Зыбкий мир «Хрупкого века». Выставка в Лиепае

Главный зал Лиепайского музея полон картин, творений из стекла, кожи, дерева, керамики, войлока, бисера, есть несколько отличных инсталляций, парочка видео… Всё это – большая традиционная ежегодная выставка, в которой участвуют художники Лиепаи и окрестных краев. Тема каждый год разная и актуальная. На этот раз художников пригласили поразмышлять о бренности бытия.

Потому что агрессия России, развязавшей войну в Украине, повлияла на жизнь чуть ли не всего мира – энергетический кризис, инфляция, другие связанные с этим проблемы, состояние тревоги и неуверенности даже в самом ближайшем будущем стало обыденным… Да что тут рассказывать! Мы все и без того это знаем. И живем в этом странном времени, когда мир, того и гляди, рухнет, рассыплется, исчезнет.

Это и стало ведущим мотивом выставки «Хрупкий век» (Trauslais laikmets), которую Лиепайский музей по очень давней традиции устраивает ежегодно, даже в первый ковидный год удалось ее провести. А вот в прошлом году пришлось сделать вынужденную паузу, так что художников пригласили приносить работы на соответствующую тематику за два последних года. Люди искусства откликнулись – всего на суд жюри было представлено больше 60-ти работ от 41 автора из Лиепаи и Южнокурземского края. Для выставки отобрали 58 работ.

…До открытия выставки оставалось минут сорок. По залу уже ходила публика. Знакомилась с представленными творениями. Отличными, надо сказать. Потрясающе разноплановыми. Отдельное удовольствие – узнавать автора, не глядя на табличку рядом с работой, просто по стилю. Ведь все эти художники – активно работают и регулярно выставляются.

Вот работы Андры Пелны в смешанной технике. Восхитительно-фантазийные украшения Андриса Гарокалнса «Прогулка по горам, каменные цветы». Мозаичное панно в смешанной технике и словами «Мы можем устать» Линды Вилки. Две картины Илзе Карлсоне – «В поисках памятника Эмилю Дарзиню» и «Старое кладбище». Вторая, с покосившимся крестом, похожим на сломанный меч, как-то особо цепляет. Похожие на неведомых морских обитателей – с длинными отросточками и короткими круглыми «ложноручками» -- работы Кристине Цукуры. Очень интересные коллажи Мартиньша Круминьша «Движение в городе». Рыболовецкое суденышко Айвара Клейнса. Картины Даце Делини-Липской «Вечный сад», зимний с метелью и летний с пышными розами. Деревянные скульптуры Яниса Жимантса. Несколько работ Яниса Гунара Калнмалиса. Мэтру летом исполнилось 83 года и, как сказала позже Rus.LSM.lv директор Лиепайского музея Даце Каркла, к нему в Айзпуте сотрудники музея съездили сами, взяли для выставки несколько картин последних лет, в том числе и 2015 года. Творения из стекла Херберта Эрбса. Сказочный олень в авторской технике Мариса Илтнерса. Лица и фигуры Петериса Таукулиса. «Триумфальная арка в вечернем солнце» от мастера обработки кожи Лиене Элтермане. Гиперреалистичный пион Илдзе Осе. Одна из абстрактных работ Игоря Бернатса «Трофей». Яркое солнце Гунты Крастини, хотя по замыслу художницы это «Под твоими крыльями». Совершенно безумные орущие коты Лауры Дзерве, которых автор назвала «Последователи». Четыре работы Улдиса Рубезиса, их публика один-единственный раз могла увидеть в прошлом году на выставке «В море у Лиепаи пропал человек». На ней они были скомпонованы чуть иначе, а здесь слились воедино. Четыре тарелки с разной едой, у каждой свое название – «Крылья. Не бойтесь. Мы все умрем. Ichthys». Последнюю надпись (над тарелкой с четырьмя рыбками) надо пояснить – это акроним, то есть монограмма имени Христа, начальные буквы слов «Иисус Христос, Божий Сын Спаситель». Изображался в виде рыбы, потому что первые буквы этих слов на древнегреческом читаются как Ίχθύς, то есть «рыба».

Тут подходит коллега и спрашивает – мол, тебе что больше нравится? И, не дожидаясь ответа, выпаливает: «А мне – «Три поросенка», это там, в самом углу!». Дотуда я еще не добралась. Ну да, это забавно – троицу здоровенных хряков Гирт Брумсон изобразил спиной, точнее, всеми причиндалами к зрителю.

Мне многое нравится. Почти всё. Ведь у каждого автора свой стиль, он старается донести какую-то идею до зрителя. Из того, что особенно впечатлило в контексте темы выставки – инсталляция «Мировой стол» Валтера Палапса. Стол наклонный, скатерть натянута и «уходит» в пол, а на столе – яйца. Сверху – целые или половинки, но чем ниже, тем больше разбитой скорлупы. Можно патетически воскликнуть: «Куда катится мир?!». А можно просто мысленно кивнуть – ну да, примерно так, наверное, всё сейчас и есть… 

Хорош и «Одинокий Ганс» Тома Витолса. Это странная механическая конструкция в виде некоей минималистской четырехструнной скрипки, смычок движется по струнам, издавая скрипуче-шипящие звуки, как заезженная пластинка. А еще мне очень понравились «Дворовые грибы» Гунтара Граудиньша. Ворота, дорожка из кривеньких жердей, по обе стороны – птицы, похожие на орлов, но их оперение это вылитый «Чужой». Но зацепило больше потому, что всё это очень напоминает пятна Роршаха, известный психологический тест. То есть работа эта началась с пятен на сложенном пополам листе. Один из коллег сказал, что даже знает двор, который стал прототипом. А еще мне нравится… Нет, не могу же я все работы перечислить!..

Как выяснилось чуть  позже, у жюри в составе заведующей кафедрой стекольного искусства Латвийской академии художеств, профессора Винеты Грозы и профессора Латвийской академии художеств Гиты Страустини, были аналогичные мысли. Ведь надо было не только выбрать лучшие работы, но и распределить призовой фонд в размере 1000 евро от Управления культуры Лиепаи. Винета Гроза особо отметила разнообразие жанров и техник представленных работ. И высказала самые добрые пожелания в адрес их творцов.

«Было нелегко оценить работы, поэтому у нас было много претендентов. …. И, обращаясь к Управлению культуры – может быть, у вас есть возможность выделить больше средств в призовой фонд? Очень трудно было распределить такую небольшую сумму! Хотелось каждому участнику присудить хоть немного!», -- сказала Винета Гроза.

Итак. Поощрительными призами в размере ста евро были награждены Мартиньш Круминьш, Херберт Эрбс, Линда Вилка, Лиене Элтермане и Кристине Цукура. Главный приз в размере 500 евро жюри присудило Улдису Рубезису.

Лиепайский музей по традиции приобрел несколько работ для пополнения своих фондов – на этот раз «В поисках памятника Эмилю Дарзиню» Илзе Карлсоне и украшения Андриса Гарокалнса.

Как обычно, были и призы симпатий – их вручили Управление Лиепайской СЭЗ, Лиепайский театр, Лиепайский симфонический оркестр, концертный зал Lielais dzintars, гастробар, рестораны Pastnieka māja и Hot Potato, цветочный салон Liepājas orhideja, таверна заезжего двора мадам Хойер, книжный магазин Globuss и ABC Print. Полный список награжденных участников выставки с формулировками всех номинаций Лиепайский музей разместил на своей странице в Facebook.

Автор Rus.LSM.lv решил узнать у художников – как им работается в нынешнее странное время, когда сначала пандемия нарушила привычный уклад жизни, а сейчас война рядом и всё вокруг пропитано тревогой и неизвестностью? Есть ли разница с обычным временем? Получился интересный блиц.

«Конечно, есть! Всё намного острее. Вы же видели мою персональную выставку «Интуиция», вдохновленную вечером перед началом войны… Мы, художники, чувствуем острей, как говорят философы, «художники предчувствуют будущее». Может, и в этих работах можно увидеть будущее», -- сказала Гунта Крастиня.

«Художник в провинции всегда находится в похожих обстоятельствах. Конечно, обычно это не эпидемия и не война, но всё равно, он как будто в эмиграции. У меня есть несколько работ, которые я создал, думая о своей жизни и жизни художника в провинции, одну из них я здесь и выставил», -- сказал Петерис Таукулис.

«Да, труднее. Художники очень чувствительны и воспринимают всё, происходящее вокруг, как-то острее, наверное. Сначала ограничения ковид-времени, сейчас все нынешние события оставляют свои впечатления и следы. Я в эти два года очень мало работаю. Вот сейчас у меня много новых идей, надеюсь, что смогу их реализовать. Но пока я «на паузе» фактически», -- рассказала художница и руководитель общества лиепайских художников  Mākslas Kolēģi Илзе Эниня.

«Эмоционально труднее всего было тогда, когда всё закрывалось во время пандемии, мы оказались оторваны от зрителей, стало невозможно встречаться с друзьями и коллегами. А война стала полным шоком, и всё как-то очень стремительно стало происходить. Во время пандемии, наоборот, всё замедлилось, была неизвестность… Война ворвалась молниеносно. Первые две недели были самыми сложными – совершенно непонятно было, что дальше. Потом я снова стала работать. Но, мне кажется, художники в Латвии давно приспособились к разным ограничивающим обстоятельствам, я имею в виду финансовую составляющую, в первую очередь, и большую конкуренцию в сфере проектов, да и художественный рынок в Латвии весьма символический. Так что художники привыкли уже», -- считает Даце Делиня-Липска.

«Не думаю, что труднее работать. Это больше чисто эмоциональное, заставляет задуматься о жизни и многое переосмыслить. Может, всё происходящее тормозит немного то, что ты делаешь», -- считает Улдис Рубезис.

Большая коллективная выставка «Хрупкий век» (Trauslais laikmets) в Лиепайском музее открыта до 11 декабря.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное