Прокуратура не спешит пересматривать роль Vikom Industry в Золитудской трагедии

Пока нет полного текста приговора по уголовному делу об обрушении магазина Maxima и гибели 54 человек под его руинами, трудно судить, что привело к осуждению лишь одного обвиняемого из девяти, сообщает LTV в передаче De facto. Но призыв начать уголовный процесс для оценки ответственности субподрядчика — Vikom Industry — позволяет сделать вывод, что кто-то еще мог бы получить срок, прозвучало в передаче.

Ранее дело Vikom Industry было выделено из основного процесса в связи с подделкой подписей. По мнению следствия, между фальсификацией и обрушением здания не имелось прямой взаимозависимости. Но в распоряжении редакции De facto имеются материалы выделенного дела, которые свидетельствуют: без этих подписей строение вовсе нельзя было бы сдать в эксплуатацию. Однако прокуратура стоит на своем.

Главный судья по делу о трагедии Эрлен Эрнстсонс на вопрос о том, означают ли сопутствующие приговору вердикты, что, на взгляд суда, действия Vikom Industry могли повлиять на случившееся, ответил тележурналистам:

«Если уж суд такой сопутствующее решение принял, то, очевидно, у суда возникло такое мнение о нарушениях этого юридического лица также и в этом уголовном процессе».

Ныне ликвидированное предприятие Vikom Industry являлось субподрядчиком стройфирмы  Re&Re, в его задачи входило изготовление и монтаж металлоконструкций. И у него тоже имелся субподрядчик: Monce, позднее — Monce V, представитель которого Виктор Иванов в свое время являлся фактическим руководителем работ субподрядчика. Он в выделенном процессе также был тем лицом, которое понесло наказание за подделку подписей — штраф в неполные 2000 евро, на который согласился без суда.

В ходе следствия Иванов признал, что подписи под актами сдачи-приемки работ и в журналах строительных работ, якобы от имени уполномоченного Vikom Industry руководителя работ Андрея Кулешова, ставил он сам,в  том числе в присутствии других рабочих на стройплощадке. В протоколе допроса от 7 февраля 2014 года приводятся слова Иванова: «Я не знаю, могли ли они знать, что я подделываю подписи А. Кулешова, возможно, они думали, что я А. Кулешов, а также, возможно, им было всё равно, кто я такой».

Фальсификация потребовалась потому, что только у Кулешова, единственного связанного с предприятием специалиста, имелся необходимый для такой ответственности сертификат. В показаниях Иванова от 11 февраля 2014 года сказано, что о подделке подписей все же мог знать и представитель Vikom Industry, ответственный за соответствующий проект Андрей Швейц.

«А. Швейц мне также сказал, что тогда, когда акты нужно будет отдать для приемки работ, в них будет необходимая подпись А. Кулешова. Он не сказал мне прямо, что подписывается вместо А. Кулешова, но дал понять, что так надо делать. Я больше не помню деталей разговора, однако я уверен, что он знал, что подписи А. Кулешова в актах я подделывал», — написано в протоколе.

Этот эпизод подделки, по оценке следствия, не связан с основным уголовным процессом. Убедить в противном пытался с самого начала представитель Ивара Сергетса на суде Артур Звейсалниекс, потому что Vikom Industry готовила детализированные чертежи кровельных ферм, разлом которых и привел к катастрофе.

«То, что именно Vikom industryвыбрала конкретные крепления, которые в конце концов лопнули и на которые надевались гайки, потому что они не отвечали никаким требованиям, то, что они вели монтаж без проекта проведения работ, без соответствующей проектной документации, без ничего, не видеть, что это предприятие подделало энное число подписей во всей строительной документации — и эти факты, которые были очевидны фактически сразу, при чтении дела, прокуратура просто игнорировала», — говорит адвокат.

Обвинявшийся в подделке подписей Виктор Иванов уже скончался. С прежним владельцем  Vikom Industry Владиславом Подгурским De facto связаться не удалось. В свою очередь, Андрей Швейц. Которому дозвонились журналисты после объявления приговора суда по делу о трагедии в Золитуде, предпочел отказаться от беседы: «Извините, я вам ничего комментировать не буду».

Генпрокуратура от своих позиций не отступает: у нарушений Vikom Industry, за которые уже понесено наказание, связи с обрушением здания нет.

«Сваливать всё в одну кучу и потом пытаться выудить что-то оттуда — это довольно скоропалительно. Это во-первых. Во-вторых, мы не знаем сейчас идею и мотивацию этого суда, почему появился этот сопутствующий вердикт с возможными нарушениями Vikom”, — сказал прокурор Каспар Цакулс.

Будь на то основания, прокуратура однозначно начала бы уголовный процесс. Но прокуроры напоминают: детализация кровельных ферм была согласована с Иваром Сергетсом, в связи с чем ответственность в любом случае на нем. К тому же не отвечают истинному положению дел заявления, что Сергетс задумал сплошные фермы, а соединения затем предусмотрела именно Vikom Industry.

«Нигде в документации ферма со сплошным пролетом не появляется. И на заседании суда было констатировано, что после произошедшего обрушения Сергетс подделал этот чертеж и послал одному эксперту подделанный чертеж», — рассказала прокурор Екатерина Кушакова. Упомянутого эксперта уже после обрушения привлекло архитектурное бюро KUBS, чтобы провести экспертизу возможных причин аварии.

На том, что изначально речь шла о сплошном пролете фермы, без соединений, настаивает и строительный эксперт проекта Андрис Гулбис, который проверил первоначальный проект Сергетса и которого суд оправдал, как и еще семерых обвиняемых. 

Прокуроры говорят, что обязательно обжалуют приговор. Они стоят на своем: Ивар Сергетс не может быть единственным осужденным, потому что в строительном процессе ответственность исполнителей возникает по цепочке. И свою часть ответственности следует взять на себя и архитектору, и генподрядчику, и Стройуправе. В тогдашнем правовом регулировании действительно не оговаривалось четко, кто за что отвечает, и обязанности не были четко разграничены, но круг обязанностей как таковой — был. Прокуратура также признаёт: если в мотивированном приговоре суда (его текст пока недоступен) действительно будут обоснованы ошибки в обвинении, в суде второй инстанции исправления еще возможны. Но говорить об этом пока преждевременно. 

Как уже сообщал Rus.lsm.lv, Рижский Пардаугавский суд 18 февраля приговорил строительного инженера Ивара Сергетса к шести годам заключения, а остальных восьмерых обвиняемых признал невиновными.   

Как писал Rus.lsm.lv, заседания суда по делу об обрушении кровли супермаркета Maxima 21 ноября 2013 года и гибели 54 гражданских лиц длились шесть лет и переносились неоднократно. Так, в связи с длительной болезнью ведущей процесс судьи осенью дело взяла в свои руки резервная судья.

Обрушение кровли в магазине на ул. Приедайнес, 20 произошло вечером 21 ноября 2013 года, когда в торговом зале было много людей. Несколько раз до того срабатывала сигнализация, но посетители не были эвакуированы. Через час после первой сирены обвалилась кровля здания, завалив людей. Позднее, уже во время спасательных работ, случился второй обвал. Погибли 54 человека, десятки получили ранения различной степени тяжести.

Катастрофа вызвала огромный общественный резонанс, так как была вызвана грубыми нарушениями при строительстве. По данным источников LTV, к обрушению кровли магазина привело использование несоответствующих конструкций, менее прочных, чем требовалось по строительным стандартам. Кроме того, администрация магазина неоднократно игнорировала сигналы тревоги, что в тот день сыграло роковую роль.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить