Кино-логика Дм.Белова: Дизель — машина мести

А помните последний фантастический боевик до революции, то есть до пандемии? Я напомню. Это был «Бладшот». Давайте посмотрим, что же мы потеряли, так и не добравшись до кинотеатров.

ФИЛЬМ

Бладшот (Bloodshot, 2020)

    Включаем наши самые большие телевизоры, садимся к экрану и видим, как спецгруппа спецназа выполняет спецоперацию по освобождению заложников в кенийской Момбасе. Благодаря личной храбрости и недюжинной смекалке Рэя Гаррисона (Вин Дизель) операция завершается успехом. Группа возвращается на базу, Рэй на скорую руку шутит солдафонские шутки прямо на взлётно-посадочной полосе, там же целует красивую молодую жену в мягких лучах вечернего итальянского солнца и отправляется в отпуск.

    Недолго музыка играла, недолго Дизель отдыхал. В дом врываются превосходящие силы неизвестного противника, вкалывают Рэю неустановленное вещество, и героический солдат приходит в себя в холодильнике со свиными тушами. Злоумышленники убивают жену Рэя и стреляют ему в лицо.

    Тем не менее, герой снова приходит в себя, на этот раз в лаборатории организации RST, где Т ожидаемо означает «технологии». Биологический заряд, трансфузия — вуаля! — теперь он не просто солдат, а солдат-киборг с микрочипами в мозге, наноботами вместо крови и мегапровалом в памяти. Кажется, что из прошлой жизни у Рэя остались только понты, но воспоминания о погибшей жене возвращаются подозрительно быстро. Убедившись в своей способности безнаказанно раскрошить железобетонную колонну голыми руками, алчущий мести Рэй на угнанной корпоративной машине подъезжает к корпоративному самолёту. Быстренько (но чуть медленнее Нео) загрузив в голову мануал, Рэй летит убивать убийц.

    И здесь необходимо остановиться, чтобы не засветить единственную реальную ценность этого фильма — неожиданный поворот, который делает из прямой палки сюжета прямой угол. Дальше снова всё просто, никаких тебе изгибов W, S и уж тем более Х, обычное Г. Не сказать, что это какой-то невероятный твист в вакууме, но в контексте ожиданий от фильма с Вином Дизелем — вполне себе хоба.

    Можно ли считать «Бладшот» спин-оффом «Форсажа», сном, вызванным полётом Дизеля вокруг гранаты, в котором он не управляет машиной, а сам становится управляемой машиной? Почему бы и нет.

    Это такой «Форсаж» без форсажа, на пониженных оборотах и на двадцати процентах бюджета.

    Тупости тоже процентов двадцать от последних «Форсажей» — но и это немало, будьте уверены. Сценарные клише ничего не стоят — открывай папочку «фантастический боевик» да копипасти вволю — так что здесь паритет.

    О развитии персонажей и их психологической глубине можно рассказать чуть меньше чем ничего, так что ограничимся описанием спецэффектов. «Бладшот» снят на визуальном уровне полноценного блокбастера 20-летней давности. По нынешним меркам такой блокбастер не назовёшь даже пол-ценным — съёмки обошлись всего в 45 миллионов. Много заметной компьютерной графики средней ценовой категории, но есть и красивое. Например, злодейские брыли, полощущиеся во взрывной волне в единственном уместном слоу-мо, красивая ката под водой в исполнении красивой Эйсы Гонсалес, Амальфи при свете дня и Будапешт на закате. Последние два пункта можно увидеть в любом рекламном туристическом ролике, но я и не говорю, что это было уникально, говорю — было красиво. Из новаторского — жаркая схватка «Дизель против всех»: бой пельмешек у перевернувшегося грузовика с мукой.

    В узких кругах широко известно, что настоящее имя Вина Дизеля — Марк Синклер Винсент. Пять лет назад, в «Форсаже 7», Вин решил прикинуться Винсентом и изобразить на лице что-то человеческое. Проникновенно-драматическое изображение (разумеется, в слоу-мо) вызвало у зрителя желчный смех и печёночные колики. Дизеля усмирили: в следующей серии франшизы и в «Бладшоте» он старается не выходить за эмоциональные рамки, очерченные ещё самим Стивеном Сигалом. «Сюда попадают только те тела, которые никто не востребовал», — бросает пробный шар Кей-Ти, героиня Эйсы Гонсалес. Покер-фейс (или даже сигал-фейс) был ей ответом.

    Гай Пирс — не только опытный, талантливый и неразборчивый актёр, но и настоящий профи — старается по-настоящему, даже попадая в самые сомнительные проекты, даже воплощая персонажей с одной-единственной функцией. Правда, здесь у него всё же две функции: быть однофункциональным главой RST доктором Хартингом плюс быть единственным играющим актёром фильма (разве что Тоби Кеббелл тоже пытается извлечь хоть что-то из своей небольшой роли).

    Обязанности comic relief достались взбалмошному хакеру Уилфреду Уигансу. Но какое напряжение, такой и relief — в фильме всего одна годная шутка. Но зато давно назревшая: я, например, давно удивляюсь компасам в головах киногероев. «Он двигается на юг!». «На юг? Ты скажи — направо или налево?»

    Можно ли считать «Бладшот» бладшитом? Можно, но не обязательно. У фильма и так трудная судьба. Sony Pictures попыталась въехать в кассовый рай на хромой низкобюджетной кобыле, но коронавирус стреножил бедняжку на старте — фильм выпустили в цифре уже через три недели после премьеры (справедливости ради заметим, что и без вируса старт в Америке был очень слабым).

    Заниженные ожидания — друзья отчаявшегося зрителя: один разок, да с попкорном, «Бладшот» может прокатить.

    Глядишь, приглянётся что-нибудь — глазки Эйсы, щёчки Дизеля. А нет, так выспитесь.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    За эфиром
    За эфиром
    Новейшее
    Интересно