Павел Широв: прививайтесь

Сразу четверо моих близких знакомых попали в статистику прироста заболеваемости коронавирусом в России. Двое отделались, можно сказать, легким испугом, хотя пока неизвестно, какими будут последствия. Остальные еще болеют, и положение неопределенное. Все четверо вакцинацию не проходили. По разным причинам. Не то чтобы были уж совсем против. Сомневались в эффективности, лучше так сказать. Двое, к тому же, люди пожилые, имеющие разного рода сопутствующие возрасту заболевания, потому опасались побочных эффектов, и надеялись, что минует, поскольку не выходят из дома. Как оказалось — не миновало. В последнем случае можно вдобавок порассуждать о путях распространения инфекции, но оставим эту тему специалистам.

Статистика, между тем, по-прежнему не радует. По данным на 22 июля, по всей России выявлен 24 471 новый случай. Немного меньше, чем на прошлой неделе, но все же говорить, что новая волна идет на спад, явно преждевременно. Настораживает и стабильный рост смертельных случаев. По последним данным, 796 за сутки. Еще неделю назад эта цифра была немного меньше — 752. Всего же с начала пандемии число заболевших составило по всей стране чуть более 6 миллионов. Умерло — 151 тысяча 500 человек.

Есть, впрочем, и другие данные. Согласно опубликованным на днях результатам совместного расследования интернет-изданий Meduza, Holod и «Медиазона», в закрытом COVID-реестре министерства здравоохранения России числится в пять раз больше записей, чем в официальных данных: 29 миллионов. К такому выводу журналисты упомянутых изданий пришли, изучив номера сертификатов переболевших коронавирусом на портале «Госуслуги». Министерство здравоохранения отреагировало не сразу, но категорично. Там публикацию назвали «не более чем фантазией», пояснив, что номера сертификатов генерируются автоматически, следуют не по порядку, кроме того, включают также заболевших пневмонией без выявления COVID-19, и вакцинированных.

Сомневаются в корректности исследования и некоторые независимые эксперты. В целом, однако, не исключая, что официальная статистика действительно может быть занижена, по меньше мере вдвое. И основания для таких сомнений достаточно веские.

Жонглировать цифрами в своих интересах российской власти не привыкать. Первая волна пандемии, согласно официальным данным, как-то неожиданно пошла на спад непосредственно перед московским «Парадом победы» 24 июня и «всероссийским голосованием» по поправкам к конституции 1 июля.

Минувшей зимой вторая волна официально схлынула вскоре после объявления о начале «массовой вакцинации», хотя по-настоящему массовой вакцинация в реальности стала лишь к концу мая.

И тут потребовалось, так сказать, административное давление, чтобы люди пошли на прививочные пункты. Требования обязательной вакцинации для работников торговли и сферы обслуживания в целом ряде российских регионов, «пропускной режим» кафе и ресторанов в Москве и тому подобные меры властей сдвинули наконец процесс с почти что мертвой точки. При этом с декабря прошлого года, когда президент Путин торжественно провозгласил начало прививочной кампании, и до конца мая нынешнего ни высшие кремлевские чиновники, ни государственные медиа не сделали решительно ничего, чтобы побудить граждан воспользоваться достижением отечественных ученых, которое и по сей день официально именуется «лучшим в мире». На прививочные пункты призывают разве что плакаты, развешанные на городских улицах.

Недоверие к отечественным товарам в России всегда было весьма распространено, так что подобного следовало ожидать изначально. Торопливость, с которой в августе прошлого года торжественно объявляли о создании в московском центре эпидемиологии Sputnik-V, насторожили многих. Информация о том, что к тому времени клинические испытания вакцины еще не были проведены в полном объеме, просочившаяся таки в прессу, добавила скепсиса.

Упорное нежелание Путина сообщить подведомственным гражданам, какой вакциной привился он сам, тоже сыграло свою роль, пусть, возможно, и не столь существенную.

А ведь есть и такие, кто откровенно боится вакцинации. По разным причинам и разным основаниям, но таких в России, начинает казаться, даже больше, чем в любой другой стране, по крайней мере из числа тех, которые принято называть развитыми. Экс-глава госкорпорации «Роснано» (а еще раньше, в конце 90-х, вице-премьер) Анатолий Чубайс поражается в социальной сети, как многие из его знакомых категорически отказываются прививаться. Откуда «всплывают какие-то глубинные первобытные страхи». Если уж у Чубайса такие знакомые, что говорить про всех остальных.

Безусловно, свое влияние имели и противоречивые действия властей, то неожиданно вводящих ограничения, то столь же неожиданно снимающих. Первая волна, заметно уступавшая по масштабам распространения заболевания в большинстве стран Европы и Соверной Америки, вызвала почти полный локдаун в Москве, многих других городах, и даже целых регионах России. При том, что вторая волна, значительно более мощная (осенью прошлого года ежедневный прирост числа заболевших переваливал за 30 тысяч), напротив не вызвала ничего подобного.

Когда уже стало ясно, что третья волна не выдумки, а самая настоящая реальность, ни о каких ограничениях массовых мероприятий, санкционированных властями, вроде петербургского праздника выпускников «Алые паруса», даже и речи не было.

Поговаривают, Путину захотелось посмотреть, как отмечают окончание школы выпускники его родного города. Может быть, Путин тут и ни при чем. Его присутствие на празднике никакими официальными источниками не подтверждено. Все же можно предположить: если бы власти не подходили к проблеме настолько легкомысленно, поубавилось бы легкомысленности и у граждан. Опять же, российские власти тут не одиноки. Ошибок с начала пандемии наделали все и достаточно, чтобы снова их не повторять. Понятно, что локдаун требовал расходов на поддержку предприятий, оставшихся без работников, и работников, оставшихся без работы. Раскошеливаться российские власти не любят. Хотя миллионы на военные маневры у границ с Украиной и миллиарды на поддержку Лукашенко в государственном кармане чудесным образом находятся.

Теперь российский президент сетует на «зарубежных коллег», которые «продолжают делить пандемию на свою и чужую, тормозят, в частности, регистрацию наших вакцин». Между тем, уполномоченные органы в самой России тоже не торопятся признавать вакцины, созданные в других странах. В ходе оперативного совещания с членами правительства на этой неделе президент заявил, что повышение темпов вакцинации (так он выразился) становится «главной задачей». При этом, правда, уточнив, что не следует ничего «навязывать». Вакцинация по-прежнему остается делом добровольным.

Вот разве что военно-морской парад в Санкт-Петербурге, намеченный на ближайшее воскресенье 25 июля, все-таки пройдет без зрителей, проинформировала в среду пресс-служба городской администрации. Широко разрекламированное патриотическое шоу, на котором ожидается сам президент, изначально вызвало неоднозначную реакцию. Сразу несколько депутатов городского Законодательного собрания обратились к губернатору (так в северной столице России именуют главу городской администрации) с просьбой отменить мероприятие.

Губернатор не отреагировал, но теперь что-то все-таки изменилось. Возможно последовало указание свыше. На упомянутом совещании правительства и президента эпидемиологическая обстановка в стране названа «напряженной».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить