Либа Меллер: Рождество и Новый год, воспоминания о советском прошлом

Вообще-то, в заголовок можно было вынести фразу «Нам в степь прислали елочку», но это описывало бы только часть экспонатов, представленных на выставке «Запрещенное рождество» в филиале Лиепайского музея «Лиепая при оккупационных режимах». А здесь в интерьере квартиры советского времени можно увидеть елочные игрушки, открытки и фотографии 1940-80-х годов прошлого века.

Об идее Rus.Lsm.lv уже писал в начале этого года: Лиепайский музей давно хотел устроить выставку, посвященную празднованию Рождества и Нового года в советское время, и обратился с просьбой к жителям приносить праздничную атрибутику тех лет. Лиепайчане оказались очень отзывчивы, а кое-что прислали даже жители Риги и Цесиса.

Всего принесли больше тысячи елочных украшений, среди них много повторяющихся: очень много шишек, сосулек, и, конечно, разных шариков. Если исключить одинаковые, то несколько сотен разных украшений. В основном — 70-80-х годов, но есть и редкие елочные игрушки, 40-х и 50-х годов. И вот — в филиале музея на улице Укстиня 7/9 воцарилась атмосфера зимних праздников.

Экспонаты снабжены краткими пояснениями, на стенах есть и несколько стендов с информацией, но ведь наверняка «за кадром» остались разные интересные истории! Их поведала историк Лиепайского музея Сандра Шениня:

— Там целая история и с самим 1940-м годом. — Летом сорокового, как мы все знаем, в Ригу вошли советские танки, Латвия была оккупирована. Но новая власть забыла, что календарь был издан с рождественскими выходными. И начались статьи в газетах, где коммунистов призывали не праздновать рождество, мол, бога нет, и мракобесие всё это. Лучше праздновать Новый год, вот подготовкой к нему и займитесь вместе с детишками. Но нашлись граждане, которые очень хотели угодить новой власти, они заявили — мол, давайте в эти выходные работать! Тут уже власти сказали — нет уж, раз «красные дни календаря», то никаких рабочих будней. В календаре на следующий год всё исправили, конечно. Но это уже был 41-й, как-то стало не до праздников...

Если уж говорить об елочных украшениях, то принесли много интересного. К примеру, одна дама подарила нам две коробки игрушек, выпущенных в ГДР в 50-е годы. Там такие красивые шарики! Не сравнить с теми, которые тогда в Советском Союзе выпускались. Мы одну коробку так и выставили, чтоб все надписи видно было. И в уголке их отдельно повесили, чтоб можно было вдоволь полюбоваться.

Наверное, мы зря просили приносить елочные украшения именно советского времени, может, если б сказали, что вообще старые игрушки просим, нам бы и времен Первой Республики принесли.

Тем более, что некоторые люди игрушки нам дарили, а кто-то дал только на время выставки.  

Самое, наверное, редкое и уникальное украшение — серебристый цеппелин с надписью «СССР». Такие выпускали в честь того, что советский дирижабль в 1937-м установил мировой рекорд продолжительности полета. Скорей всего, игрушка попала в Латвию вместе с советскими военными.

Позвонил нам один дедушка, мы к нему домой поехали, ему уже ходить трудно. Его отец был советским офицером и в 1958-м служил в ГДР. И купил там забавных птичек на елку. А космонавтов стали выпускать после полета Гагарина. В 60-е начали делать шары с выемками и удлинениями, всякие сосульки-шишки-пирамидки тоже тогда появились.

Хрущевского времени игрушки сразу опознаются — кроме знаменитой кукурузы, есть и другие овощи-фрукты: морковка, груша, помидор, ягоды всякие. Так что елочные игрушки отражали и политику, и жизнь в целом. И крошечные украшения оттуда же — во времена коммуналок, а потом хрущевок большую елку было не поставить, вот и выпускали маленькие игрушки для маленьких елочек или просто на ветку повесить. Есть у нас и искусственная елочка 60-х годов. Нам ее одна женщина принесла, ей эту елку подарили на 18-летие. Елка прелестная, она совсем как настоящая! Ствол коричневый и даже шершавый на ощупь, будто кора, веточки разной длины, иголочки густые. Умели ведь делать! Не сравнить с тем безобразием, которое позже выпускали! И в комплекте были маленькие игрушечки.

Дед Мороз у нас тоже есть. Старый, вата из воротника повылезла. Его в фойе Лиепайской центральной больницы на зимние праздники ставили. Чудом сохранился на складе. Нам его отдали.

Когда стали думать, как же все наши сокровища выставить, решили, что лучше всего — в интерьере настоящей квартиры. Мебель выглядит, будто ее из разных квартир принесли, но это всё из одной! И занавески советского времени! И обои — нам прямо в рулонах их принесли, мы их клеили, — Сандра улыбается, и добавляет, что для молодых сотрудников музея необходимость отрезать края у обоев стала своего рода открытием.

Но выставка не просто так называется «Запрещенное рождество». На экране телевизора транслируются рассказы людей в возрасте, многие из них были репрессированы. Есть и истории, как праздновали рождество в ссылке...

На афише выставки — семья Бируты Бучини-Радовичи. Снимок сделан в Казахстане в 1959 году, куда семью сослали на 25 лет. Домой они вернулись через 17 лет. На фотографии — Бирута с мужем и маленькая дочка, а сын, как смеется Бирута, «еще в животике». На столе — маленькая елочка, скромно украшенная блестками, клочками ваты и свечками. «Елочку нам прислали из Латвии, ведь мы жили в степи, где были только песок и камни. Мамуля положила в посылку елочку и прислала ее нам, чтобы мы могли отпраздновать рождество. И конфеты положила, ничего подобного в ссылке не было».

Мудра Гринберга была совсем крохой, когда семью выслали в Сибирь. Рассказывает, что вместо елочки была березка — просто голое деревце. А потом из Латвии стали присылать елочки. Да, в Сибирь. И не только семье Гринбергов. Потому что для ссыльных эта ёлочка из дома была частичкой утраченной Латвии... Мудра вспоминает, что домой они вернулись из ссылки в 58-м, через несколько лет после смерти Сталина. И продолжали отмечать рождество уже дома. Но окна занавешивали поплотней — мало ли, донесет кто...

Нет, совсем рождество не запрещали, но это был нежелательный праздник. По церквям ходили парторги, смотрели, кто на богослужения пришел. Потом «прорабатывали» на партсобраниях. Виестур Шнейдерс говорит, что и учителя тоже ходили-смотрели, нет ли в церкви кого из учеников. И вообще: «До рождества не продавалось ни елок, ни свечек, ни украшений. Этого праздника не должно было быть. Так что, если с прошлых лет ничего припасено не было, то и отпраздновать не получалось. А после 25 декабря магазины были полными». Он вспоминает, что после войны жили очень бедно. Елочку домой приносили, но денег на подарки и праздник не было. Сами делали конфеты — варили сироп из сахарной свеклы, лили на сковородку, посыпали овсяной мукой, нагревали, а когда остывало, резали на квадратики, заворачивали в цветные бумажки, чтоб получилось что-то вроде конфеты, и вешали на елочку. Эти самодельные конфеты были и украшением, и подарками, и праздником...»

На выставке одно окно завешено одеялом, перед ним висит березка — как в землянке у высланных было. Украшена она простенькой бумажной гирляндой. Ее специально для выставки сделала одна из репрессированных по той же «технологии», как когда-то в детстве в ссылке. Взяла листки из тетрадки, покрасила карандашами, разрезала на полоски, склеила... Внизу лежит скатерть, которую в ссылке вышивала одна из репрессированных.

На выставке есть и самодельные елочные украшения, и фотографии новогодних утренников в садиках, и множество поздравительных открыток разных лет. Есть и «уголок подарков», тех, что дети могли найти под елочкой — игрушки, санки, лыжи. коньки... Но самое главное — здесь властвует дух зимних праздников и ожидание чуда.

  • Выставка открыта до 20 января. Вход — свободный.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить