Напряжение и вызовы — как в Германии живут латыши во время пандемии

Пандемия Covid-19 повлияла не только на быт латвийцев на родине, но и на тех, кто выбрал для проживания совсем другие страны. Исключением не стали и живущие в Германии латвийцы. О том, с какими вызовами приходится сталкиваться в повседневной жизни и почему падают темпы вакцинации в Латвии и Германии, Latvijas Radio поговорило с живущими во Франкфурте Марите, Илзе и Кристине.

Что будет с учебой ребенка? Что будет с работой? Каким будет быт, работая из дома? Это только часть вопросов, возникших у латышей по всему миру. Эти вопросы задавала себе и Марите Клявиня. Она является председателем правления Латышского общества во Франкфурте, где живет уже 17 лет и растит трех дочерей. В ее семье пандемия сильнее всего повлияла на возможность общаться с другими людьми.

«Нам очень повезло, потому что муж мог продолжать работать из дома, а дочки могли продолжать посещать частную школу.

Больше мы ощутили пандемию на уровне личных контактов, поскольку нельзя было встречаться ни с родными, ни с друзьями», - рассказала Марите Клявиня.

Кристине Маркус, член правления Латышского общества во Франкфурте, живет в Германии с 2017 года. Она работает в финансовой сфере, а вызовы связывает с удаленной работой.

«Внезапно правительство Германии приняло решение, что все по возможности должны работать из дома. А для немецкой не настолько развитой цифровой среды это был вызов. Но я бы сказала, очень успешный вызов.

Это сработало – отрасли очень быстро переключились на удаленную работу», - говорит Кристине Маркус.

Опытом поделилась и живущая в Германии член правления Латышского общества во Франкфурте Илзе Силиня. Она работает врачом в частной практике, а в Германии живет с 2007 года. Она тоже относит к трудностям именно сокращение социальных контактов, отмечая, что сильнее всего это ощущали дети. Но это не единственное, что ее беспокоило.

«Как врача, меня часто сердило, что люди зачастую не слишком серьезно воспринимают риск заражения этой инфекцией.

То же самое относится и к детям. Мы работаем именно в гинекологии и видим последствия у рожениц и детей, которые рождаются», - отметила Илзе Силиня.

Она признала, что большое напряжение чувствовалось и среди латышей во Франкфурте, отметив, что многие латыши живут в социальном пузыре Латвии, и связь с происходящим в нашей стране ощущается в повседневной коммуникации.

«Чувствовалось напряжение, не сказать еще сильнее. У нас много и поддерживающих, и отрицателей, как мы их называем. И вакцинированные, и нет. И часто это выливалось в эмоциональное выяснение личных отношений», - сказала Силиня.

В Германии полностью привиты от Covid-19 более 63% населения. Этот показатель лучше, чем в Латвии, но и в Германии темпы вакцинации упали, а политики теперь ломают головы, как изменить ситуацию. Мнение на этот счет есть и у Марите, Кристине и Илзе.

Кристине считает, что причина кроется в страхе, незнании и дезинформации:

«Незнание и неясность вызвали ощущение, что нужно найти какое-то более простое решение. И намного проще прочитать и ничего не делать, оставаться в зоне комфорта, чем идейно рисковать и вакцинироваться», - считает Кристине.

Марите же считает причиной влияние социального пузыря. По ее словам, в целом люди в Германии прививаются активнее и живущие здесь латыши, у которых есть немецкие друзья, уже привились, поскольку попали в социальный пузырь, где это поощряется.

«Будучи в социальном пузыре, где антиваксеров больше, проще стать жертвой дезинформации.

У меня, сторонницы вакцинации, зайдя в Facebook, всплывают сообщения, если друг прокомментировал и попытался бороться с дезинформацией. Даже в том случае, если я этого видеть не хочу. И мне кажется, что мы эту дезинформацию получаем с утра до вечера», - отметила Марите.

Илзе тоже считает, что социальный пузырь имеет большое значение. Общаясь с людьми, она поняла, что большая часть непривившихся – это люди, которым трудно принять решение, взять ответственность за принятое решение и его последствия. Эта проблема наблюдается не только в Латвии, но и в Германии.

«Мне часто задают вопрос – а тебе не было страшно вакцинироваться? Я говорю – было! И что ты делала? Я сказала, что собирала информацию, ведь у меня есть возможность получать информацию на четырех языках. Как врач – обрабатывала ее и приняла решение. Да, решиться было трудно. Особенно на начальном этапе вакцинации, когда опыта с использованием вакцин еще не было», - пояснила Илзе.

Учитывая, что людям трудно принимать самостоятельное решение, многие ждут, что это сделают за них – или уговорив, или принудив при помощи ограничений для невакцинированной части общества, считает Илзе.

При этом она отметила: она знает многих людей, которые активно выступают против вакцинации и рассказывают, что этого делать не нужно, но сами привились, хоть этого и не афишируют.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить