Вейонис не собирается меняться из-за того, что стал президентом

Интрига, неизменно сопровождающая процесс избрания президента, присутствовала и в нынешнем году, когда представленные в Сейме политические силы выдвинули на этот высокий пост четырех кандидатов — депутатов Сейма Сергея Долгополова и Мартиньша Бондарса, министра обороны Раймонда Вейониса и судью Европейского Суда Эгила Левитса. И хотя поговаривали, что ни один из четырех кандидатов в итоге президентом не станет, избранный 3 июня президент Раймон Вейонис стал одним из самых популярных должностных лиц Латвии и пользуется у латвийцев большим доверием.

3 июня, вскоре после шести часов вечера, только что избранный президент Латвии Раймонд Вейонис, смущенно улыбаясь и пожимая руки поздравляющих, поднялся на трибуну парламента.

То, что подобный момент может наступить, за четыре года до этого с той же трибуны предсказала нынешний депутат Европарламента Ивета Григуле, которая назвала Вейониса «латвийским Обамой». Теперь, сидя в президентском кабинете, временно устроенном в Доме Черноголовых, Вейонис не скрывает, что и сам уже какое-то время думал, что пост президента мог бы стать пиком его долгой политической карьеры.

«Еще четыре с половиной года назад я об этом не думал. Тогда мысли были продолжить работу в качестве министра, и я в перспективе планировал, что мог бы стать кандидатом в премьер-министры. Я выдвигался от «зеленых» и тогда, и позднее, но, конечно, о президентстве в то время речь не шла.

У меня-то идея стать президентом была, но мне казалось, что вначале нужно стать премьер-министром, а уж затем президентом», — признается Вейонис.

Сразу же после избрания Вейониса появились различные версии о том, что могло быть обещано его сторонникам. Но сам президент утверждает, что разговоры о «сделке» — лишь спекуляции, и он никому ничего не обещал:

«Никакой сделки не было. Я сам встречался со всеми политическими партиями, чтобы говорить о той работе, которую я намерен выполнить, и меня поддержал мой товарищ по партии Илмар Лидака, который занялся моим лоббированием. Я определенно могу сказать, что никакой сделки не было.

То, что меня поддержали, в какой-то степени свидетельствует о моем опыте сотрудничества со всеми политическими силами, представленными в парламенте.

Там много людей, с которыми у меня  сложились нормальные отношения, и то, что, возможно, кто-то вопреки установке партии меня поддержал... Это закрытое голосование - наверное, спасибо ему».

Правда, тогда, когда Вейонис впервые должен был выполнить одну из главных задач президента — выдвинуть кандидата на пост премьер-министра — он, в отличие от своих предшественников Валдиса Затлерса и Андриса Берзиньша, в процессе выбора претендента занял выжидательную позицию.

«Главная проблема с президентом, с номинируемым им кандидатом в премьер-министры — в том, что любой кандидат, которого назовет президент, должен получить поддержку большинства в Сейме.

Поэтому это дело не простое, поскольку у нас парламентское государство и во всех подобных ситуациях парламент имеет решающее значение», — поясняет Вейонис.

И все же Вейониса нельзя назвать пассивным наблюдателем. Всего через несколько месяцев после своего избрания он представил в парламент законодательную инициативу с рядом поправок к закону о национальной безопасности. Президент подчеркивает, что разработаны они были еще тогда, когда он занимал пост министра обороны.

В свою очередь, в пакет законопроектов о государственном бюджете следующего года  Вейонис представил предложения по внедрению более жесткого контроля за расходной частью. Президент, который занимал пост министра по охране окружающей среды в то время, когда Эйнар Репше пытался сформировать нулевой бюджет, убежден, что расходы нужно ограничивать регулярно. По его мнению, прежде чем формировать новый бюджет, следует оценить эффективность использования ранее выделенных средств.

В отличие от своего предшественника Андриса Берзиньша, нынешний президент активно посещает различные, нередко даже неформальные мероприятия. Тем, кто критикует подобное его поведение, Вейонис отвечает, что следует своим обещаниям и принципам.

«Я участвую, потому что, как я говорил, буду доступен для СМИ и на мероприятиях. И это принцип, которого я придерживался и буду придерживаться в жизни. Конечно, я иду не на каждое мероприятие, и они оцениваются с точки зрения того, что достойно для президента, а что нет. Но моя доступность для общества останется, это я не планирую менять.

Все эти события — будь то игра в баскетбол или участие в мероприятиях праздника города — это то, что я делал до сих пор. Это те вещи, которые для меня традиционны, и я не собираюсь прекращать это делать из-за того, что я президент. Точно так же, как я ходил в магазин, я не собираюсь прекращать ходить в магазин. По субботам и воскресеньям я ходил в магазин, и в этом смысле ничего не изменилось».

Как бы то ни было, латвийцам такой активный президент нравится — это подтверждают как результаты опросов общественного мнения, так и комментарии в соцсетях.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Политика
Новости
Новейшее
Интересно