RAND: НАТО сегодня не в состоянии защитить страны Балтии

При самых благоприятных для оборонящейся стороны условиях российским силам потребуется максимум 60 часов для того, чтобы выйти к пригородам Таллина или Риги. После этого у альянса останется ограниченный выбор вариантов действия — «все плохие». Предотвратить такой сценарий можно — заранее развернув в регионе силы, в несколько раз большие, чем предполагает администрация Барака Обамы. Таковы вкратце выводы из аналитического доклада вашингтонского исследовательского центра RAND Corp.

«Эстония, Латвия и Литва являются следующими наиболее вероятными после Восточной Украины целями доля для попытки воздействия со стороны России. Как и Украины, все три страны провели долгие годы в статусе формирующих СССР республик. (..)  Как и Украина, Эстония и Латвия являются домом для значительного числа этнических русских, интеграция которых в течение политической и социальной жизни после восстановление независимости была в лучшем случае негладкой. Это дает России самооправдание для вмешательства в дела Эстонии и Латвии. Это тревожно знакомый расклад, — пишут аналитики RAND в докладе Reinforcing Deterrence on NATO's Eastern Flank. Wargaming the Defense of the Baltics. — В отличие от Украины, страны Балтии являются членами НАТО (..) что налагает на США и других партнеров по альянсу обязательства быть готовыми придти на помощь в случае, если Россия попытается активно насильственно дестабилизировать или же открыто напасть на них».

К несчастью, ни США, ни их союзники по НАТО сейчас не готовы выполнить эти свои обязательства, говорится во вступлении к докладу RAND.

Штабные игры в войну

Доклад составлялся на протяжении почти года. Подготовка его включала в себя многочисленные командно-штабные симуляции с участием экспертов, в том числе и профессиональных военных (в отличие от британской телерадиокомпании ВВС, RAND не публикует видео из «командного центра»).

В задачу последних входило играть роль реальных командиров обеих сторон, принимающих решения в условиях кризиса — с учетом реалистичных обстоятельств, таких, как численность и оснащенность вооруженных сил стран Балтии, доступность подразделений других государств НАТО, возможностей логистики и того, что в рамках сценария способна привлечь Россия.

Стартовые условия

Среди объективных реалий, отмечаемых RAND в первую очередь — география: «Во времена Холодной войны НАТО держало 8 корпусов на границе между Западной Германией и странами Варшавского договора. Более 20 дивизий были готовы оборонять эту границу, и гораздо большие подкрепления должны были прибыть в преддверии и во время любого конфликта. Границы Эстонии, Латвии и Литвы с Россией и Белоруссией примерно той же протяженности, что и граница между Западной Германией и Варшавским договором. Однако сегодня их защищают только национальные вооруженные силы, составляюшие в каждой из стран примерно легкую пехотную бригаду. (..) Расстояния до театра [военных действий] также играют на руку России. От границы до Таллина примерно 200 километров по главным шоссе, до Риги — 210-275 километров. С другой стороны, от литовского-польской границы до Риги около 325 километров по прямой, и почти 600 — до Таллина. И, чтобы попасть [в Балтию] из Польши, необходимо пересечь «Калининградский коридор» — участок [Литвы] между Россией и Белоруссией шириной в 110-150 километров, который может стать целью для артиллерийских и фланговых атак с обеих сторон».

Далее аналитики приводят расклад сил, который сегодня опять же оказывается в пользу РФ: «Конечно, российская армия гораздо меньше своей советской предшественницы. Сегодня в Западном военном округе — регионе, непосредственно прилегающем к Балтии — она может выдвинуть около 22 батальонов. (..) Однако и эти силы выглядят более чем достаточными, чтобы разгромить любую оборону, которую способны выстроить балтийские армии».

Сценарий «мысленных экспериментов» — командно-штабных учений, проведенных RAND, предусматривал использование Россией 27 маневренных батальонов из Западного военного округа и Калининградской области, предпринимающих стремительную атаку, целью которой является оккупация Эстонии, Латвии или обеих стран. Стартовые условия также предполагали, что у союзников по НАТО была примерно неделя, чтобы по мере развития кризиса передсилоцировать в Балтию реально доступные подкрепления. Главным образом, речь идет о подразделениях легкой пехоты, быстро перебрасываемой по воздуху, а также боевых самолетах ВВС.

Ход конфликта

Команда, «игравшая» за Россию («красные»), пишет RAND, раз за разом избирала стратегию, в которой острие основного наступления было направлено на Ригу, тогда как вторичная атака позволяла быстро взять под контроль в-основном русские восточные области Эстонии и затем направить удар на Таллин.

Вторая сторона («синие»), «игравшая» за НАТО, «понимая вопиющую неадекватность своих сил для того, чтобы выстроить что-то, хоть отдаленно напоминающее передовую линию обороны [вблизи границы], задействовала национальные силы для замедления продвижения «красных» по ключевым линиям, концентрируя основные силы [западных союзников] вокруг Риги и Таллина и внутри этих городов. (..) Результат был катастрофическим для НАТО. Во многих раундах «игры» российские силы уничтожали или обходили очагим сопротивления и оказывались у городской черты или внутри Риги или Таллина или обеих столиц через 36-60 часов после начала боевых действий».

Разгром НАТО и его причины

RAND обозначает 4 причины для такого исхода.

1. Превосходство российских сил в вооружении. Хотя несоответствие численности не является гигантским — 22 российских батальона против 12 натовских — семь натовских батальонов представляют собой национальные армии. А они чрезвычайно легко вооружены, маломобильны и плохо оснащены для противодействия бронетехнике. НАТО оказывается в состоянии выставить лишь один батальон бронемашин Stryker (сценарий делал допущение, что его удается перебросить из Германии до начала боевых действий). Тяжелых танков у НАТО (в отличие от России) на театре военных действий нет. В свою очередь, все российские батальоны (включая и 8 воздушно-десантных), или снабжены бронетехникой, или являются танковыми.

2. Превосходство российских сил в огневой мощи — и тактической, и фронтовой. В составе российских сил — 10 артиллерийских батальонов, причем 7 из них вооружены реактивными системами залпового огня. Противопоставить этому НАТО нечего.

3. Превосходство российских сил в мобильности приводит к тому, что силы НАТО оказываются связанными практически там, где этого пожелает наступающая сторона. «В общем и целом, пехота НАТО не в состоянии даже отступать и уничтожается на месте».

4. Воздушная кампания НАТО оказывается неэффективной. Воздушные силы НАТО ограничены и вынуждены выполнять сразу несколько задач одновременно — подавлять российские зенитные системы, противодействовать боевым самолетам и наносить удары по наземным целям. Хотя самолеты НАТО в целом причиняют существенный урон наступающим российским частям, отсутствие адекватных наземных сил не позволяет замедлить продвижение последних, а временем, достаточным для того, чтобы постепенно «перемолоть» наступающих с воздуха союзники не располагают.

«Хорошо подготовленные легкие силы, например, американские воздушные десантники (а именно их «игравшие» за НАТО обычно размещали в Риге и Таллине), в условиях города могут оказать очень серьезное сопротивление. Однако цена такого сопротивления для города и горожан обычно оказывается очень высокой», пишут аналитики RAND, приводя в пример столицу Чечни Грозный. Кроме того, силы защитников все-таки будут разбиты раньше, чем смогут получить подкрепления или заменены свежими частями. «И, разумеется не ясно, смогут ли — и, откровенно говоря, должны ли — лидеры Латвии и Эстонии принять решение о превращении крупнейших своих городов в поле боя», — замечают авторы доклада.

Дальнейшие варианты — все плохие

Ситуация, когда российские силы, по формулировке RAND, «уже через два или три дня стучатся ворота Риги и Таллина» загоняет лидеров США и других стран НАТО в ситуцию выбора одного из трех крайне непривлекательных вариантов.

1. Мобилизация значительных сил и восстановление территориальной целостности Балтии вооруженным путем. «Это потребует весьма продолжительной концентрации войск, что может создать напряженность внутри альянса и предоставить России возможности для поиска такого политического завершения ситуации, который оставит в ее руках завоеванное. Даже успешное контрнаступление [НАТО] почти наверняка будет кровавым и может привести непредсказуемым политическим последствиям», — полагают аналитики RAND. Кроме того, любое контрнаступление связано с высоким риском эскалации конфликта — уже хотя бы потому, что будет почти наверняка связано с необходимостью нанесения ударов по объектам на территории самой России. Хотя победа НАТО в резульате контранаступления (если оно будет предпринято) не вызывает сомнений у авторов доклада, им неясно, «как Россия отреагирует на угрозу уничтожения основной части ее вооруженных сил на западном направлении. В какой момент тактическое поражение на [Балтийском] театре военных действий станет выглядеть как стратегическая угроза самой России». Аналитики указывают на возможность эскалации конфликта в боевые действия на других фронтах или включения в него ядерного компонента.

2. Немедленное задействование ядерного элемента со стороны НАТО — угроза массированного применения атомного оружия в случае отказа Москвы вывести свои силы. Эта стратегия была ключевым элементом стратегии Запада во времена Холодной войны и может быть использована и сегодня. Однако главный ее риск — «раскручивание спирали эскалации, которая быстро приведет к нанесению ядерных ударов по территориям самих США и самой России». Кроме того, угроза может не сработать, поскольку «Москве может показаться крайне маловероятным, что США готовы разменять Нью-Йорк на Ригу». Использование этого инструмента аналитики RAND оценивают как крайне маловероятный.

3. Согласие НАТО с российским контролем над оккупированными территориями, по-крайней мере, в кратко- или среднесрочной перспективе. Лучшим исходом в рамках этого варианта станет новая Холодная война, с той разницей, что роль бывшей границы Западной Германии будет играть некая «линия, проведенная через Литву или Латвию». Худшим станет распад НАТО и разрушение краеугольного камня системы безопасности Запада, просуществовавшего 70 лет.

Что делать

RAND посвятил отдельныую серию «мысленных экспериментов» оценке того, что следует сделать во избежание катастрофического для НАТО сценария.

Результаты таковы. Восемь тяжелых корпусов, некогда защищавших восточную границу Западной Германии, не требуются. Необходимо примерно вдесятеро меньше сил — «6 или 7 бригад, в том числе три тяжелых [бронетанковых], поддерживаемых превосходящей воздушной и морской мощью НАТО, адекватной артиллерией, системами противовоздушной обороны и логистическими возможностями». В этом случае у НАТО «появляется возможность избежать проигрыша в войне в первые же несколько дней», а в этом случае вся стратегическая картина, видимая из Москвы, существенно меняется.

Не все эти силы должны быть развернуты непосредственно в Балтии: за неделю США смогут перебросить сюда несколько бригад легкой пехоты из Западной Европы, точно так же, как и союзники по НАТО — Франция и Великобритания. Авиация может быть размещена на базах в Германии и «перебросить себя сама». Часть (но не обязательно вся) тяжелой техники может находиться в Балтии (с персоналом или без), другая — в Польше и Германии, подготовленная к переброске. Главное, подчеркивают авторы доклада, чтобы эти танки и солдаты были: сейчас в Европе находятся лишь две бригады армии США.

Исправление нынешней ситуации потребует расходов, заключает RAND — не маленьких, но и не запредельных. RAND оценивает их в 2,7 млрд. долларов. Учитывая, что суммарные военные расходы государств НАТО превышают 1000 млрд. долларов, едва ли такая сумма относится к категории «невозможно позволить себе».

Время публикации доклада RAND совпало с заявлением Белого дома о намерении вчетверо увеличить расходы на военное присутствие в Европе — до 3,4 млрд. долларов. Однако эти средства, запрашиваемые Бараком Обамой у Конгресса на следующий финансовый год, пойдут на укрепление обороноспособности не только стран Балтии, но также и Польши, Румынии и Болгарии. В Европе предполагается развернуть одну дополнительную бригаду армии США. Создание постоянных военных баз в Балтии в заявлении Белого дома, как уже писал Rus.lsm.lv, не упоминается.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить