Павел Широв: Вот тебе, бабушка, и Валентинов день

«Президент Трамп дал очень ясно понять — он ожидает, что российское правительство начнет деэскалацию конфликта на Украине и вернет Крым». Это заявление пресс-секретаря Белого дома Шона Спайсера, сделанное, по иронии судьбы, в день святого Валентина, кажется, достойно завершает «медовый месяц» действующей российской и новой американской администраций. Или лучше сказать, если подобный образ уместен в международных отношениях, этот месяц заканчивается, еще даже не начавшись.

Ошибочно полагать, что слова эти прозвучали для Кремля громом среди ясного неба. Признаки сгущавшихся туч были заметны и ранее. Недаром Владимир Путин сам особых восторгов по случаю победы Трампа не проявлял. И уж тем более недаром московский коллега Ш.Спайсера Дмитрий Песков еще в конце января говорил в телеинтервью, что ошибаются те, кто считает Трампа «нашим человеком». Тогда это восприняли как попытку спасти очень даже неловкое положение, в котором новый американский лидер оказался после публикаций о его (не подтвержденных пока) похождениях в Москве и хакерских атаках на сайты соперников по предвыборной кампании. Как бы то ни было, теперь Пескову не стоило большого труда повторить, что вопрос Крыма решен, это — территория России, а вопросы, связанные со своей территорией Россия с зарубежными партнерами не обсуждает. 

Похоже, однако, определенное разочарование в Кремле все-таки испытали. По всему было заметно: здесь до последнего надеялись, что само слово «Крым» на новом этапе московско-вашингтонского диалога так и не прозвучит.

Об Украине поговорить придется, ничего не поделаешь, но Крым удастся обойти молчанием, а молчание в определенных случаях — знак согласия. В конце концов, Соединенные Штаты с самого начала не признавали аннексии Балтийских стран, тем не менее, отношения с Советским Союзом поддерживали, и некоторое время — очень даже близкие. Конечно, случались периоды охлаждения вплоть до полного замораживания, но по совсем другим причинам. И никакие территориальные проблемы не мешали СССР закупать в Америке пшеницу, которая почему-то упорно отказывалась расти на колхозных полях.

Теперь, разумеется, ситуация совсем не такая критическая, какая складывалась по ходу Второй мировой Войны. Но одержимость Трампа ближневосточными проблемами, по расчетам кремлевских обитателей, не просто могла — должна была — сыграть свою роль. С его появлением в Белом доме появилась и надежда договориться, если не о «второй Ялте», хотя бы просто о Ялте. И пусть даже не удастся разменять Украину на Сирию, можно и нужно добиться, по крайней мере, снятия санкций.

Что бы там ни говорили по российским телеканалам, эти санкции сказываются уже не только на высокопоставленных чиновниках, лишившихся возможности отдохнуть в Майами.

Экономическая ситуация в России продолжает ухудшаться. Показатели, заложенные в бюджет и прочие планы, приходится корректировать уже в начале года. На полках магазинов появляется все больше дешевых товаров. Дешевых, следовательно, некачественных, но само их появление уже говорит о падении покупательной способности населения. А ведь

впереди президентские выборы, к которым опасно подходить с такими проблемами. Что, если разочарованный избиратель проявит на этих выборах такую же низкую активность, как на парламентских в минувшем году?

Тут ведь не столь важно, будет ли сам Путин баллотироваться на новый срок, или выдвинет преемника. Главный кандидат должен не просто победить с разгромным для соперников счетом (это обеспечить нетрудно, технология отработана). Победа должна стать убедительной, для чего просто необходимо участие как можно большего числа избирателей.

Специалисты, конечно, не согласятся с тем, что дело только в санкциях. Спад начался не после их введения, а гораздо раньше. И главная причина в общей неэффективности действующей в России экономической модели, госкорпорациях, ставших, по сути, аналогами отраслевых министерств советского времени, коррупции, произволе так называемых силовиков, то есть всего того, о чем говорят немногочисленные противники нынешней российской власти. И все же, если население начинает испытывать трудности на себе, успехи где-нибудь в Сирии, хоть реальные, хоть мнимые — на телеэкране — тут не особо помогут. Сирия слишком далеко, а потому неочевидна.

Все это, конечно, не означает резкого изменения общей стратегии Москвы на американском направлении.

Попытки договориться на выгодных для России условиях будут предприниматься и дальше.

Тот же Песков снова и настойчиво советует дождаться личной встречи сначала представителей, а затем и президентов двух стран, прежде чем делать выводы. Стало быть, надежду сторговаться с Трампом, коль скоро тот все-таки больше торговец, чем политик, в Кремле не теряют. Разве что телезрителям придется однажды объяснить, почему «наш человек» вдруг оказался совсем не нашим. Но это уже куда проще.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно