Марис Рименис: знаменитости прощаются, камеры падают, мы ждем старта своего героя

День идет за днем, и уже на этих выходных Олимпиада закончится. Ожидаются большие финалы в командных видах спорта, борьба за бронзовые медали. Но сейчас уже темп событий постепенно падает. Латвия до сих пор ждет медали, хотя крупные страны зарабатывают их одну за другой, поскольку их составы намного сильнее. В понедельник произошел несчастный случай в олимпийском парке: рухнула воздушная камера, есть пострадавшие.

День за днем. Подъем, минут 30-40 в пути в международный пресс-центр а оттуда либо в повседневное бюро, либо на места соревнований. В автобусе все еще пускают холодный воздух, как никто другой испытал это на своей шкуре. Бразильцы все еще отзывчивы и стали более опытны при ответах на различные вопросы. Технических проволочек уже меньше, хотя какие-то незначительные мелочи случаются ежедневно. Но больше это касается разрывов в звуковых дорожках. Если говорить о качестве мобильной связи, местный оператор даже рядом не стоял с тем качеством, к которому мы привыкли в Латвии. Впрочем, может, это потому, что сеть перегружена, поскольку много людей находятся в одном месте.

Встретить коллег удается не каждый день – все заняты своим делом. Нередко встречаемся только по пути домой поздно вечером или ночью. Все на бегу: быстро делимся впечатлениями, поскольку приоритет – встреча со спортсменами. Вы явно смотрели наши репортажи в Латвии, ну хотя бы с одной из наших героинь Лаурой Икауниеце-Адмидиней или о подготовке наших олимпийцев к старту в BMX.

Есть виды спорта, где трибуны переполнены. Это особо заметно в двух случаях: если выступают звезды мировой величины или хозяева Олимпиады. Это касается бразильских спортсменов и американской команды по баскетболу. Есть матчи, где билеты слишком дорогие, а потому трибуны практически пустуют.

Такого множества туристов, как на Олимпиаде в Лондоне, тут нет. Например, на финале одиночного разряда по теннису места для журналистов были ограничены, хотя на зрительских трибунах и было довольно много.

И если билеты стоят сотни евро на наши деньги, это можно понять.

Впрочем, вместе с болельщиками игра смотрится совершенно иначе. Я попал на матч Маррея против дель Потро, где шла битва за олимпийское золото; смотрел его с последнего ряда зрительских трибун и хорошо видел переживания болельщиков. Правда, отследить нюансы игры было практически невозможно – поле находилось слишком далеко.

Событий вокруг столько, что проследить за всем решительно невозможно. Увидеть можно лишь отдельные вещи. Например, забег легендарного Усейна Болта на 100 метров мы смотрели в большом телевизионном центре – нас были сотни.

Не у всех есть возможность присутствовать, хотя Болт интересен всем. Но на сессию к Болту даже журналистам требовались особые билеты. Интересно, объявит ли Болт, что эта Олимпиада будет для него последней? Легендарные пловец Фелпс и велогонщик Виггинс уже сделали это.

На олимпийской трассе BMX уже начали подготовку к соревнованиям велогонщики BMX. Особое внимание – и не только со стороны наших журналистов – приковано к Марису Штромбергсу. Как никак, но двукратный олимпийский чемпион. Единственный чемпион в этом виде сорта.

На поле становится жарко, но погодные условия будут одинаковы для всех и для велогонщиков не станут решающим фактором – это ведь не марафон. Тут важны подготовка и нервы.

Штромбергс в первый день тренировок казался расслабленным, так сказали мои коллеги, снимавшие его тренировку. Эмоции, говорит, нужно приберечь. На трассе, выглядит, с марта ничего не менялось, кроме одной существенной детали. Само покрытие трассы – зеленое, глазам к этому сложно привыкнуть.

Днем стояла жара, но вечером прошел основательный ливень, из-за которого были внесены коррективы в график вступления легкоатлетов.

Самые громкие инциденты за пределами спортивных арен – падение телевизионной камеры в олимпийском парке в понедельник вечером и решение спортивного арбитража разрешить выступать российской легкоатлетке Дарье Клишиной. Пресс-конференция с ее адвокатом Полом Грином была жаркой – даже до драки было недалеко, поскольку мнения кардинально различались. Одни поддерживали спортсменку, другие, наоборот, были категорически против ее присутствия на Олимпиаде. Руководитель антидопингового агентства уже заявил, что дело Клишиной – особое, поскольку она практически все время тренировалась и жила за границей, поэтому другим не следует надеяться, что их сразу же допустят до соревнований.

Об упавшей камере – очень печально. Сам днем был неподалеку, но на жаре в парке было мало людей. Вечером, наоборот, в разгар соревнований, людей было много. И хорошо, что обошлось без погибших – есть только раненые.

Кстати, еще один удивительный факт. Официальная информационная система о случившемся молчит уже несколько часов. Очевидно, рупор руководства Международного Олимпийского комитета не хочет портить праздник. Официальную информационную систему, кстати, уже давно критикуют (не за освещение результатов), потому что она сообщает лишь о желаемом.

Бразильцам, кстати, следует больше думать о безопасности – в понедельник в больнице скончался немецкий тренер по гребле на каноэ, пострадавший в четверг в ДТП в городе, когда ехал на такси.

И если говорить открыто, проверки безопасности тут абсолютно формальные, сравнивая с Лондоном или Пекином. Бразильцы больше думают о своих проблемах, чем каких-то мелочах.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить