Украинцы в поиске работы. А кому мы нужны?

Работа в Латвии есть и предложений реально много. Я постоянно просматриваю крупнейшие ресурсы — Государственная служба занятости (NVA), CV.lv, Visidarbi.lv, SS.com, посещал ярмарки вакансий и могу это лично подтвердить. Но первый мой удачный опыт поиска работы в Риге принес положительный результат через три месяца и сорок разосланных резюме. Будучи, как мне кажется, человеком трезвомыслящим, я понимал, что, мне как кандидату, надо пройти через такие «фильтры» как язык, возраст, специализация. 

● Это — авторская русская версия текста.
Авторську версію українською можна прочитати тут.
Tulkojums latviski pieejams šeit.

Проработал на первом месте полгода, уволился, причины были разные, но я наемный сотрудник, поэтому к нанимателю претензий не имею. Кроме одной и не только в данном случае (на следующем месте работы все повторилось): задержка расчета после увольнения на несколько месяцев. Мне лично и моей коллеге-землячке помогли юристы общественных организаций Gribu palīdzēt bēgļiem и Patvērums “Drošā māja”, и очень хорошо, что у нас были трудовые договора.

Насколько я знаю, наш случай далеко не единичный.

Куда бы ни устроились украинцы, это все равно малый и средний бизнес,

и надо быть очень аккуратным и тщательным при подписании трудового договора. И сетовать тут на плохое знание языка не надо, почти все из нас прошли минимальные языковые курсы, существуют интернет-переводчики, а если есть сомнения, лучше обратиться к консультантам при общественных организациях, которые специализируются на работе с гражданами третьих стран. Ну, а

про «занятость» без договора даже говорить не буду, жулики национальности не имеют.

Впрочем, у истории с задержкой выплаты был один плюс: она оказалась поучительной. Я думаю, что в курсы по интеграции было бы неплохо включить учебные часы по взаимоотношениям между работником и нанимателем в Латвии и раздавать соответствующую брошюру по типичным трудовым спорам. Куда и как обращаться, каким должен быть стандартный договор, форма заявления в различные инстанции, этапы рассмотрения спора, личная ответственность. Теперь-то я знаю про трудовую инспекцию (которую, по сложившемуся у меня впечатлению, работодатель не очень опасается), иски в суд, бесплатную юридическую помощь.

 В целом же трудоустроилось в Латвии 35% трудоспособных украинских беженцев или около девяти тысяч человек, по данным Службы госдоходов. Много это или мало? С точки зрения статистики — конечно, мало. Тогда возникает следующий вопрос, в чем причина?

Почему украинцы, поставленные перед необходимостью зарабатывать, отличающиеся трудолюбием и ответственностью, не идут в Латвии на работу?

Ведь, как это ни банально, деньги нужны, чтобы есть, одеваться, снимать квартиру, покупать необходимое детям, а иногда и в кафе сходить.

Вот несколько вариантов ответа, подтвержденных личными наблюдениями.

«Удаленка». Знаю логистов и бухгалтеров, которые продолжают сотрудничать с украинскими и международными компаниями. Чаще всего оплата у них сдельная, поэтому, к примеру, недавняя блокировка украинско-польской границы достаточно болезненно отразилась на их доходах. Или те же самые IT-разработчики, дизайнеры, специалисты по SMM и прочим цифровым услугам. Они

вообще никак не привязаны к стране пребывания, ни языком, ни географией.

Еще объяснение — люди получают доход с активов, оставшихся в Украине: бизнес, сдача недвижимости в аренду, помощь родных. Налоги, они, скорее всего платят, не в Латвии, но заработанные деньги тратят здесь, что, безусловно, идет на пользу латвийской экономике.

Кто достаточно быстро нашел работу в Латвии, так это медицинские работники: врачи, медсестры, лаборанты, а государство таким образом закрыло определенный дефицит кадров в стране. Аптеки, оптовые торговцы лекарственными средствами и медицинские учреждения могут принимают на работу врачей, фармацевтов из Украины, если способны обеспечить им необходимое общение для осуществления профессиональной деятельности (например, с помощью переводчика), как предусмотрено Законом о поддержке гражданского населения Украины.

Нашли себе применение украинки-специалисты из «индустрии красоты»: прически, окрашивание, маникюр, педикюр (я бы даже сказал, что они привнесли новые определенные тенденции в эту сферу),

а также водители такси и коммерческого транспорта.

Что же остальные — экономисты, юристы, инженеры, музыканты? Через пробы и ошибки пытаются встроиться в местный рынок труда. Помимо уже перечисленных ресурсов вакансий, есть, например, телеграм-канал «Работа беженцам в Латвии». Если не повезло быть айтишником, то — пожалуйста, вот прямо здесь, в канале, предлагается низкоквалифицированная работа на деревообрабатывающих, рыбных, мясных, строительных и прочих предприятиях, подсобниками на кухне, в гостиницах…

Расценки низкие, работа тяжелая, но — в наличии.

Иногда проскакивают в канале мошеннические объявления по быстрому обогащению, но с ними оперативно борются админы. А кто все-таки ухитряется попасться, так «Дурнів не сіють, не орють, а вони самі родяться».

«На латвийском рынке труда усугубляется дефицит профессионалов высшей квалификации по компьютерным наукам и коммуникациям, инженеров, обладателей среднего профессионального образования», — говорится в докладе, подготовленном Минэкономики Латвии. Но опытные и высококвалифицированные инженеры и технологи с Украины с трудом могут найти работу по специальности. Проблемы понятны: язык, терминология, подтверждение диплома и квалификации.

У меня знакомая, Лана, десять лет проработала на крупнейшем водоканале Украины, инженер водоснабжения. Сейчас усиленно учит язык и очень хотела бы вновь трудиться в этой сфере. Но тот же рижский водоканал принимает на работу с уровнем языка С1, как и остальные ресурсные организации. Хватит ли у нее упорства, времени, а главное, финансовых возможностей достичь своей цели?

Может быть, таких специалистов надо отбирать и отдельно ускоренно обучать? Если, конечно, они на самом деле необходимы экономике Латвии.

По оценкам экономистов Латвии для оживления экономики на сегодняшний день надо сто тысяч рабочих рук.  Каждый год завозится все больше гастарбайтеров, в основном из Индии и Узбекистана. И, наверное, около двадцати тысяч трудоспособных украинцев не могут принципиально изменить ситуацию в Латвии.

Но быть на рынке труда представленными полноценно в силу схожей цивилизационной составляющей, высокой квалификации, менталитета, культуры труда — могут.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное

Еще