Разделы Разделы

Павел Широв: Борода Фиделя

Покойному Фиделю Кастро за последние дни посвятили достаточно газетной площади и эфирного времени, причем в разных странах и на разных языках, чтобы имело смысл тратить еще эту площадь и время. Разве только если отметить несколько примечательных обстоятельств. Прежде всего, восторженные панегирики «лидеру кубинской революции» слагают, главным образом, живущие во вполне благополучных странах, на Кубе если и побывавшие, то лишь в качестве туристов, зачастую по приглашению властей, да за счет принимающей стороны. Иными словами, с реальной жизнью, так сказать, рядовых кубинцев либо малознакомые, либо незнакомые вовсе.

Русскоязычные комментаторы не исключение, учитывая, что подавляющее большинство из них, в отличие от Кастро, уже четверть века назад перестали быть поклонниками марксизма-ленинизма, если и были таковыми прежде, и сама Россия теперь по всем показателям страна капиталистическая. Причем, в этом плане куда ближе к капиталистическим странам начала прошлого века, чем нашего времени. Поговаривают, скоро в Москве появится улица или площадь имени Фиделя, но это мало кого занимает. Тут и не такое встречается.

Живут москвичи на улице Салям Адиля, проезжают по улице Саморы Машела, некоторые даже закончили университет имени Патриса Лумумбы, но понятия не имеют, кто все эти люди.

Что еще важно, практически все комментаторы, переходя от абстракций к конкретике, обнаруживают одно единственное «достижение» кубинского режима, созданного Фиделем Кастро —– систему бесплатного медицинского обслуживания. Как-то внезапно выясняется, что какие-либо другие достижения попросту отсутствуют. Слов нет, бесплатная медицина действительно великая вещь, пусть в молодости представляющаяся не такой уж и важной, но способная быть вполне оцененной с приближением старости.

Вопрос только — а что это, собственно, за медицина?

Говорят и пишут о высокой квалификации кубинских врачей. Даже Уго Чавес покойный ездил лечиться на Кубу. В Советском Союзе, откуда Кастро и позаимствовал свою систему, тоже были высококвалифицированные врачи. Особенно в так называемой Кремлевской больнице, в просторечии — Кремлевка. Туда тоже приезжали на лечение даже президенты «дружественных социалистических стран», а двое предпоследних советских генсеков — Андропов и Черненко — прямо оттуда и руководили страной. Конечно, встречались высококлассные специалисты и в других больницах, иногда и в районных поликлиниках.

Вот только врач, каким бы профессионалом тот ни был — это еще не больница, а больница — не только врач.

Больница — это еще медсестры и санитары, сиделки и нянечки, это кухня и повар. Кто хоть раз отведал советской больничной еды, поймет, о чем речь. Это специальная техника, список которой не ограничивается одним рентгеновским аппаратом, это медикаменты, наконец. Гениальный доктор Хаус из одноименного сериала мог диагностировать любое, самое экзотическое заболевание. Но что бы делал этот доктор, окажись он со своим пациентом не в клинике Принстон-Плейнсборо, а в сельской больнице где-нибудь в Сибири? Диагноз поставить мало, надо еще вылечить больного.

В сериале не показывают, какие препараты прописывает Хаус, и как потом родственники больных мечутся по всему штату Нью-Джерси и соседним в поисках этих препаратов. Как обзванивают друзей и знакомых, бывающих за границей, чтобы те привезли из Европы или Японии. Подразумевается, не мечутся и не обзванивают, потому что все необходимое тут, под рукой.

А теперь скажите, как там со всем этим на Кубе. Только не в той больнице, где лечился Чавес и сам команданте Фидель, а в простой, районной. Нет, мне правда интересно.

Если все так, как в сериале House M.D., беру свои слова обратно. Вот только почему-то кажется, что далеко не так.

Это не умозрительное заключение, практика показывает. Никому разве не приходилось приплачивать в бесплатной советской больнице медсестрам и нянечкам, чтобы те хотя бы обращали внимание на больного? Разве не случалось, что врач делал уникальную операцию, буквально спасая жизнь пациенту, а потом тот умирал из-за какой-то мелочи в палате, потому что медсестра вовремя не подошла? Да еще хорошо, если в палате, а не в больничном коридоре, ведь и такое бывало.

Качественное лечение — дорогое удовольствие еще и потому, что в этом процессе задействовано множество людей, из которых далеко не все шли в профессию, движимые благородными мотивами. 

И самое главное, процесс этот очень индивидуальный, зависящий от состояния и свойств организма данного конкретного человека, которые очевидны совсем не каждому врачу, не важно, делает тот свое дело за одну зарплату или за дополнительные купюры в конверте. Стандартные методики могут сработать на десяти пациентах, но не дать никакого результата одиннадцатому, а двенадцатого и вовсе загнать в гроб. Такова уж наша природа. Да еще нас много, а доктор Хаус один — и тот вымышленный.

Так что не стоит восхищаться кубинской системой здравоохранения, тем более что к ее созданию Фидель Кастро имел весьма опосредованное отношение.

Создавалась эта система усилиями множества людей, да еще и на те 32 миллиарда долларов кубинского долга, унаследованного Россией от Советского Союза, которые нынешний российский президент пару лет назад списал в убыток. Наверное, правильно сделал. Вернуть эти деньги и при Кастро было невозможно, и после Кастро не получится. Современная Куба — страна бедная, если не сказать нищая. Может быть, когда-нибудь кубинцам удастся выправить положение, хотя бы вернуться к тому, какой экономика страны была до переворота 1959 года, но произойдет это совсем не скоро. Что тоже к вопросу о достижениях Фиделя.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить