Ольга Драгилёва: Избиратель в мусорнике

После недавней дискуссии LTV1 «Прямая речь» мне стало жаль. Рижского самоуправления, своих соотечественников (для надежности уточню — здесь речь идет о всех жителях Латвии) и мечты, что когда-нибудь мы станем Северной страной. Потому что, пока мы будем легким мановением руки списывать часть граждан, работать продуктивно у нас получится едва ли. Гости «Прямой речи» сошлись на том, что с русскоязычными избирателями в Риге нет смысла разговаривать — они все собрались вокруг одного лидера и «отвратить» от Нила Ушакова их не может ничто. Иными словами — стадо зомбобаранов.

ОРИГИНАЛ

Умопомянутый в тексте эфир LTV1 можно посмотреть здесь.

Но в моей Риге живут совсем другие русскоязычные. Молодые хипстеры, которые проводят вечера в Chomsky, культурном центре Kaņepes, в Калнциемском квартале и мечтают о развитой велоинфраструктуре. Простая русская молодежь, которая видит свою будущее в Европе. Примером служит хотя бы решение Анны и Ксении сдать на гражданство и их мотивация. Жители микрорайонов, которые ежедневно ездят на машинах и были взбешены ремонтами улиц Барона, Бривибас и Лачплеша. Работники принадлежащих Рижской думе предприятий, вынужденные вступать в бессмысленные профсоюзы и которых гоняют на пикеты «Согласия».

Нил Ушаков никогда не был и не является их лидером, но в день выборов эти люди остаются дома: ни одна из конкурирующих партий даже не пытается к ним обратиться. Ибо после «Прямой речи» я так и осталась в убеждении, что

представители крупнейших латвийских партий за свою долгую жизнь встречали одного и того же латвийского русскоязычного — сердитого пенсионера, который смотрит Киселева и читает муниципальное издание «Моя Рига». А уж с таким говорить никакого смысла нет.

Однако хотелось бы выйти за рамки обычного аргумента «но ведь есть же и хорошие русские». Потому что, в конце концов, мне могут возразить, что описанные мной избиратели — меньшинство и у меня нет данных опросов, чтобы ответить. Только собственные наблюдения.

Но даже если 102% рижских русскоязычных избирателей были бы верными фанами Ушакова, зачем автоматически выбрасывать их в мусорник?

Что это за священные скрижали латвийской политики, на которых начертано, что всякий сторонник «Согласия» — существо не мыслящее, без логики и способности к самостоятельным суждениям?

Все эти избиратели — живые люди, со своими бедами, чувствами, мотивацией и политической логикой, которая не всегда вписывается в рамки «люблю Путина, значит, люблю и Ушакова». И с этим людьми можно и нужно говорить, их можно переманить. Но это — тяжкий труд, который требует и желания вслушаться и углубиться, а также навык выхода из зоны комфорта.

Намного веселее и приятнее играть в привычную предвыборную игру «Кто тут самый профессиональный латыш».

Да и результат предсказуем. Избиратель «Согласия» продолжает прятаться за пурвциемской «Китайской стеной», а собственному электорату можно снова утверждать, что «они там» просто зазомбированы.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно