Что и почему нужно знать о самом первом Дне Лачплесиса

Сто лет назад, 11 ноября 1919 года, латвийская армия одерживает самую яркую — и давшуюся самой большой кровью — в своей истории. Она освобождает Задвинье и изгоняет из Риги силы германцев и русских под командованием Павла Бермонта.

Самые важные факты

1. Преддверие битвы

ПРОЕКТ

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года Rus.Lsm.lv будет со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Проект включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в группе в Facebook. Этим «займутся» персонажи, как бы живущие в то время и рассказывающие о нем. Они — виртуальные, но ни в коем случае не «фейки», а, скорее, актеры, играющие в исторической постановке.

В середине октября Латвийская армия проводит успешную десантную операцию, переправляется через Даугаву и освобождает Даугавгриву (Дюнамюнде, Усть-Двинск) и Болдераю. Две недели латвийские подразделения закрепляются на левом берегу Даугавы и готовятся к дальнейшему продвижению. В это время численность латвийских сил существенно вырастает благодаря множеству добровольцев и мобилизации. В начале 

ноября в ней уже более 50 тыс солдат — больше, чем в Западной добровольческой армии Бермонта.

Кроме того, Латвия получает вооружение из Великобритании, что позволяет существенно увеличить боеспособность.

Всеобщее наступление, которое после недель жестоких боев завершается освобождением Пардаугавы, начинается утром 3 ноября 1919 года артиллерийским огнем французских и английских военных судов. Полки Латгальской дивизии из окрестностей Даугавгривы и Болдераи стремительно движутся вперед. Девятый Резекненский полк достигает Булдурского моста и станции Бабите, а 8-й Даугавпилсский полк — поместья Клейсту. Однако наступления на обоих флангах безрезультатны. Неудачей заканчивается попытка высадить десант в Юрмале. Не удается также занять Цементную фабрику близ Спилве, которая защищает подходы к Задвинью с севера.

Германцы превратили здание завода в неприступную крепость: толстые стены не может разбить даже огонь орудий союзного флота.

Седьмой Сигулдский пехотный полк многократно безуспешно атакует Цементную фабрику, несет большие потери, но не может ее занять .

Рижские дома после артиллерийского обстрела, ноябрь 1919 года

В ночь с 3 на 4 ноября в бой бросают сильнейший резерв — 6-й Рижский пехотный полк под командованием полковника Яниса Апиниса. Этот полк пережил неудачи в первые дни бермонтиады, не смог отбить атаку главных сил противника. Теперь у Рижского полка новый командир и шанс взять реванш за прежнюю неудачу.

Полк идет в наступление в направлении поместий Нордекю и Аннас и на Золитуде, обходя хорошо укрепленное Задвинье с запада.

В ночном наступлении Рижскому полку удается вбить клин в позиции противника. С одной стороны, это создает угрозу тылу врага, с другой, противник может непрерывно обстреливать Рижский полк с флангов. Полк Апиниса должен срочно создать защитные позиции, чтобы отразить контрнатупление Бермонта и выдержать артиллерийский и минометный огонь врага. Пятого ноября продвижение латвийских частей вперед останавливается. Все резервы исчерпаны, и наступление можно продолжать только после перегруппировки всех сил, имеющихся в распоряжении главнокомандующего.

На следующий день 9-й Резекненский полк пытается занять Булдурский мост, но вынужден с потерями отступить.

Мост удается занять только 8 ноября, и это позволяет освободить также всю Юрмалу, защитив правый фланг Латгальской дивизии от возможных атак противника и позволив перейти к выполнению главной задачи — освобождения Задвинья.

ЦИТАТА

«В этот раз противник позволил 4-й роте продвинуться по пустырю примерно на 500 метров до Цементной фабрики, не сделав ни одного выстрела. Молчание врага так сильно смущало наступавших, что 4-я рота, которая была построена в цепь с расстоянием примерно в шаг, осталась на месте в середине пустыря — и невозможно было сдвинуть ее вперед. Инстинктивно каждый солдат понимал, что противник так силен, что ему не надо нас бояться, и поэтому он подпускает нас так настолько близко, насколько ему нужно, чтобы легче нас уничтожить. Видя это, командир роты старший лейтенант Бирзулис разбил роту на взводы, в три линии, чтобы командирам было легче руководить, и мы продолжили атаку. Мы прошли без выстрелов до дощатого забора дома Зебергса, но противника не заметили. Тогда был отдан приказ сломать забор прикладами и двинуться вперед. Загремели приклады о доски. Моментально в заборе появилось несколько брешей, через которые друг за другом пролезли солдаты и двинулись вперед, на Цементную фабрику. Состояние оцепенения исчезло. Мы побежали к Цементной фабрике, но оттуда уже доносились звуки песни — несколько голосов выводили Dievs, svētī Latviju. Значит, бермонтовцы оставили Цементную фабрику до нашей атаки»

Старший лейтенант Янис Рубенис
Перевод Rus.lsm.lv

В это время армия Бермонта уже достаточно деморализована. У нее больше нет надежды занять Ригу или хотя бы удержаться на берегах Даугавы.

Ее постоянно обстреливают и корабли союзников.

Бермонтовцам не хватает также продуктов, боеприпасов и теплой одежды. Поэтому они пытаются укрепиться в поместьях и домах Задвинья, где можно укрыться, превратив каменные здания в в труднозанимаемые крепости. Лобовое наступление на позиции противника потребовало бы значительных жертв, поэтому командование Латвийской армии решает обойти Пардаугаву, двинув главные силы в направлении поместья Тирини — чтобы зайти в тыл Торнякалнса (Торенсберга), перерезав шоссе Елгава-Рига.

Если бы это удалось, противник был бы или вынужден срочно отступить, или попал бы в окружение — и тогда его можно было бы полностью уничтожить.

2. Освобождение Риги

Десятого ноября начинается решающее наступление Латвийской армии. Ее полки стремительно продвигаются вперед. Взята станция Засулаукс, захвачены тяжелые орудия противника. Бои уже идут в западной части Торнякалнса, где бермонтовцы заняли очень сильные позиции в самых больших зданиях.

Начинаются жестокие уличные бои.

Хаотичные и безжалостные столкновения зачастую переходят в штыковую. Во многих местах противник отчаянно сопротивляется, чтобы дать своим главным силам возможность отступить. Петерис Радзиньш, глава штаба главнокомандующего Латвийской армии, позже напишет: «Оставшиеся в Торнялкалнсе бермонтовцы боролись до последнего. Они стреляли по нашим из пулеметов, минометов и винтовок, пока их не перестреляли». Латвийская армия стремительно продвигается вперед, противник наконец-то спешно покидает и Цементную фабрику в северной части Задвинья — она надолго задержала наступление 7-го Сигулдского пехотного полка.

Латвийская армия входит в Пардаугаву и приближается к Торнякалнсу с юго-запада, что ставит под угрозу путь отступления противника.

ЦИТАТА

«Во дворах и в переулках тут и там еще можно было заметить бермонтовцев, но это надолго не могло задержать нас. Вскоре по [улице] Даугавгривас открыли пулеметный огонь, который сильно усложнил продвижение. Оказалось, на углу улиц Калнциема и Даугавгривас какой-то большой дом хорошо занят германцами. Четыре, наверное, пулеметчика ведут огонь во все стороны. Мы начали обходить этот район переулками. Лейтенант Шарф упомянутый дом обстрелял из миномета. В конце концов упомянутый дом взяли, захватили пулеметы и несколько лошадей, но германской роте все же удалось дворами выбраться на ул. Лиела Легера. Дойдя до православной церкви, я нашел брошенными на улице четыре тяжелых пулемета, которые германцы не успели взять с собой. У православной церкви, около пулемета и горы гильз, лежал также труп германского солдата с окровавленной головой. Тут же недалеко валялись на улице два велосипеда. Дальше 7-й полк пошел на станцию Торнякалнс, но и там больше германцев не встретил»

Старший лейтенант Янис Рубенис
Перевод Rus.lsm.lv

Кажется, что врага неизбежно окружат и уничтожат. Петерис Радзиньш пишет: «Честь по чести, надо признать, что германские солдаты настоящие воины: в чем более трудных условиях они находятся, тем ожесточеннее бьются. И в Торнякалнсе, когда пути отступления были отрезаны, они боролись до последнего.

Утром 11 ноября на улицах Торнякалнса были видны целые груды гильз на крохотных участках, где стояли пулеметы, рядом с этими кучками гильз лежали павшие вражеские пулеметчики».

Однако в самый последний момент бермонтовцев от окружения и уничтожения спасает хорошо вооруженный и дисциплинированный добровольческий корпус Росбаха, который успевает добраться из Елгавы. Вмешательство этих подразделений в бои в окрестностях Торнякалнса предотвращает крах бермонтовцев и позволяет германской Железной дивизии отступить в направлении Елгавы.

Бои с германцами в Задвинье продолжаются всю ночь.

Разведчиков Студенческого батальона и Военной школы в ночь с 10 на 11 ноября многократно отправляют через мосты с правого берега Даугавы, чтобы выяснить, не отступил ли еще противник. Только в 7 утра, когда встает солнце, солдаты Военной школы Армии Латвии могут спокойно пройти через мосты: противник наконец-то прекратил сопротивление и отступил.

До полудня продолжается зачистка Торнякалнса от противника,

берут пленных, собирают трофеи, а также доставляют раненых в тыл. Битва за Ригу завершается, и рижан с победой поздравляет звон церковных колоколов.

ЦИТАТА

«Башня Петра, накренившаяся в сторону Даугавы, звонит и звонит, освящая этот день, когда латвийский народ был спасен от чумы германизма. Если идти вдоль гряды стен, погрызенных зубами пулеметов, на площади показывается Рижский замок. Стена со стороны Даугавы разбита. Но красно-бело-красный флаг, простреленный и надорванный, гордо развевается на ветру. Его свободное движение так полно жизни, что невольно поднимает вверх голову всякого прохожего и наблюдающего. Глядь! Вся Рига сияет красно-бело-красным.

Около полудня, когда все уже узнали великую новость, в штаб главнокомандующего армии с государственными флагами и военным оркестром во главе идет манифестация, чествовать солдат и благодарить за победу. «Да здравствует наша армия!». Празднично звучат горны: Dievs, svētī Latviju!

Восторг, который вчера утром читался в глазах каждого латыша, вывел на улицу и седого Отца Баронса. Несмотря на свои 84 года, услышав манифестантов с военным оркестром во главе, он присоединился к шествию, и его постоянно можно было видеть то на одной, то на другой улице среди поющих латвийский гимн. Когда он отдыхал на скамейке недалеко от Кафедрального собора, я подошел, и долго он не мог прекратить радоваться победе Латвии. Отец Баронс двигался и жестикулировал, как подросток. Хотя и в его квартире выбиты все окна, дома царит разруха и холод, он ничуть не опечален». 

Газета Latvijas Sargs
Перевод Rus.lsm.lv

Почему это важно: победа в решающей битве

Победа 11 ноября стало самым значительным достижением Латвийской армии за всю Войну за независимость. Ее одержали в очень тяжелых условиях — фактически зимой, при недостаточной поддержке артиллерии и в ходе жестоких уличных схваток. Бои в крупных городах в войнах начала XX века вообще были чрезвычайно редким явлением, и для армии Латвии стали серьезным вызовом.

Потери в боях в Задвинье оказались значительными — сотни убитыми, еще больше раненых.

И Западной армии Бермонта бои в Риге и ее окрестностях обошлись чрезвычайно дорого: ее самое сильное подразделение — германская Железная дивизия — в этих боях истекла кровью, и поэтому полный разгром сил Бермонта и их выдворение с территории Латвии стало лишь вопросом времени. Правда, предстояло еще несколько серьезных боев: защита Лиепаи 14 ноября и бои у Елгавы и ее освобождение. Однако эти сражения больше не могли радикально изменить общий ход войны.

Символично, что бои, в которых почти буквально воплотилась кульминация эпоса Андрея Пумпурса — решающая битва с немецким Черным рыцарем на берегах Даугавы — начались с уничтожения броневика латвийской армии Lāčplēsis уже в первый день боев.

Эта борьба закончилась блистательной победой.

В первую годовщину освобождения Торнякалнса, 11 ноября 1920 года, в ходе праздничной церемонии с военным парадом боевыми орденами Лачплесиса были награждены первые 288 кавалеров. Именно в память о победе у Риги и создана высшая воинская награда Латвии.

В следующие 8 лет каждое 11 ноября героев Войны за независимость награждали этим орденом.

Так 11 ноября стало праздничным днем Латвийской армии и получило название День Лачплесиса.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно