Тепло для окопов. Лиепая и Вентспилс делают траншейные свечи для защитников Украины

Небольшие, удобные для переноски в рюкзаке, свечи-печки в понедельник, 21 ноября, начали делать в Лиепае, а сегодня аналогичные мастерские для всех желающих начнутся и в Вентспилсе. Rus.LSM.lv заглянул в лиепайское общество Jaunatne ar misiju - Liepājā, где кипит работа.

…Руководитель Jaunatne ar misiju - Liepājā Юрис Бекерис-Бривкалнс снова зажигает свечу у входа в помещения общества на ул. Клайпедас 4. Ворчит, что ветер все время ее гасит и надо завтра будет поставить одну из траншейных (блиндажных) свечей.

Местечко это новое, Юрис с семьей давно хотели открыть такое творческое пространство, чтобы желающие могли приходить сюда и творить, и хозяева тоже предлагают разные творческие занятия.

«Со свечами интересная история получилась. Я был в Украине в августе, в рамках одного проекта помогал строить дома, чтоб людям было, где перезимовать. Когда вернулись, то хотели и дальше как-то помогать. Отправился в Вентспилс, там такие траншейные свечи уже делают. И решил – да, это то, чем мы можем тут у нас заниматься. А через два дня позвонили из Лиепайской думы: мол, не хотите ли к такому проекту подключиться? Им были нужны помещения и знающие люди. Так удачно всё совпало», — делится Юрис Бекерис-Бривкалнс.

И показал — с подробными пояснениями — как делают траншейные свечи.

Сначала надо нарезать гофрированный картон. Ширина полоски — ровно как высота жестяной банки. Затем полоски надо скрутить и уложить в банку гофрированной частью вверх, чтобы парафин удобней заливать.

«Эти свечи не для света, они для тепла. Когда парафин горит вместе с картоном, то дает очень сильное тепло.

Одна такая свеча, как мне говорили, горит четыре часа. Да, фактически маленькая печка.

Фитиль тоже делается из картона — маленькие кусочки сворачиваем и помещаем внутрь уложенного в банку картона так, чтобы они торчали примерно на два сантиметра. Фитилей нужно два – если один прогорит или бракованный, то можно зажечь второй и свеча продолжит гореть», — говорит Юрис.

Тем временем в кастрюле плавился парафин. Он поступает в больших кусках, так что сначала его надо расколоть на куски поменьше: так удобней и быстрей. Нагревать надо до 70-80 градусов, если температура меньше, то он плохо пропитывает картон. Все свечи и парафин, которые собрали лиепайчане, тоже пойдут в дело, просто коробки с собранным еще не привезли из Дома латышского общества.

«Следующий шаг — заливаем парафин. Он оседает, пропитывает картон. Потом ему надо немного постоять. Вот тут, видите, щели остаются, так что чуть позже заливаем парафин во второй раз. Уже доверху. Потом упаковываем в коробки и отправляем по назначению. Это самый лучший размер для траншейных свечей – их удобно положить в рюкзак и они не тяжелые. Мы сначала хотели делать в больших банках, но они тяжелые и неудобные. С Вентспилсом тоже консультировались, они ведь уже и в армию свечи отправляли, военные сказали, что такой размер свечей – самый удобный», — рассказывает Юрис.

Среди тех, кто пришел делать свечи, были и Виктор и Надежда из Харьковской области.

«Месяцев пять тут уже. С женой и сыном приехали. Бабушка наша, ей 73 года, ехать не захотела, там осталась. Мы четыре месяца ее упрашивали. И пришлось нам уезжать, потому что Россия стала открывать военкоматы и призывать в армию. Так что мы через Россию уезжали. Мы в оккупации были с 6 марта. Русские от нас через дорогу жили. Это было… Они пьяные, летом в трусах и с оружием по улицам ходили. Но у нас в деревне еще ничего, а в соседних, говорят, ужас просто…», -- говорит Виктор.

«Тех, кто в Луганской области живет, россияне тоже в армию призывали. Принудительно. А вообще дурдом творился. Требовали, чтоб окна все были закрыты и свет не горел. Если свет видели, стрелять начинали — по воротам, по окнам.

Весной пошла я на огород, лук сажать. А они на поле неподалеку стрельбище устроили. И мимо меня пули просвистели.

Думала – то ли стоять, то ли бежать. А муж увидел, говорит потом — на бугорке снайпер лежал, пристреливался. Вертолеты над крышами летали. Мы их по номерам знали. Следили, как они летают: если видели, что какого-то номера нет, значит, сбили. Наши. А когда мы границу с Латвией прошли, нас в гостиницу отправили. Приходим, ночь уже, и муж спрашивает: "У вас комендантский час есть?". Девушка так удивилась, не поняла, о чем это он», — присоединяется к разговору Надежда.

«Сейчас мы домой уже собираемся уезжать. Если бы не мы были оккупированы и могли выехать на Украину, мы бы сюда не поехали. Поедем к себе в деревню, у нас там бабушка осталась, и дом, у нас всё целое! А в соседних деревнях нет ничего. И город, наш районный центр, 20 километров от нас, там тоже нет ничего… Тетя наша в городе Купинске — ни квартиры у нее больше, ничего. Сейчас в Киеве в пансионате, она не ходит уже…

Надо нам домой возвращаться! Надо отстраивать свою страну»,

— говорит Виктор.

…Около шести вечера. После рабочего дня в мастерскую по изготовлению траншейных свечей начинает подтягиваться народ, и из беженцев в том числе. Мастерские в Лиепае будут работать до конца ноября. Заявку на участие лучше подать заранее. С собой можно взять также парафин или свечи «на переплавку». Только ароматические не надо, они не очень подходят.

В Вентспилсе мастерские начинают работать с 22 ноября.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще