Olainfarm из-за колебаний российского рубля потеряла около полумиллиона евро

Фармацевтическая компания Olainfarm в первом квартале этого года из-за колебаний российского рубля потеряла около полумиллиона евро, сообщает Латвийское радио-4.

Каждый раз, когда курс рубля падает, это автоматически сказывается на покупательной способности россиян и, как следствие, на показателях продаж Olainfarm. С учетом этого цены продукции в России предприятие старается устанавливать в соответствии с курсом рубля.

Комментируя планы Olainfarm на рынках Литвы и Эстонии, член правления Салвис Лапиньш отметил, что в Литве удельный вес зарегистрированных медикаментов Olainfarm больше, чем в Эстонии. В этом году компания планирует увеличить объемы продаж в обеих соседних балтийских странах.

Как сообщал Rus.Lsm.lv, 25 мая дети и вдова бизнесмена Валерия Малыгина заключили у нотариуса конфиденциальный договор о разделе наследства. Нотариальное соглашение стало результатом длительных и сложных переговоров. В итоге все стороны — дочери в вдова — назвали его компромиссным.

«Мы договорились о главном: Olainfarm и в дальнейшем будет одним из флагманов латвийского фармацевтического бизнеса, и мы будем делать все возможное для его развития и расширения», — говорится в заявлении вдовы бизнесмена Элины Малыгиной. Она также подчеркнула, что все предыдущие конфликты и разногласия — разрешены.

Кроме того, Rus.Lsm.lv рассмотрел наиболее существенные аспекты дальнейшей судьбы компании. В частности, рассуждая о развитии и дивидендах, один из миноритарных акционеров заявил: «Последние месяцы — это был бурный период для наследников Olainfarm, и там было все, вплоть до пропавших сумок Gucci. А чего не было — ясных посланий миноритариям».

«Поначалу попытки были, но общие: мол, будем развивать завод. Но не хватает более конкретных очертаний. Например, нет четкого видения наследниц насчет покупки других компаний в обозримом будущем. Мнения о дивидендной политике. Мнения о том, как намерены добиваться роста — через эволюционный рост, или скорее через слияния и поглощения, — или же завод превратиться в cash cow (дойную корову — С.П.). Этой конкретики на ближайшие год-два очень не хватает», — указывает он.

Ранее Лапиньш говорил о корпоративных поглощениях так: «Мне сложно представить большую покупку на сумму 20-30 миллионов или более, ведь она влечет за собой либо большой банковский кредит, либо эмиссию облигаций, либо акций, либо все перечисленное. Маленькие интересные покупки, если такие возможности появятся, — постараемся не упускать. Большие сделки — вряд ли в нынешней ситуации кто-то возьмет на себя такую ответственность».

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно