Павел Широв: сам себе преемник

Корреспондент телеканала CNBC Хедли Гэмбл спросила Владимира Путина, думает ли он о своем преемнике и действительно ли он хочет оставаться президентом до 2036 года (в оригинале: пока вам не исполнится 84). Путин ответил, дословно: «Предпочитаю не отвечать на такие вопросы, это мой принцип. До выборов еще много времени. Такого рода разговоры дестабилизируют ситуацию. Ситуация должна быть стабильной и безопасной, чтобы все государственные структуры, все органы власти работали спокойно, уверенно смотрели в будущее. Да, конституция позволяет мне баллотироваться на следующий срок, но никаких решений на этот счет пока не принято».

Хедли Гэмбл, как добросовестный журналист, обязана была задать такой вопрос хотя ответ можно было предсказать заранее.

Да, Путин собирается оставаться президентом до своих 84 лет, как минимум. Как максимум — пока жив. Для того в прошлом году и была произведена спецоперация по внесению поправок в конституцию, настолько декларативных и потому совершенно ненужных, что поначалу многие, даже вполне лояльные лично президенту, удивлялись, а зачем вообще все это понадобилось.

Только когда на трибуну Государственной Думы вышла отставной космонавт Валентина Терешкова и предложила, коль скоро конституция меняется, «обнулить» все предыдущие президентские сроки Путина, стало ясно — вот для этого и понадобилось.

Конечно, ответить напрямую, откровенно Путин не мог, положение не позволяло, потому и увильнул. Так что в оставшееся время до следующих президентских выборов 2024 года его об этом наверняка спросят еще не раз, и еще не раз распространят ответ, как новость дня. И потом,

перед выборами 2030-го снова будут спрашивать — и снова помещать уклончивый ответ на первую полосу, выделяя жирным шрифтом или как-то еще, чтобы все заметили. Что поделать, таковы, можно сказать, каноны журналистики. Да и много воды утечет к тому времени. Много чего случится.

Все предыдущие ответы Путина забудутся, как уже забылся его ответ еще в июне прошлого года, когда он скромно так заметил, что ничего для себя не исключает, и разве что ножкой смущенно не шаркнул. Может быть потому, что в тот момент сидел.

Все последовавшие за «всенародным голосованием» по поправкам к конституции действия российской власти имели эту, единственную цель — увековечить правление Путина. Для этого пытались отравить Алексея Навального, а когда не получилось, упрятали в тюрьму и теперь делают все, чтобы там Навальный и оставался как можно дольше. Для этого старательно зачищали любую, даже самую невинную оппозицию в преддверии выборов в Государственную Думу. Для этого

и новый состав нижней палаты российского парламента подобрали такой, который даже не удивится, если вдруг узнает, что Путин решил снова баллотироваться в президенты.

И примет все возможные и невозможные репрессивные законы, чтобы ни один Муратов, будь тот хоть трижды Нобелевский лауреат, не посмел на страницах своей газеты усомниться в праве Путина поступать, как ему заблагорассудится, и ни один избиратель даже не подумал выходить на несанкционированный митинг протеста. А митинг в поддержку очередного мудрого решения национального лидера соберется сам собой, достаточно не указания даже, просто намека.

И тут, надо сказать, ничего нового Путин не придумал. Все это случалось уже не раз. Вот, к примеру, был в Мексике такой президент по имени Порфирио Диас. Тоже сначала, после первых двух сроков назначил себе временного заместителя, а потом вернулся. И даже не стал менять конституцию, чтобы еще через четыре года вновь переизбраться, хотя конституция такого не позволяла. Впоследствии догадался и конституцию изменить, заодно продлив срок полномочий президента с четырех до шести лет.

При Диасе по-прежнему регулярно проходили выборы губернаторов штатов и депутатов парламента. Правда, чтобы стать депутататом или губернатором надо было получить на то негласное одобрение президента. Ничего не напоминает?

В период правления Диаса, продолжавшийся без малого 35 лет, экономика Мексики бурно росла. Сначала 2,7 процента в год, в 1900-10 годах и того выше — 3,3 процента. Строились железные дороги, создавались новые предприятия. В страну активно привлекались иностранные инвесторы. Мексиканцам бы жить да радоваться, но потом что-то сломалось. Случилась революция. Диас был свергнут, на борту германского парохода «Ипиранга» отплыл во Францию, где несколько лет спустя и закончил свои дни в возрасте 84 лет. Там же был похоронен на парижском кладбище Монпарнас, и в дальнейшем время от времени высказываемые предложения вернуть его прах на родину, понимания у мексиканцев не нашли. До сих пор.

Конечно, история не обязана повторяться в точности. Да и современная Россия вовсе не Мексика рубежа XIX — XX веков. Кое-что общее имеется, в частности, бедность, которую тут недавно сам Путин признал и назвал «главным врагом». Все же такое сравнение было бы слишком некорректным. Так что шанс избежать кровавых событий, подобных тем, что случились в Мексике сто десять лет назад, еще остается.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить