Сергей Кузнецов: Даугавпилс на пороге эпохи возрождения

В городе наступает эра эксгумации старых проектов, идей и мыслей. Процесс идет быстрее, чем появление зомби в «Ночи живых мертвецов». Главный реанимируемый этой недели — санаторий «Межциемс».

Что такое санаторий «Межциемс» для Даугавпилса? Это в первую очередь память о том, как классно было много лет назад. Попить минералочки из источника кто только не приезжал, хотя чаще другого от старожилов можно услышать: «Летом весь Ленинград отдыхал тут!»

Санаторий, чья история вырастает из царских времён, пережил две мировые войны, но не наступление новейших времен. В 1991 году лечебницу закрыли, началась распродажа санаторного имущества — от кроватей с одеялами до тумбочек с вешалками.

Территория почти в 6 гектаров стала частной собственностью и, как Белоснежка, впала в кому и принялась ждать принца на белом коне, что прискачет и поцелует, а после все вновь зацветёт буйным цветом. Только вот эта сказка в Даугавпилсе написалась по другому сценарию.

На сцене появился не принц, а предприниматель Владислав Дриксне. Именно его компании Ditton принадлежит санаторий. Бизнесмен предложил обмен. Есть долги по налогу за недвижимость? Давайте, я вам санаторий с землями, а вы мне — списание долгов.

В ноября прошлого года группа Ditton выставляла своё имущество на продажу — просила за санаторий 650 000 евро. За эти деньги компания прощалась с землицей (5,6 гектаров) и стоящими на ней зданиями (разной площади и состояния, но общеим числом 19). Лечебница расположена у самой Даугавы — 530 метрами берега владеет. Но главная ценность все-таки — скважина с минеральной водой, уходящая на глубину 580 метров. Именно из-за этой воды граф Плятер-Зиберг не поленился и в 1883 году заложил санаторий.

Землю так никто и не купил, но депутаты успели съездить в санаторий — посмотреть-прицениться, что за товар предлагается. Похоже, этот вояж распахнул перед отцами города сияющие перспективы получения денег еврофондов. Ну и опять же, экономия рисуется: в (не)обозримом будущем на стол в зале заседаний в гордуме можно будет ставить не дорогую покупную воду, а свою, межциемскую, и брать ее по себестоимости.

В общем, избранники народные решили домик в деревне взять — но никак не дороже 330 000 евро ноль ноль центов.

Даугавпилс, конечно, не Одесса, но тут тоже иногда говорят «будем посмотреть». Ну вот и будем посмотреть, как засияет ещё одна жемчужина Даугавпилса. Именно с этим продуктом защитной реакции моллюсков любят сравнивать депутаты свои великие начинания.

Поскольку почти все начинания великие по умолчанию, Даугавпилс — только что под ногами не хрустит — уже весь в жемчуге.

Но в эту бочку свежего шоколада так и норовит просочиться какая-нибудь гадость. Именно Владислав Дриксне, будучи вице-мэром Даугавпилса (2005-2007, затем добровольно подал в отставку), продавил идею покупки городом земли с бывшим военным аэродромом в Лоциках. Цена надежды на развитие там гражданского аэропорта составила один миллион латов. Тогда, в 2005 году, Дриксне обещал, что, если идея за 4 года не реализуется, то он выкупит у города Лоцики за те же деньги. Первая часть сбылась в точности: идея не реализовалась. Со второй вышло иначе: землю никто не выкупил.

Давняя история с аэропортом «Лоцики» тут не только потому, что ценна аналогией. Пока мы замирали в ожидании пилотной серии больнично-коматозного сериала «Санаторий», оказывается, возобновился сериал-катастрофа «Аэропорт», окончательно, как мы думали, закрытый в 2017 году.

Выяснилось, городские мужи сгоняли в столицу — в министерство, отвечающее за развитие регионов. Вернулись с вестями, за которые головы не рубят. В министерстве они узнали, что могут надеяться на почти 100 тысяч евро из еврофондов — для подготовки техдокументации для аэропорта. Ждём-с.

Но и это еще не все. Не очень пока определенно, но заговорили о том, что открытый бассейн в Стропах надо всё же построить. И поликлинику на Новом Форштадте тоже надо. И еще много чего надо:

подходящих для эксгумации проектов в думских архивах можно нарыть — на второй Даугавпилс хватит.

Впрочем, пока все это намерения и речи. Ключевое слово тут — «речи»: отцы города научились разговаривать друг с другом на понятном для всех. И оказалось, что все, что раньше было ненужно, нерентабельно, неперспективно «не» потеряло.  Отсюда и интенсивность раскопок на кладбище проектов.

Опять же — ждем-с. Это мы, не сказать, что б любим, но умеем. Привыкли. Сейчас вот ждем, когда поедут по улицам новые трамваи и откроют новый променад, то есть, простите, виадук. Обещали к концу года. Вроде бы даже этого.

Но вот чего ждать совсем недолго и что точно случится —  гонка по спидвею 8 сентября в 14.00. Последняя гонка сезона, кстати.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно