Либа Меллер: Они. Разыграли. Убииииийства!

Горы трупов. Море крррови. Жестокая борьба за власть любой ценой. Чёрный юмор. Очень черный. Гротеск. Потрясающие режиссура и игра актеров. Звуки органа. Барабанная дробь. Смех в зале. Аплодисменты. Вызовы на бис. Публика выходит из зала со счастливыми улыбками...

КОМАНДА

Режиссер — Элмар Сеньков
Текст — Уильям Шекспир/Раса Бугавичуте-Пеце
В ролях — Инесе Кучинска, Эгон Домбровскис, Каспар Годс, Эдгар Пуятс, Каспар Карклиньш, Эдгар Озолиньш, Гатис Маликс, Роланд Бекерис, Петерис Лапиньш. За ударной установкой — Марис Зилманис (полностью все роли на сайте театра).
Ассистент режиссера и консультант по вопросам театральных объектов — Матис Будовскис
Художник по костюмам и сценограф — Рейнис Сухановс
Ассистент художника — Лига Зепа
Композитор — Эдгар Макенс
Художник по свету — Мартиньш Фелдманис

Вы прослушали краткий пересказ триллера «Шекспир», премьера которого недавно прошла в Лиепайском театре. И это было великолепно! Недаром Элмар Сеньков незадолго до премьеры говорил, что при работе с Шекспиром у него то и дело возникает ощущение: «Ух, какая вкусная сцена! Как ее вкусно можно сыграть!». Только что ставший триумфатором «Ночи лицедеев» режиссер — действительно театральный «шеф-повар» высшего класса,

«Шекспир» не просто очень хороший спектакль, это настоящее пиршество для поклонников театра.

Накануне премьеры Элмар пояснил, что это будет гротескный и игровой театр. Потому что

«невозможно, да и не надо, всерьез смотреть постановку, где все женские роли играют мужчины». По замыслу режиссера, «смотреть надо открыто, с иронией, цинизмом и юмором».

Почему все роли играют мужчины, среди которых тайком затесалась и женщина, тоже уже было сказано

Итак, четыре знаменитые пьесы Шекспира — «Ричард III», «Макбет», «Отелло» и «Ромео и Джульетта». Отрывки перемешаны, взболтаны, стали единым целым и смотрятся на одном дыхании.

Да, Пристрастный зритель™ на этот раз пристрастен как никогда — потому что в восторге. И очень-очень постарается не спойлерить слишком сильно.

...На черной-пречерной сцене стоят палатки. Появляется мерзкий и отвратительный злодей с черной-пречерной душой — Глостер, будущий Ричард III (Инесе Кучинска). В его руках — топор. Негодяй подкрадывается к одной из палаток и... зарубает топором Генриха VI. Скорей всего именно его, если следовать тексту пьесы. Но, может, его сына Эдуарда. Как тут понять, если «тело» выглядит, как трупы после катастроф, оно уже всё замотано в черный мешок? А злобный Ричард, по версии Шекспира, убил и одного, и другого? Чуть позже, в сцене «охмурения» вдовы Эдуарда леди Анны (Роланд Бекерис), Анна с Ричардом будут вырывать «труп» друг у друга. ...Через весь зал на сцену мчится вдова Генриха Маргарита (Эдгар Пуятс), проносится по сцене с проклятиями и пророчеством «Тут все умрут!», чуть притормаживает возле четы Макбетов и, ненадолго взяв на себя полномочия всех макбетовских ведьм, походя бросает Макбету — мол, «убьешь — так будешь править». Тем временем Анна, прекратив ненадолго рыдать, поворачивается к публике и спокойно поясняет: «Я — Анна, рыдаю о смерти мужа». И возобновляет стенания.

Далее всё в том же духе и стиле. Убийца Кларенса (Эдгар Пуятс), несколько раз отвечает на звонок мобильного, а когда телефон снова долго и нудно звонит, задумчиво на него смотрит. И на вопрос своего коллеги-убийцы (Мартиньш Калита) — мол, что ж ты трубку не берешь, отвечает: «Вот думаю, поднять иль не поднять?». Привет Гамлету, да. Леди Макбет (Эгон Домбровский) с супругом (Гатис Малик) ведут переговоры о своих злодействах по рации. Макбет и лейтенант Отелло Кассио (Эдгар Пуятс) устраивают боксерский поединок, после чего Макбет берет топор и... заботливо прикладывает холодное лезвие к окровавленной физиономии противника. Яго (Эдгар Озолиньш) погибает, трагически-нечаянно заколотый шампуром, а потом так долго и старательно предсмертно хрипит в углу сцены, что леди Макбет требует, чтоб он заткнулся и не мешал. Бекингем — правая рука Ричарда во всех смыслах, потому что это кукла-перчатка. Йорк, один из невинно убиенных принцев — мячик с нарисованным лицом-смайликом и толстовка («кукловоды» — Роланд Бекерис и Петерис Лапиньш).

Но это вовсе не черная комедия с бесконечными гэгами. Это, как и обещал режиссер, постановка о жестокости власти.

...Еще минуту назад Мартиньш Калита в образе вдовы Эдуарда IV и матери невинно убиенных принцев Елизаветы молил Ричарда не лишать дочь жизни. Но — женский лик сброшен, уже сам актер обвиняет Ричарда в злодействах. В этой и других подобных сценах шекспировские тексты, несмотря на тот же несерьезный антураж, воспринимаются особенно пронзительно. Смех в зале затихает и в звенящей тишине звучат классические строки... Фу, какой затрепанный штамп. Но так и было.

К слову, о классических текстах. Наверняка найдутся те, кому эта постановка категорически не понравится. Такие зрители убеждены — классику нужно ставить с постно-серьезной физиономией и застегнувшись на все пуговицы. Публика в зале зевает, мухи дохнут от тоски. Ну, о вкусах не спорят.

Режиссура, как уже было сказано — великолепна.

Актеры играют прекрасно и, судя по всему, получают огромное удовольствие.

Инесе Кучинска в роли Ричарда бесподобна и притягивает к себе все внимание, даже если просто сидит в глубине сцены. Это просто квинтэссенция злодея, воплощенное вероломство и коварство негодяя, который стремится к власти любой ценой. У ее Ричарда горб, мерзкое выражение физиономии и острый нос, внешне он неуловимо напоминает Грю из мультфильма «Гадкий Я». Роланд Бекерис в трех своих женских ипостасях — пластичен, изящен и особо хорош в роли Дездемоны. Ах, как она заманивает кокетливыми движениями рук и ног влюбленного Отелло! Ах, как потом ходит ходуном их палатка! (Дама в публике, сквозь смех комментируя несущиеся из палатки звуки: «Дездемона пищит как крольчонок»). Да вся труппа хороша несказанно! Слегка наивный и прямолинейный спецназовец Отелло Каспар Карклиньш, слащаво-гнусный Яго Эдгар Озолиньш, туповатый Макбет Гатис Маликс, Кларенс и железная леди Макбет Эгон Домбровский, старая герцогиня Каспар Годс, жонглирующие образами Мартиньш Калита и Эдгар Пуятс, слегка обалдевший от происходящего Ромео Петерис Лапиньш. Да, есть еще два действующих лица — это «сотрудники скорой помощи», которые то и дело выносят со сцены «трупы».

Особый шарм постановке придает музыка — интерпретации в стиле барокко композитора Эдгара Макена. Звучат также и реквиемы в интересной обработке. Фонограмму записали органист Янис Карпович и барабанщик Марис Зилманис. Последний участвует и в спектакле — играет на ударной установке. Музыка нашла отражение в сценографии — с колосников свисают органные трубы. В финале, когда актеры выходят на поклоны под непрекращающиеся аплодисменты публики, Игги Поп поет The Passenger.

А, да, еще костюмы. Они современные — спортивные в основном. «Девочек» от «мальчиков» можно отличить по пестрым лосинам, шлёпкам-вьетнамкам и головному убору типа тюрбана с приколотым букетиком.

В общем, недаром директор Лиепайского театра Херберт Лаукштейнс так хотел заманить в Лиепаю Элмара Сенькова. И как хорошо, что Элмар, наконец-то, смог поставить спектакль в Лиепае. Тут можно написать еще много восторженных эпитетов, но — лучше один раз увидеть...

Невероятное удовольствие гарантировано!

  • Ближайшие спектакли «Шекспира» — 29 ноября, 4 января и 6 февраля.

///

///

Либа Меллер

Фото: Юстине Гринберга/Justīne Grinberga

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно