Разделы Разделы

С чистой совестью, без доверия и навыков: что не дает жить на воле после тюрьмы

Вернуться к нормальной жизни бывшим заключенным часто мешает отсутствие социальных навыков, доверия и мотивации, считают участники передачи «Открытый вопрос» на Латвийском радио 4. Впрочем, порой дополнительным непреодолимым препятствием становится и нехватка чисто физической инфраструктуры.

«Процесс ресоциализации должен начинаться еще когда человек находится в тюрьме. Так работа и организовывается. […] Тюрьма с первого дня работает с ним, поскольку, когда ворота откроются и человек выйдет на свободу, он должен там жить нормальной жизнью», – заявила «Открытому вопросу» начальница Управления мест заключения Илона Спуре.

Она пояснила, что в тюрьмах уже давно организована работа по ресоциализации заключенных: есть и программы психологической помощи, и помощь в латании дыр в образовании – общего и профессионального, и (как правило) есть возможность подработать, чтобы покрыть штрафы или иметь что-то в кармане по выходу на свободу. Но, отмечает глава ведомства, в конце концов, очень многое зависит от человека: нельзя заставить его учиться на повара или получать какие-то другие навыки, если он этого не хочет. 

Ранее по теме:

Цикл "Возвращение" о заключенных: вернуться к обычной жизни после тюрьмы. История Виктора

Цикл "Возвращение" о заключенных: вернуться к обычной жизни после тюрьмы. История Татьяны

Цикл "Возвращение" о заключенных: вернуться к обычной жизни после тюрьмы. История Арниса  

Цикл "Возвращение" о заключенных: вернуться к обычной жизни после тюрьмы. История Орестса

Цикл "Возвращение" о заключенных: вернуться к обычной жизни после тюрьмы. История Кристины

«Тюрьма может мотивировать, но не может заставить. Он должен проявить желание меняться. То, что человек совершил, это не руки, не ноги виноваты, а то, что в голове. Мы должны работать с его головой, с мыслями, с волей, желанием менять отношение к жизни», – считает она.

«Мы не должны его де-интегрировать»

Глава Государственной службы пробации Михаил Папсуевич подтвердил, что работа с заключенными начинается задолго до того, как они освободятся, и продолжается после этого, потому что людей надо сориентировать, обеспечить информацией о доступных социальных услугах самоуправлений (в разных муниципалитетах они, конечно, разные).

Главное, считает гость «Открытого вопроса», чтобы и государственные, и муниципальные структуры, и частный сектор и общество в целом не относились к ним как-то по-особенному.

«Это просто человек, у которого есть определенные социальные проблемы. И у него не должно быть ни приоритета над людьми со схожими проблемами, ни наоборот. Мы как общество не должны его де-интегрировать, как-то специально его выделяя», – сказал он.

По словам специалиста, для решения вопросов с жильем и средствами на первое время освободившиеся могут обращаться за помощью к самоуправлениям – в частности, за гарантированным минимальным пособием. В случае же, когда заключенный вышел на волю, и ему решительно негде остановиться, есть хотя бы приюты, услуги которых частично оплачивает та же Служба пробации и некоторые самоуправления.

«Многие мыслят, как подростки»

Правда, констатировал М. Папсуевич, часто проблемой становится даже не отсутствие информации, важной для отбывших свой срок, или других инструментов поддержки, а тотальное недоверие к официальным структурам и всем, кто с ними сотрудничает.

«Зачастую у них и личного опыта-то нет, но среда, в которой они общаются, считает, что сотрудничество с государственными учреждениями – это нехорошо», – заметил он.

Мартиньш Круклис, председатель правления Общества Святого Луки, которое как раз занимается ресоциализацией бывших заключенных, подтверждает: отсутствие доверия не дает вышедшим на свободу обратиться за помощью или правильно ею распорядиться. Плюс – нехватка навыков жизни в обществе, в которое они чаще всего и до тюремного срока были интегрированы не лучшим образом.

«Они не понимают, как жить в нормальном обществе. И потому очень многие возможности проходят мимо, потому что они ни к чему такому не привыкли. Они не понимают, что делать, куда обращаться. И у них нет мотивации», – рассказал собеседник Латвийского радио 4.

«Обычная ситуация: человек приходит к нам, он хочет, чтобы мы дали ему квартиру, работу и все остальное. Но мы ему говорим, что наша программа нацелена на полную интеграцию – духовную, психологическую, социальную, а потом уже работа, жилье и так далее. А очень многие из них мыслят, как подростки. И вот, когда он выходит, он думает, что может все сам, ему море по колено, вот у других все было кое-как, а у него все получится по-другому. А когда спотыкается, падает, он опять приходит к нам, и тогда доверяет нам немножко больше. […] Человек не доверяет обществу, он не доверяет людям, которые ему советуют, дают информацию. Поэтому самое основное – добиться доверия. Тогда он что-то начинает делать, так как убеждается, что никто не желает ему зла и не собирается вредить», – поделился М. Круклис своими наблюдениями.

Приют – это не решение

Впрочем, признает И. Спуре, отсутствие более-менее стабильной крыши над головой – это одна из самых больших преград для нормальной интеграции в общество, и у освободившихся без определенного места жительства самый высокий риск снова оказаться за решеткой. И это уже вопрос не столько мотивации, сколько вполне физической инфраструктуры.

«Мы можем давать ему советы «обратись в ночной приют», но это не долгосрочное решение. Так мы не можем научить его жить самостоятельно. Он привык жить в тюрьме: там у него есть где жить, его кормят, ему не надо оплачивать коммунальные услуги. Он сыт, он одет, он в тепле, и это многое значит.

И вот он выходит на свободу и попадает в общество, которое смотрит на него с настороженностью и, наверное, не каждый возьмет его на работу. Но он сегодня хочет есть и завтра тоже… И он, вероятно, очень быстро что-то совершит и придет к нам обратно. У нас в этой системе не хватает поддержки бывших осужденных. У нас нет учреждений, куда их можно направить, если нет крыши над головой, и человек выходит без денег. Особенно сейчас, во время COVID-19. Потому что ночной приют – это не решение», – констатировала глава Управления мест заключения.

*Этот выпуск передачи «Открытый вопрос» подготовлен в рамках спецпроекта ЛР4 при финансовой поддержке Европарламента.
Данная публикация отражает только мнение сторон, имеющих отношение к созданию материала.
Европарламент не несет ответственности за любое использование информации в рамках данной публикации.

Другие материалы проекта на сайте Латвийского Радио-4

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить