Павел Широв: всесильный Лукашенко

Осенью далекого уже 1997 года президент Беларуси Александр Лукашенко, отбывавший еще только свой первый срок на посту главы государства, зачем-то собрался в российский город Ярославль. В Москве о предстоящей поездке узнали в самый последний момент и были несказанно удивлены, потому что дипломатический протокол подобных визитов без ведома высшего руководства страны не предусматривает. К тому же двумя месяцами ранее в Беларуси была арестована съемочная группа российского телеканала ОРТ (ныне – «Первый канал») во главе с шеф-корреспондентом бюро телеканала в Минске Павлом Шереметом.

Провинились журналисты в том, что снимали репортаж о ситуации на границе Беларуси с Литвой, как выяснилось, совершенно не охраняемой. Реакция Кремля была весьма жесткой. Личный самолет Лукашенко уже стоял на летном поле минского аэропорта, когда пришло сообщение, что разрешения на полет в Россию не будет. Не помогла даже телеграмма, отправленная Лукашенко своему тогдашнему российскому коллеге Борису Ельцину. «Он пусть сначала Шеремета отпустит», - заявил Борис Николаевич.

Двадцать четыре года спустя история частично повторилась. Частично, потому что теперь участниками (кроме одного) стали совсем другие люди. 1 октября власти Беларуси арестовали журналиста минского издания московской газеты «Комсомольская правда» Геннадия Можейко. Причем, по информации правозащитного цента «Весна», не в Минске, а в Москве. После чего журналиста вывезли с территории России и поместили в печально известный минский «изолятор временного содержания» на улице Окрестина.

Правда, согласно официальному сообщению МВД Беларуси, все произошло все-таки в Минске. Якобы журналист пытался через территорию России выехать в третью страну, цитата: «однако, с учетом принятого ранее российскими правоохранительными органами решения о нежелательности пребывания на территории страны, правоохранительными органами России ему было отказано в выезде с территории РФ и предписано убыть с территории данного государства. Можейко в установленном порядке выехал с территории России и прибыл в Беларусь, где в последующем и был задержан».

Вот только на этот раз официальная Москва хотя и выразила «сожаление» устами кремлевского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, однако вмешиваться не пожелала. По словам г-на Пескова, Россия не имеет «никаких юридических оснований заниматься защитой интересов этого журналиста», поскольку тот является гражданином Беларуси. Даже прокомментировать коллизию с задержанием Можейко пресс-секретарь отказался, переадресовав вопрос пограничной службе.

Поводом для ареста послужила статья Можейко от 28 сентября, в которой рассказывались подробности случившейся утром того же дня перестрелки в одной из минских квартир. По версии КГБ Беларуси, сотрудники ведомства «совершали рейд по квартирам лиц, которые могут быть причастны к терроризму». 31-летний Андрей Зельцер, работавший в крупнейшей минской IT-компании EPAM Systems, отказался открывать дверь, а когда сотрудники КГБ все-таки вломились к нему в квартиру, выстрелил по ним из принадлежавшего ему охотничьего ружья. Один из сотрудников КГБ получил смертельное ранение. Ответным огнем был убит и сам Зельцер.

В своей статье Можейко процитировал слова знакомой Зельцера. «Буквально два абзаца», как утверждает главный редактор газеты Владимир Сунгоркин, «четыре предложения о том, что парень был хороший, когда они вместе учились, и всегда за правду стоял». В общем, ничего криминального, никаких «оправданий терроризма», померещившихся властям Беларуси. Но видимо, этого оказалось достаточно. Примечательно, что, как отмечают знакомые и коллеги Геннадия Можейко, ни в каких оппозиционных настроениях тот прежде замечен не был. В прошлогодних протестных акциях не участвовал. Работая в минском филиале «Комсомольской правды», писал на разные темы, обычно далекие от политики. Подборку таких высказываний приводит русская служба Би-би-си.

Газету «Комсомольская правда», сохранившую название с советских времен, хотя с тех же пор не имеющий никакого отношения к комсомолу, никак нельзя назвать оппозиционной. Более того, считается, что это любимая газета Владимира Путина. Во всяком случае, российский президент не раз весьма комплиментарно высказывался в адрес журналистов издания. Тем не менее, в отличие от своего предшественника, вступившегося за журналиста российского телеканала, пусть и не гражданина России, Путин никак не отреагировал ни год назад, когда власти Беларуси запретили печатать бумажный выпуск «любимой газеты» на своей территории, ни теперь, когда после статьи Можейко заблокировали сайт издания, ни после загадочного ареста журналиста.

А ведь в иных случаях Кремль с ответом не задерживается. Вот и теперь, не успели в Брюсселе оповестить о высылке российских представителей при штаб-квартире НАТО, пресс-секретарь МИД Мария Захарова уже пригрозила встречными мерами. Блокировка в Германии Youtube-каналов российской телекомпании RT DE вызвала весьма пространное заявление внешнеполитического ведомства и угрозу полностью заблокировать весь сервис на территории России. В буквальном смысле похищение и вывоз за границу журналиста российского издания, не вызвали никакого гнева с возмущением, только невнятные оправдания, мол он не наш гражданин.  

Путин, разумеется, не обязан лично реагировать на подобного рода события. Да и вообще вполне может оказаться сильно занят неотложными делами на самом деле государственной важности. Вон в России смертность от коронавируса который день бьет свои же рекорды. Тут просто интересно, что он скажет Лукашенко, когда тот в очередной раз приедет в Москву или в Сочи просить очередной кредит.   

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить