Осложнение после Covid-19: история человечества не изменится — она ускорится

Нашествие вируса не только спровоцировало глобальный кризис, парализовав экономику. Оно выявило многие болезни нынешнего мироустройства. Когда закончится пандемия, или хотя бы ее острая фаза, не знает никто. Но склонные к футурологии комментаторы уже начинают давать прогнозы по поводу того, каким может быть мир «после Ковида».

Прогнозы эти порой диаметрально противоположны, замечает политолог Ричард Хаас, возглавляющий влиятельный американский Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations) в статье, опубликованной в журнале Foreign Affairs.

Часть комментаторов ожидает формирования нового мирового порядка во главе с Китаем, другие уверены в том, что Китай, напротив, утратит лидирующие позиции. Кто-то предвещает скорый конец глобализации, оппоненты же надеются, что Covid-19 откроет новую эру глобального сотрудничества. Укрепление национализма, подрыв свободной торговли, смена режима во многих странах — эти перспективы сейчас кажутся вполне вероятными.

Не поворотный пункт, а станция на пути

Большинство рассуждающих на эту тему убеждены, что мир, на пороге которого мы сейчас стоим, будет сильно отличаться от мира, в котором мы жили еще три месяца назад. Логично предполагать, что событие такого размаха, как пандемия Covid-19, с непредсказуемыми пока последствиями, может стать поворотным пунктом современной истории.

Однако Ричард Хааса полагает, что «мир после пандемии вряд ли будет радикально отличаться от мира до нее.

COVID-19 не столько изменит основные тенденции текущего момента мировой истории, сколько придаст им ускорение.

Пандемия и реакция на нее выявили и усилили основные черты, присущие геополитике сегодняшнего дня. Поэтому кризис обещает быть не поворотным пунктом, но промежуточной станцией на пути, по которому мир двигается в течение последних нескольких десятилетий».

Хаас тоже не знает, когда закончится кризис — через полгода, год или полтора. Продолжительность бедствия может зависеть от сознательности населения в отношении соблюдения социального дистанцирования и элементарной гигиены. Для затухания эпидемии также важны точное и доступное тестирование, скорая разработка эффективных вакцин, лекарств и методов лечения, и экономическая помощь населению и бизнесу.

Пост-американский мир

Covid-19 изменит многое в нашей жизни, и все же мир останется узнаваемым. Разногласия крупных держав, шаткое глобальное сотрудничество, ослабление влияния США — все это наблюдалось и до пандемии. Кризис лишь подчеркнул и обострил эти тенденции, и в будущем они будут усугубляться, полагает Хаас.

Одна из самых заметных особенностей нынешнего кризиса — отсутствие лидерства США.

Америка не только не сплотила мир в глобальной борьбе с вирусом, но и не подала пример эффективного сдерживания эпидемии в отдельно взятом государстве. Страны справляются как могут и обращаются за помощью и советом к тем, для кого пик эпидемии уже миновал — например, к Китаю.

Но перестающий быть однополярным мир, в котором США доминируют все меньше — это уже давно не новость, и тенденция была вполне очевидной в последние десять лет, отмечает автор. В какой-то степени ослабление лидерства США является результатом укрепления позиций других государств, в частности, Китая. Однако Хаас считает более существенным то, что политическая воля самих США на международной арене слабеет — при том, что экономическая и военная мощь страны продолжает расти. При президенте Обаме началось сокращение присутствия в Афганистане и на Ближнем Востоке. Президент Трамп, по сути, прекратил присутствие США в Сирии и, что, возможно, более важно, не проявляет особого интереса ни к альянсам, ни к сохранению ведущей роли США в решении важных международных проблем.

Образ Америки как прекрасной для жизни страны тоже для многих потускнел. Политический тупик, стрельба в школах, финансовая недальновидность, приведшая к глобальному кризису 2008 года, опиоидная эпидемия — все это снижает привлекательность американской модели общественного устройства. Медленная реакция властей США на пандемию еще больше укрепит в мире мнение о том, что Америка «сбилась с пути», прогнозирует Хаас.

Международное сообщество — лишь название

Пандемия бросила человечеству глобальный вызов. Пострадали и демократии, и страны с авторитарными режимами, бедные, богатые, Запад и Восток. Но глобального ответа на эпидемию не последовало. Всемирная организация здравоохранения, которая должна была бы занять командный пост в сдерживании пандемии в масштабах планеты, оказалась практически ненужной — страны по большей части вырабатывали свои стратегии реагирования.

Возникновение глобальных проблем, с которыми ни одна страна, даже самая сильная, не может справиться самостоятельно — и неспособность международных организаций решать эти проблемы. Эта тенденция тоже возникла не сегодня, эпидемия Covid-19 лишь высветила ее масштаб, отмечает Хаас.

Печальная, но неизбежная правда:

словосочетание «международное сообщество» используется так, словно это сообщество действительно существует. В реальности же это скорее нечто желаемое,

и относящееся лишь к нескольким аспектам сегодняшней геополитики. Хаас прогнозирует, что в ближайшее время это не изменится. Как только кризис закончится, все страны в первую очередь займутся ликвидацией полученного ущерба. Глобальные проблемы будут задвинуты в дальний ящик, и вряд ли стоит ожидать большого энтузиазма по поводу, например, сдерживания изменения климата.

Пандемия показала уязвимость международных производственных цепочек, поэтому Хаас предполагает, что

желание стимулировать внутреннее производство во многих странах будет крепнуть .

Глобальная торговля частично восстановится, но в большей степени ею будут управлять правительства, а не рынки.

Противодействие приему иммигрантов и беженцев в развитых странах возрастет, что уже и так происходит.

Слабых и неблагополучных государств в мире станет еще больше — из-за экономического урона от пандемии.

Почти наверняка усугубится проблема растущего долга — который во многих странах мира и так уже достиг беспрецедентных уровней.

Мировой беспорядок

Шествие коронавируса по Европе показало, что страны ЕС по большей части реагируют на пандемию поодиночке. Не дожидаясь указаний из Брюсселя, государства альянса позакрывали свои границы, что помогло приостановить распространение вируса. Однако

процесс европейской интеграции выдохся задолго до этого кризиса,

что особенно наглядно продемонстрировал «брексит».

Дальше можно ожидать призывов к усилению роли государства в жизни граждан. Права и свободы будут рассматриваться многими как роскошь, которую нельзя допустить в условиях кризиса. Между тем угрозы, исходящие от таких стран, как Россия, Северная Корея и Иран, не исчезнут и после пандемии. Возможно, эти угрозы даже стали серьезнее, пока внимание мира было переключено на борьбу с коронавирусом, предостерегает Хаас.

Три года назад вышла книга Хааса «Мировой беспорядок» (A World in Disarray), где описывается глобальный ландшафт в условиях обострения конкуренции между великими державами, распространения ядерного оружия, растущего потока беженцев, укрепления национализма и снижения роли США в мире. Нет оснований полагать, что этот ландшафт сильно изменится.

В идеале кризис мог бы побудить человечество создать более прочный мировой порядок — точно так же, как одним из результатов Второй мировой войны стали международные договоренности, способствовавшие миру, процветанию и демократии на протяжении почти трех четвертей века.

В мировом порядке «после Ковида» можно было бы ожидать более тесного сотрудничества по мониторингу вспышек инфекционных заболеваний и устранению их последствий. Мировое сообщество могло бы с большей готовностью решать проблемы изменения климата, устанавливать правила для цифрового информационного пространства, помогать вынужденным переселенцам и бороться с терроризмом.

Но, по мнению главы Совета по международным отношениям, нет оснований полагать, что послевоенный опыт повторится.

Сегодняшний мир не расположен к тому, чтобы его приводили в форму.

Власть держат в руках слишком много структур, и государственных, и негосударственных, и их больше, чем когда-либо прежде. Консенсус в основном отсутствует. Развитие новых технологий и сопутствующих этому процессу проблем опередили коллективную способность бороться с ними.

Таким образом, можно ожидать, что в результате пандемии коронавируса изменится не факт мирового беспорядка, но его степень, резюмирует Ричард Хаас.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно