1914-1989). Нынешний год для Сукатниекса дважды юбилейный: 105 лет со дня рождения и 30 лет со дня смерти, и усадьба Apsītes, где практически всю жизнь провел этот незаурядный человек, 24 августа принимала гостей.
Ольга Проскурова: Зачем говорить о «Сегодня» сегодня?
И правда, зачем? Ну, была такая газета. Так ведь — сто лет назад. Ну, издавалась в Риге на русском языке. Так ведь — не одна она. Ну, проработала более двадцати лет, фактически все время существования Первой Республики. Так ведь — таких больше не было.
Владимир Иванов: в Нью-Йорке у Севастовой и Остапенко новое испытание US Open
Теннисных болельщиков, просьба, в ближайшие две недели всякой ерундой не отвлекать. Причина настолько веская, что любые попытки докопаться до истины чреваты неадекватной реакцией, ведь все их внимание будет прикованы, пожалуй, к самому медийному турниру «Большого шлема» в теннисном календаре — Открытому чемпионату США (US Open), который стартует в понедельник. На корты выйдут и две примы из Латвии Анастасия Севастова и Алена Остапенко.
Новейшее