Алексей Дунда: «Муму» с нами

Давайте сразу — я никогда не писал рецензий на спектакли. Я не считаю себя театральным человеком. Да и вообще от высокого искусства я, скорее, далёк. Но тут молчать не могу. Я вам не Герасим.

РАНЕЕ ПО ТЕМЕ

 

То, что Рижский русский театр имени М. Чехова уже давно не просто «не совсем», а очень даже «не только русский», говорить начали ну точно не вчера. В том смысле, что ходят на его спектакли люди обеих крупнейших в Латвии национальностей в равной степени. Но тут, на спектакль Виестура Кайриша «Муму», пришло, как показалось мне, даже больше латышей. Причём непростых. Вечно улыбающийся исполнительный директор Латвийского национального театра Ояр Рубенис. Вечно серьёзная главред журнала Ir Неллия Лочмеле. Вечно молодой преподаватель Латвийского университета Роланд Тярве. И это только те, кто были замечены и опознаны. Незамеченных и неопознанных  было никак не меньше половины зала. Заполненного до отказа.

Я почему про это так подробно? Виестур Кайриш режиссёр модный. Режиссёр с явными политическими установками. В одном из своих интервью он признавался, что хочет влиять на русских в Латвии, хочет, чтобы русские были лояльны европейской идее, а не «русскому миру».

А посему его спектакли — это такая оппозиция российскому режиму. И в его «Короле Лире» многие увидели Путина. А в его «Муму» не увидеть Путина в созданном Александром Маликовым образе Гаврилы невозможно. При этом сам актёр в интервью программе «Без обид» признался, что этот образ он придумал сам и призвал на Кайриша за Путина собак не вешать. Ну или не топить.

В любом случае неудивительно, что на спектакль с таким подтекстом приходят наши светочи либеральной мысли. Быть в оппозиции Путину хоть и на близком, но все же расстоянии, очень прогрессивно и даже приятно.

Только вот

совершенно ясно, что «Муму» Кайриша не о Путине.

«Муму» Тургенева в школьном программе проходят в 5-м классе. В 5-м!!! И это на самом деле очень грустно. Мой сын сейчас в пятом. И я чувствую, что мне предстоит с ним большой разговор по поводу этого рассказа. Как объяснить ребёнку XXI века, у которого гаджеты, ютьюб и майнкрафт, кто такие крепостные, кто такие дворовые и кто такие баре и

почему Герасим утопил Муму — вместо того, чтобы уволиться и поискать другую работу?

Читать «Муму» в пятом классе очень рано. Поэтому и остаётся этот рассказ непонятым и забытым, перерождаясь с годами в какой-то анекдот. Но «Муму» Тургенева гораздо больше и глубже. Дмитрий Быков называет «Муму» самым сложным рассказом русской литературы. Какой тут пятый класс?

Кайриш говорит, что эта история не о собачке. А о рабстве. «То, как Герасим убивает собаку и потом возвращается в свою деревню, и ему за это ничего не было — и он ведь мог бы и с этой собачкой пойти! — в этом гениальность», — рассуждает режиссёр в интервью Латвийскому радио-4. И, да, трагичность «Муму» на уровне Шекспира.

В сцене, когда Герасим в последний раз кормит Муму, зал тихонько плачет. А когда Герасим топит Муму, зал плачет уже и не тихонько. Я не знаю, как называется человек, который играет на пиле? Есть ли вообще название у этого способа извлекать музыку? Но именно

человек с пилой вытаскивает из зрителя такую тоску, такую жалость ко всем этим людям, животным, куклам и чудищам на сцене. Спасу нет. Нет никакого выхода, есть только тоска и жалость. До такой степени, что натурально хочется выйти. Хочется на свободу.

Так зачем же Герасим утопил Муму? Мне кажется, Кайриш подошёл к ответу на этот вопрос. И, пожалуй, даже знает на него ответ.

Вот как его формулирует тот же Дмитрий Быков: «Так вот, главный вопрос русской литературы: зачем Герасим утопил Муму? Проблема в том, что нельзя освободиться, пока ты не убьёшь то, что любишь. Почему Герасим не ушёл от барыни и не взял с собой Муму, а сначала её убил? А потому что он не может уйти от барыни, пока он не убьёт Муму. Что такое Муму? Это душа».

И вот в этом та самая шекспировская трагедия. Русского в крепостной России. И русского в современной Латвии.

Какая разница, почему глух и нем Герасим: из-за крепостного рабства или из-за недостаточного знания государственного языка?

Из-за поклонения начальству или из-за отсутствия избирательных прав? Какая разница, кто выпиливает из Герасима человеческое: сумасбродная барыня или холёный министр с унылым лицом? И какая разница, кто будет жалеть об ушедшем в свою деревню, отправившемся во внутреннюю эмиграцию или улетевшем в чужой альбион освободившемся русском: та самая барыня или тот самый министр?

Весь вопрос в том, какую ещё Муму по прихоти своей стареющей и от этого злеющей барыни должен утопить русскоязычный житель Латвии, чтобы решиться на собственное освобождение.

«Так смело у нас не поставят», — обрывок долетевшей фразы на латышском у выхода из театра.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно