История Артура: как жить, если мама не принимает

Артур гей. Он изучает клиническую психологию и психологию здоровья, параллельно работает. Но в глазах общества его единственная идентичность — сексуальная ориентация. Остальное не важно. Даже мама не принимает его. В проекте 16+ Ārā. Dokumentāli stāsti на LTV молодой человек рассказывает о своем опыте.

Артур понял, что отличается от большинства мальчиков, очень рано — ему было около 8 лет. Он знал, что мальчики, когда вырастают, дружат с девочками, и наоборот, поэтому уже с раннего возраста Артура мучила вина — то, что он чувствует, это что-то плохое, говорить об этом, наверно, никому нельзя.

Артур хорошо учился в школе. Его, мягкого по природе, одноклассника унижали.

Когда Артур, уже подросток, возвращался домой позднее обычного, мама дружески подначивала: «С девочкой встречался? Как ее зовут?». У парня не хватало смелости сказать, что не с девочкой, а с мальчиком. Но однажды он решился.

Способы для этого есть разные. Артур выбрал один из самых сложных и прямых. Взял на всякий случай салфетки — если он или мама будут плакать, сел напротив нее у кухонного стала и просто сказал:

«Мама, я гей».

Она отреагировала плохо. Артур плакал. Позже ему было трудно понять, что было больнее всего. Может быть, то, что мама была самым близким человеком — и он чувствовал, что потерял ее. Мама была в шоке целый год. Классическая реакция: «Может, у тебя пройдет? Что пошло не так? Может, воспитание? Несчастная любовь к какой-то девочке?» Мама искала виноватого — себя, кого-то другого, но искала.

С одной стороны, это понятная реакция на чужое, незнакомое. С другой стороны, поиск виноватого указывает, что где-то есть результат неправильных действий, в данном случае — сын-гей. То, что чувствовал в тот момент Артур, описать сложно.

«Родители одни из наших самых близких людей на всех жизненных этапах, и именно их поддержка важна. И чувствовать себя результатом чего-то неправильного очень грустно, даже унизительно»,

— говорит он.

В данный момент мама Артура скорее смирилась с сексуальной ориентацией сына. Для Артура это значит, что мама все еще видит его как неполноценного и неестественного, такого, с кем надо смиряться, а не обычного члена общества.

«Действительно ли то, что мой партнер мужчина, угрожает нашему обществу?»

— недоумевает Артур.

Желая сохранить отношения с мамой, Артур решил ее целенаправленно просвещать в вопросах сексуальных меньшинств. Он искал научные исследования, различные статьи и другую информацию, чтобы мама могла его понять. Прошло много времени, прежде чем это привело к небольшим результатам. Мама начала смотреть на вещи шире, ее отношение стало более положительным.

Артур считает, что и в обществе в целом не хватает информации о таких вопросах. «В нашем обществе я действительно чувствую себя так, как будто каждый день «выхожу из шкафа», потому что я переживал агрессию из-за своей ориентации... Моя жизнь значительно изменилась, когда я начал стабильные отношения с Ильей, с которым я счастлив», — говорит Артур.

Илья родителям о своей сексуальной ориентации сказал в раннем возрасте, они выбрали путь отрицания. Они время от времени его осуждают, но в семье стараются про это открыто не говорить.

Когда Артур встретил Илью, сперва, как в любых отношениях, был период узнавания. Молодые люди полюбили друг друга, сейчас вместе более трех лет, вместе живут больше года.

В Латвии нет точной статистики числа гомосексуальных людей и пар.

Однако Латвия — предпоследняя в «индексе радуги», который говорит о равных правах для меньшинств в обществе.

Каким бы ни было отношения общества сейчас, Артур надеется, что оно улучшится, потому что сексуальную ориентацию нельзя выбрать — нельзя навязать или научить.

Как уже писал Rus.lsm.lv, в начале августа состоится Балтийский прайд — серия дискуссий, лекций, чтений и перформансов, раскрывающих темы и вопросы, актуальные для ЛГБТ (в более широком контексте — LGBTQIA+, всех сексуальных меньшинств), а также побуждающих общество исследовать следы недавнего прошлого в сегодняшних допущениях о конструировании гендера и сексуальности.

Baltic Pride в этом году станет особенным: это первый очный гей-прайд в Балтии с тех пор как началась пандемия коронавируса. И особо подчеркивается, что люди, принадлежащие к ЛГБТ — часть всего общества, поэтому они стремятся предоставить площадку и всем остальным уязвимым группам, чтобы помочь сделать латвийское общество уважительнее и инклюзивнее, заявил ранее член правления общества Mozaīka и сопредседатель  Baltic Pride Каспар Залитис. 

«Балтийский прайд» ежегодно проходит в одном из трех государств региона.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить