Вступление Украины в НАТО нереально — аналитик британского оборонного центра

Неспособность НАТО сдерживать Россию — а вовсе не отсутствие реформ — является основной причиной, по которой Украина не может присоединиться к Североатлантическому альянсу, считает эксперт в области безопасности британского аналитического института RUSI.

В середине июня президент Украины Владимир Зеленский в интервью западным информационным агентствам призвал президента США дать четкий ответ «да» или «нет» на запрос его страны по поводу получения Плана действий по членству (ПДЧ) в НАТО (пошаговая программа приема в альянс, предусматривающая  получение странами-кандидатами обратной связи по поводу их действий, связанных с подготовкой к членству и соблюдением стандартов организации по всем основным направлениям — политическому, экономическому, военному, правовому и т.д.). «Мы ежедневно доказываем, что готовы быть в Альянсе больше, чем большинство [состоящих в НАТО] стран Европейского Союза», — заявил Зеленский.

Президент США, выступая на пресс-конференции после саммита НАТО в Брюсселе 14 июня, по этому поводу сообщил, что для соответствия критериям вступления Украине все еще предстоит искоренить коррупцию, и что решение вопроса о приеме Украины в НАТО зависит не только от него, но и от других союзников.

«Многие полагают, что Украину не берут в альянс главным образом из-за отсутствия прогресса в реформах, но это — заблуждение. Истинная причина — геополитическая: НАТО не может приглашать новых членов, которых альянс не в состоянии защитить. Когда президент Зеленский приедет с визитом в Белый дом 30 августа, президенту Байдену необходимо сказать ему то, что он не может сказать публично: Украине нужно прекратить свои настойчивые просьбы о ПДЧ, потому что этому препятствует военное превосходство России в регионе», — считает Хенрик Ларсен, старший научный сотрудник Центра исследований безопасности Швейцарского федерального технологического института в Цюрихе.

В комментарии на портале британского Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI, Royal United Services Institute, старейший в мире независимый «мозговой центр» по вопросам обороны и безопасности, основан в Великобритании в 1831 году) эксперт анализирует маловероятные, с его точки зрения, перспективы членства Украины в НАТО.

Защита и сдерживание

Дебаты о расширении на восток ведут отсчет с Бухарестского саммита в 2008 году, когда руководство НАТО пообещало, что Украина и Грузия станут членами альянса — не уточнив, когда и при каких обстоятельствах это может произойти. Агрессия России против Грузии в конце 2008 года и против Украины с 2014 года существенно ограничила амбиции НАТО по поводу расширения. В период укрепления позиций России в этом регионе Североатлантический альянс ни разу не продемонстрировал готовности к военному вмешательству. Ранее в этом году Россия перебросила около 100 тысяч военнослужащих к границам с Украиной — в явной попытке разрушить возродившиеся в Киеве надежды на получение ПДЧ после избрания президента Байдена, напоминает предысторию автор.

Авторитет Североатлантического альянса зависит от его способности защищать своих членов от внешней агрессии, как это предусматривается основополагающим договором организации — в 5-й статье о принципе коллективной обороны («Нападение на одного из членов НАТО будет рассматриваться как нападение на всех членов НАТО»).

«Вступление в альянс страны, граничащей с Россией, должно быть подкреплено надежными и мощными средствами сдерживания, иначе у Москвы возникнет соблазн проверить решимость и способность Североатлантического альянса реагировать на кризисную ситуацию. Одно лишь членство в НАТО не остановит Россию, поскольку Москва может попытаться представить любое расширение как блеф и, следовательно, подорвать доверие к блоку. Таким образом,

реальный вопрос о стремлении Украины к членству заключается в том, хотят ли и могут ли союзники по НАТО прилагать огромные усилия, необходимые, чтобы сделать коллективную оборону заслуживающей доверия»,

— поясняет Ларсен.

Для представления о том, что может потребоваться для защиты Украины, автор приводит в пример меры, предпринятые НАТО в Польше и странах. Там были размещены многонациональные тактические группы с регулярно сменяющимся составом и удвоена численность Сил реагирования НАТО. Отдельно, в рамках многомиллиардной программы The European Reassurance Initiative («Европейская инициатива приободрения», «Европейская инициатива сдерживания»), США разместили военную технику в Польше и провели крупномасштабные учения, которые должны были показать готовность к сдерживанию российской агрессии на восточной границе НАТО. Несмотря на эти усилия, по итогом серии штабных игр, моделирующих конфликт, независимый американский исследовательский центр RAND сделал вывод: Россия, вероятно, сможет захватить страны Балтии в считанные дни, если НАТО не усилит существенно оборонный потенциал в регионе. (Rus.Lsm.lv сообщал об итогах этого моделирования — в 2016 и в 2017 годах).

«Если бы НАТО предоставило Украине ПДЧ, альянсу пришлось бы начать подготовку к беспрецедентным усилиям по сдерживанию России. Если предположить, что НАТО и Украина смогут найти какой-то способ существования по вопросам Крыма и части Донбасса, находящейся под контролем России,

Североатлантический альянс столкнется с нереалистичной задачей развертывания огромных военных сил, необходимых для защиты Украины с ее огромными размерами.

Это, безусловно, потребует присутствия постоянных сил, что противоречило бы Основополагающему акту Россия-НАТО от 1997 года. Сомнения в защите нынешних границ НАТО подрывают любые основания для [дальнейшего] расширения гарантий безопасности на восток. Более того, войска НАТО необходимо будет переобучить и реорганизовать, чтобы противодействовать операциям в “серой” зоне, на которые Россия делает ставку на Украине с 2014 года», — пишет Ларсен. («Серые» операции — ниже порога полномасштабной войны — включают вмешательство в выборы, меры экономического принуждения и использование нерегулярных воинских формирований.)

Отсутствие реформ

В течение последних 13 лет политики продолжали говорить об отсутствии реформ на Украине как о главной причине, мешающей стране вступить в НАТО. Украина действительно не выполнила все задачи переходного периода, которые ставила перед собой после 2014 года и в реализацию которых западные страны вложили значительные средства. Как заметил президент Байден, борьба Украины с коррупцией вызывает особое разочарование. В последние несколько лет ЕС, США и МВФ направляли средства в правовую инфраструктуру — для борьбы с коррупцией на самом высоком уровне государственной власти. Однако систематический подрыв этой инфраструктуры приводит к тому, что ни один украинский высокопоставленный деятель не оказался хотя бы поблизости от обвинительного приговора, отмечает автор.

Есть и аспекты реформ, напрямую связанные с соответствием стандартам НАТО. С одной стороны, отмечает Ларсен, нужно похвалить Украину за то, что с 2014 года был создан военный потенциал для сдерживания инициированного Россией сепаратизма в Донбассе. С другой стороны, результаты внедрения евроатлантических стандартов в сфере безопасности впечатляют гораздо меньше. Речь идет об усилении роли Министерства обороны в управлении вооруженными силами (и уменьшении роли президентской администрации), формировании структуры командования и управления, принятой в НАТО, и сокращении обширных полномочий Службы безопасности Украины в соответствии с нормами западных спецслужб.

«Внутренние реформы Украины — важная составляющая в демонстрации желания страны стать одним из союзников по НАТО. Если бы Украина смогла показать убедительный прогресс в борьбе с коррупцией и в реформировании сферы безопасности, Киеву было бы легче убедить НАТО в том, что Украина является частью Запада, и не только на словах. Но, в конечном итоге,

именно ослабление потенциала сдерживания НАТО, а не отсутствие реформ, мешает альянсу принять Украину. Однако НАТО никогда не сможет этого признать,

потому что это означало бы публичную уступку методам запугивания со стороны России», — полагает эксперт.

Отдаленная мечта

На встрече в Белом доме 30 августа президенту Байдену будет что обсудить с президентом Зеленским — в том числе его решение отменить санкции, связанные со строительством «Северного потока-2». В конце концов,

Украина — самая важная страна в противостоянии России и Запада,

и НАТО и США заинтересованы в сохранении Украины в качестве важного партнера, констатирует Ларсен.

«Пока геополитическая реальность остается такой, какова она сейчас, членство в НАТО будет для Украины лишь отдаленной мечтой. Катастрофический уход из Афганистана заставит НАТО сосредоточить внимание на поддержании надежности Статьи 5, особенно в ближайшем будущем. Байден должен ясно дать понять, что Украина сталкивается с огромными проблемами в борьбе с коррупцией и что они оставаются жизненно важным аспектом стремления Украины стать более ответственным и процветающим государством.

Байден также должен честно заявить, что

шансы Украины на членство в НАТО в первую очередь зависят от военных реалий региона.

Ему следует в частном порядке призвать Зеленского и его правительство не настаивать на предоставлении Украине ПДЧ, потому что это ставит США и НАТО в неудобное положение и может вынудить их публично назвать настоящую причину, по которой это не может произойти. Лучшее, что НАТО и США могут реально предложить против внешней агрессии, — это постоянное финансирование, консультации и обучение для повышения боеспособности вооруженных сил Украины», — заключает приглашенный эксперт RUSI.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить