Британский генерал: задача сил быстрого реагирования — дать уверенность странам НАТО

«Лично я не чувствую, что приближается новая Холодная война», — заявил в интервью LTV генерал британской армии Майкл Элвис. Он со следующего года будет командовать сухопутным отрядом особого реагирования НАТО — туда войдут и латвийские военные.

Говоря о силах, которые вы контролируете в Латвии, вы отметили, что они будут осуществлять функцию поддержки, объединят группы латвийской, литовской и эстонской пехоты. Что вы об этом думаете, и что это дает нашей безопасности?

Силы, которыми я буду командовать со следующего года, это объединенная пехотная группа особо быстрого реагирования. Полной готовности достигнем к первому января следующего года. Группа будет базироваться вместе с расположенной в Германии Британской пехотной бригадой. Великобритания обеспечивает объединенным силам до тысячи военных каждый год до 2020 года. В следующем году мы будем ядром этих сил. Это означает, что нас могут передислоцировать, куда необходимо, чтобы предотвратить любую потенциальную угрозу странам-участницам альянса.

Вы также сказали, что, если бы вы были Балтийскими странами, вам бы нравилось объединение этих сил, поскольку это адекватные силы, способные дать уверенность в безопасности. Как измеряется эта адекватность? На границе на одной стороне дислоцированы большие силы, а в Калининграде дислоцирована ракетная система «Искандер».  

То, что вы напомнили, это заданный мне вопрос, как я бы себя чувствовал, если бы был Балтийской страной, в которую отправлены силы союзников. Я ответил, что чувствовал бы себя хорошо по поводу этой многофункциональной бригады с несколькими тысячами военных, которые собраты вокруг британской пехотной бригады. Это, конечно, дает уверенность принимающему государству, а также предупреждает агрессию или враждебное отношение. Это можно оценивать только хорошо. И я подчеркнул бы, что эти силы — только часть сухопутных сил НАТО, а есть еще морские и воздушные силы. Мы являемся элементом быстрого реагирования, гвардия которого может появиться в течение 40 часов или даже быстрее.

Представим, что существует реальная угроза военного вторжения. Что эти силы особо быстрого реагирования делают?

Скажем так: моя задача — чему я должен научить и почему подразделение создано — это, в первую очередь, дать уверенность странам-участницам НАТО. В данном случае — поддержать силы самой Латвии, потенциально освободить силы для других задач, а также удержать противника, чтобы прекратить поведение, которое рождает чувство угрозы. И, в конце концов, если появится необходимость — противостоять враждебным действиям и агрессии на земле и проследить, чтобы такое поведение не повторилось. Однако, как я уже сказал, мы только часть. Ведущий элемент, который может особенно быстро реагировать.

Два года бы наблюдали обостренную политическую дискуссию, участие в которой принимало и общество, об угрозах безопасности, которые исходят от России. Особенно (активно вопрос обсуждали) три Балтийские страны, но также Польша и Румыния. Но мы — гражданское население. О чем говорят военные и офицеры? Считают ли они, что возможна реальная конфронтация?

Я хотел бы сказать, что я только военный. И моя работа — защищать союзников от любой опасности. Грань между удержанием и провокацией очень тонка, но, я думаю, мы ее распознаем. Мы готовы. Это будет не мое решение, но решение стран НАТО, однако мы готовы отправиться в любое место, куда захочет альянс. Устраивает ли меня это? Совершенно точно. Горд ли я командовать реальной, ощутимой и боеспособной силой? Совершенно точно. Чувствую ли я, живя в одной из Балтийских стран, или, точнее, в любой стране альянса, себя лучше, если многонациональные силы готовы дислоцироваться, чтобы поддержать наши вооруженные силы? Совершенно и окончательно точно. Мне не надо беспокоиться о решении, куда направится. За меня это сделают. Но, если мне дадут приказ двигаться, мы будем быстрыми. И это будет ощутимая сила и поддержка.

Находящаяся под вашим командованием 20-я пехотная бригада после Второй мировой войны дислоцируется в Германии. Есть ли у вас у самого ощущение новой Холодной войны, о которой говорят политики и СМИ?

Короткий ответ — «нет». Двадцатая пехотная бригада, которой я имею честь командовать, создана при объединении британских сил двух регионов – Северный Рейн и Вестфалия, которые в данный момент являются сердцем немецкого послевоенного экономического чуда. Мы там как дома. И мы остались скорее от Второй мировой войны, чем от Холодной войны, тогда мы уже находились в Германии. Нет, я не скажу, что я лично на своем тактическом уровне чувствую, что приближается новая Холодная война. Однако в Германии я определенно чувствую себя как дома. Это отлично, что может находиться там по приглашению немецких властей. У нас прекрасные казармы, у нас прекрасная учебная территория и прекрасные отношения с немцами. 

Как уже писал  Rus.lsm.lv, окончательное решение о развертывание в восточно-европейских членах НАТО международных батальонов было принято минувшим летом на саммите альянса в Варшаве. Такие соединения на постоянной, но ротационной основе будут дислоцированы в трех государствах Балтии и Польше. Роль «ядра» в Эстонии выполнит британский контингент, в Литве — германский, в Польше — американский.

Канадский контингент (предположительно, около 450-550 военнослужащих со своей бронетехникой) станет «стержнем» создающегося в Лавтии сводного международного сухопутного батальона (общей численностью до тысячи человек).

Вооруженные силы Италии отправят в Латвию 140 военных, которые будут нести службу в батальоне НАТО под руководством Канады. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить