Латвия теряет население, нужно ввозить работников — демографы

Латвию за 15 лет покинули сотни тысяч жителей. Некоторые вернулись, но, по прогнозу ООН, численность населения Латвии продолжит стремительно сокращаться и к 2050 году уменьшится еще на 28%. Если ничего не делать, то к 2100 году нас будет всего чуть больше миллиона. Демографы говорят, что пора признать неотвратимость массового ввоза рабочей силы из-за рубежа, сообщает Латвийское радио 4 в передаче «Домская площадь».

Латвия теряет население, нужно ввозить трудовые ресурсы - демографыЮлия Петрик

    Хотя темпы эмиграции сегодня несколько замедлились, и приезжих стало чуть больше,  естественный прирост населения Латвии все равно останется отрицательным, гласит доклад Организации Объединенных Наций. Специалисты призывают отказаться от страусиной политики и признать, что надо привлекать трудовые ресурсы в страну, иначе не выжить.

    В докладе ООН изложен прогноз: к 2050 году численность жителей Латвии составит всего 1,479 млн человек. К 2100 году – 1,114 миллиона. Причины резкого сокращения населения многих стран Восточной и Центральной Европы — эмиграция и низкая рождаемость. Согласно официальным данным, сейчас население Латвии равно 1 913 900 человек. По подсчетам профессора ЛУ Михаила Хазана, за последние 15 лет (с тех пор как страна вступила в Евросоюз) Латвию в поисках лучшей жизни в Европе покинули сотни тысяч молодых людей:

    «При вступлении в ЕС уехали порядка 425 тысяч человек, за то же время примерно 85 тысяч возвратились. Чистые потери порядка 340 тысяч. Если брать официально, то там будет поменьше.

    На момент отъезда примерно три четверти эмигрантов — моложе 35 лет».

    Другой исследователь, экономист Янис Херманис, обработав данные латвийской статистики, пришел к выводу, что наибольшие человеческие потери из-за эмиграции произошли среди поколения людей 30-40 лет: в этой возрастной группе за границу уехали 90 тысяч человек, или 25%. Это самый трудоспособный и репродуктивный возраст, и, соответственно, это большие потери не только для рынка труда, но и в плане воспроизводства населения, отмечает Херманис: 

    «Я допускаю, что в основном отъезд был после кризиса, то есть десять лет назад — тогда это были 20-30-летние люди. Конечно, 30-40 — это уже более зрелая группа, это состоявшиеся профессионалы, которые имеют уже какой-то трудовой опыт, у которых уже есть какая-то основа для жизни, поэтому мала вероятность, что они будут менять место жительства в будущем. Следует также отметить, что это и так называемый репродуктивный возраст, потенциальные молодые мамы и папы. Конечно, это тоже сказывается на показателях рождаемости».

    Потери народонаселения среди поколения, рожденного в 1970-х, составили 56 тысяч человек — с 2000 года уехали 17% тех, кому сегодня 40-50 лет. А демографическая яма, которая образовалась в 1990-е, дает о себе знать сегодня: поколение 20-30-летних все равно не может родить столько детей, чтобы создать здоровый прирост населения. Многие из них, так же как и те, кто родился после 2000-го, теперь живут вне Латвии. В целом речь может идти о более чем 50 тысячах молодых людей, допускает Янис Херманис: 

    «Я предполагаю, что в следующие годы рождаемость будет постепенно снижаться, учитывая смену поколений. Молодые люди поколения так называемой демографической ямы становятся родителями. Их самих меньше, и детей у них будет рождаться меньше. Численность же умерших останется относительно стабильной, поэтому прирост населения будет негативным. На 7-10 тысяч население будет уменьшаться только из-за низкой рождаемости».

    Как экономисты, так и демографы в один голос говорят, что государству нужно проводить целенаправленную политику поддержки семьи, чтобы способствовать рождаемости и естественному воспроизводству населения. И в пример приводят взять соседнюю Эстонию, где правильная демографическая политика приносит свои положительные результаты. 

    «Трое детей в семье в Эстонии — явление уже более частое, чем в Латвии. Значит, они все-таки сами способны значительную часть будущей рабочей силы увеличить своими силами. Это должна был госполитика в отношении семей. У нас эта политика теперь практически остановилась», — подчеркивает демограф Илмар Межс.

    Следует отметить, своим «демографическим чудом», как Rus.lsm.lv уже писал, Эстония обязана матерям-иностранкам: за 2018 год население страны увеличилось на 4,7 тыс. человек в основном из-за миграционных процессов. В Эстонию едут жить семьи с детьми, а кроме того, приезжие рожают и уже там: в 2017 году в Эстонии 803 ребенка появились на свет у иностранных гражданок. Рождаемость же в Латвии в последние пару-тройку лет в пересчете на 1000 женщин падает.  

    Кроме того, согласно статистическим данным, в Латвии доля третьих детей в семьях (15,9%) действительно ниже эстонской (19,6%). Однако у латвийских родителей больше рождается первенцев (39,5%) и вторых малышей (37,8%), чем у эстонских (36,7% и 37,3% соответственно).

    Сегодня стремительное сокращение населения Латвии немного уменьшилось, из-за роста уровня жизни уезжающих за границу на заработки стало меньше, чем пару лет назад, говорит Михаил Хазан:

    «Происходит это далеко не так интенсивно в последние годы, но тем не менее, в прошлом году, несмотря на Brexit, только в Англию уехало около 6000 человек. По официальным данным, в прошлом году чистая потеря из-за миграции составила 4000 человек, а фактически, я думаю, где-то 6000-7000 человек.

    Но возвращаться стали активнее в последние год-два — и несколько меньше уезжать. Отчасти это связано с брекситом, отчасти с улучшением ситуации на рынке труда здесь».

    По прогнозам, в ближайшие годы потоки эмиграции и миграции выровняются, и сальдо миграции больше не будет негативным, как до сих пор, говорит экономист Янис Херманис:

    «Уменьшается эмиграция, растет иммиграция — в том числе возвращается кое-кто из уехавших. Это значит, что миграционный баланс постепенно будет стремиться к нулю. Конечно, эмиграция очень зависит от экономической ситуации. Если будут какие-то экономические потрясения (надеемся, что не будет!), это может дать новую волну эмиграции. И наоборот,

    если экономика будет расти, это будет привлекать уехавших сюда, обратно. В том числе граждан других стран».

    Число жителей Латвии, как уже писал Rus.Lsm.lv, опираясь на предварительные данные ЦСУ, в прошлом году уменьшилось на 14,3 тыс. человек, до 1,92 миллиона. При этом с точки зрения миграции 2018-й был для Латвии лучшим за последние 20 лет: число уехавших превысило число приехавших (и вернувшихся) всего на 4,8 тыс. человек. Оставшаяся убыль населения — около 9,6 тыс. человек — объясняется превышением смертности над рождаемостью.

    Демограф Илмар Межс при нынешней ситуации с  рождаемостью и численностью оставшихся в стране жителей трудоспособного возраста видит один выход — нужно решать вопрос с облегчением въезда в страну трудовых мигрантов из третьих стран, для которых уровень наших зарплат приемлем. Это необходимо для развития страны, говорит Межс:

    «Что нам остается? Внимательно смотреть в сторону иммиграции — она уже происходит, каждый год 5000-7000 и больше работников въезжает. Никакого другого выхода, кроме как постепенное облегчение въезда трудового населения из других стран, у нас не смогут найти. Или мы просто сидим и прячем голову в песок, как страусы, и проблемы работодателей нас не касаются, а потом мы будем страдать, когда наша экономика уже не будет расти, и только из-за нехватки рабочей силы.

    Например, многие отрасли, такие как ремонт дорог, мостов (где работы носят сезонный характер), думаю, могут очень успешно использовать рабочую силу из Белоруссии, Украины и других стран. Тех людей, что готовы за наши зарплаты на месяц-другой приехать.

    Я думаю, наше правительство должно рассмотреть первые такие договоры с Украиной и другими странами, чтобы облегчить этот процесс».
     
    Если ничего не предпринимать, оставить все как сесть, то к 2050 году сокращение населения Латвии  составит  28%, и это в два раза больше, чем в соседней Эстонии, где прогноз сокращения 14%, или в Литве, которой прочат потерю 20% жителей.

    По данным опросов, многие их тех, кто уехал пока жить в Европу, лет через двадцать намерены вернуться обратно на родину, в Латвию, чтобы прожить остаток жизни на пенсии — только европейского размера, заработанной в других странах ЕС. Как ранее отмечал Rus.lsm.lv, в той же Эстонии самое большое позитивное сальдо реэмиграции — у людей в возрасте 50-59 лет, вторая по величине группа — 60-69 лет. Данных о мотивах уезжающих и возвращающихся не приводится, однако очевидно, что несколько лет легальной работы в «старой Европе» обеспечивают ощутимую прибавку к пенсии.

    Аналитика
    Аналитика
    Новейшее
    Интересно