Павел Широв: И снова Ходорковский

Следственный комитет России снова заинтересовался Михаилом Ходорковским. Выпущенный из тюрьмы два года назад по указу президента Владимира Путина и, по сути, высланный из страны бывший глава нефтяной компании ЮКОС, снова вызван на допрос. Теперь по делу об убийстве мэра сибирского города Нефтеюганск. Якобы вскрылись новые обстоятельства, как утверждает официальный спикер Кремля Дмитрий Песков, неизвестные в то время, когда президент подписывал указ о помиловании.

Мэр Нефтеюганска Владимир Петухов действительно был убит в июне 1998 года. Вскоре появились и подозреваемые. Но следствие велось так небрежно, что суд вынужден был их отпустить за недостатком улик. Позднее оба предполагаемых киллера сами были убиты, и дело перешло в разряд тех, которые на языке следователей называются «висяк» или «глухарь». Лишь в 2003 году обвинение было предъявлено главе службы безопасности компании ЮКОС Алексею Пичугину. Якобы тот организовал убийство по распоряжению вице-президента компании Леонида Невзлина. Пичугин был арестован и позднее приговорен к пожизненному заключению. Невзлин ареста избежал, покинув Россию, и был осужден заочно.

Вскоре арестовали и главу компании Михаила Ходорковского, но по совсем другому обвинению – в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве при приватизации. На последующем судебном процессе, длившемся не один год, все попытки связать Ходорковского с убийством Пичугина, успеха не имели. Сам предприниматель категорически отвергал свою причастность к этому делу, равно как причастность Пичугина и Невзлина. В дальнейшем, когда Ходорковский уже отбывал назначенный ему судом срок заключения, генеральная прокуратура и Следственный комитет неоднократно, но по-прежнему безуспешно пытались доказать его участие в организации убийства Петухова.

В последний раз угроза снова оказаться перед судом именно по этому обвинению нависла над бывшим предпринимателем в конце 2013 года, когда даже Владимир Путин публично заявил, что у Ходорковского «руки по локоть в крови». Но всего через пару месяцев после этого заявления Путин неожиданно подписал указ о помиловании Ходорковского. И еще до того, как указ был опубликован, Ходорковского выпустили из колонии, где он отбывал срок, доставили в Москву, вручили заграничный паспорт и посадили в самолет, улетавший в Берлин. Все это так напоминало практиковавшиеся в советское время «обмены» политзаключенных, что мало кто сомневался: Путин помиловал Ходорковского, как говорится, не за красивые глаза.

Равно как тогда же отпали и последние сомнения в политическом характере всего «дела ЮКОС». Однако вопрос – на что именно обменяли Ходорковского – оставался открытым. Одни предполагали, что Путину банально хотелось увидеть лидеров ведущих стран мира на открытии сочинской Олимпиады 2014 года. Другие – что за этим кроется желание Кремля погасить ряд громких скандалов, связанных как с убийством в Лондоне бывшего сотрудника КГБ Александра Литвиненко, так и расследованием связей российских государственных чиновников с преступными группировками, ведущимся в ряде европейских стран.

Действительно, дело ЮКОС сильно повлияло и на имидж России в целом, и президента Путина в частности. Политическую подоплеку обвинений в адрес главы компании разглядели еще в 2003. Прежде не участвовавший в политике Ходорковский тогда начал публично выражать свое недовольство складывающейся системой. На одной из встреч с президентом он открыто заговорил о коррупции в высших эшелонах власти, а позднее заявил о намерении поддержать на предстоявших в конце года парламентских выборах оппозиционные Кремлю партии. Наконец, ЮКОС был крупнейшей в стране частной нефтяной компанией, что явно не устраивало Путина, уже тогда взявшего курс на восстановление государственного контроля над экономикой.  

Все это не прошло мимо внимания общественности, как в самой России, так и ее за пределами. Явно надуманное обвинение, показательно издевательский судебный процесс сделали Ходорковского, даже, может быть, помимо его собственной воли, политической фигурой. Под давлением общественности и зарубежные партнеры Путина все чаще и чаще стали при встречах задавать российскому лидеру очень уж неудобные вопросы. Заключительным аккордом стал разгром ЮКОС, когда активы доведенной до банкротства компании выкупили явно подставные лица исключительно с тем, чтобы тут же перепродать государственной корпорации «Роснефть». Фактически это была национализация, законных оснований для которой не имелось.

Сам Ходорковский уже после освобождения намекал, что выпустили его, вероятно, в том числе, и в обмен на отказ от политической деятельности. Но последовавшие события 2014 года поневоле заставили его заняться политикой. А тут еще выяснилось, что иностранные акционеры ЮКОС вовсе не смирились и требуют вернуть потерянные деньги. Да и расследование связей высокопоставленных российских деятелей с криминалом отнюдь не прекратилось.

Свидетельство тому – обнародованные минувшей весной результаты работы испанских следственных прокуроров Хуана Каррау и Хосе Гринды. В докладе, представленном ими Центральному суду Испании 29 мая нынешнего года приводятся данные о деловых связях очень близких к Путину людей с лидерами так называемой Тамбовской преступной группировки, активно действовавшей в Санкт-Петербурге в начале 90-х годов, глава которой позднее перебрался в Испанию. Причем установить эти связи испанцам помог не кто иной, как Александр Литвиненко, убитый в 2006 году. Наконец, в январе будущего года Высокий суд Лондона должен объявить вердикт по этому убийству, следы которого вполне могут привести не просто в Москву, но и в очень даже высокие кабинеты.     

Очевидно, что показательный вызов на допрос направлен Ходорковскому вовсе не для того, чтобы довести дело об убийстве 17-тилетней давно до завершения. И стряхивая пыль с дела Петухова, Кремль посылает «сигнал» вовсе не испанским прокурорам или Высокому суду Лондона. Все это адресовано, прежде всего, тем жителям России, которые связывают с Ходорковским какие-либо надежды на изменения в стране, пусть и не в ближайшие годы. Разумеется, и самому Ходорковскому, которого Путин по-прежнему считает своим политическим противником, причем, видимо, очень даже опасным. Что, собственно, и требовалось доказать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное