Кино-логика Дм.Белова: Хлопай ресницами и глотай

«Не думал, что когда-нибудь скажу это, но не глотай», — говорит Дэдпул в самом начале одноимённого фильма, засовывая прикуриватель в рот плохого парня. Сам того не зная, ему заочно возражает режиссёр с красивым именем Карло Мирабелла-Дэвис. «Глотай» — название его дебютной полнометражной картины.

ФИЛЬМ

Глотай (Swallow, 2019)

Поздняя осень. Роскошный дом на высоком берегу на крутом. Окна в пол, бассейн, терраса со стеклянными ограждениями. Хантер, вся в розовом, смотрит с террасы на реку. Хантер в бежевом поверх фиолетового вылавливает из бассейна последние листики. Хантер, вся в голубом, рисует узоры на мокром полу террасы пальцами ног.

Всего-то делов: приготовить мужу, красавчику и наследнику крупной компании, ужин, и можно в своё удовольствие раскладывать подушки, играть в дурацкий таймкиллер на смартфоне, глазеть на реку, забеременеть очередным наследником, говорить, как ты счастлива, а если набраться духу, то можно попросить разрешения посадить у бассейна цветы. И муж разрешит!

Цена безмятежности и праздности не такая уж большая: нужно лишь быть благодарной, молчать, хлопать глазками и глотать обиду, когда муж не слушает тебя в самые эмоциональные моменты, а его родители перебивают, когда ты только решилась немножко рассказать о себе, когда свекровь советует отрастить волосы, потому что Ричи нравятся девушки с длинными волосами. Обиды оказывается мало: вместе с ней Хантер глотает ледяной кубик, за ним стеклянный шарик, потом металлическую кнопку для доски, потом батарейку. Ряд проглоченных трофеев на полочке быстро растёт.

Перед нами — очередная версия столкновения людей из соседних, но почти параллельных миров, ещё один укор правителям «мира подлого чистогана», растерявшим человечность на пути к финансовым вершинам. В первую очередь это касается родителей Ричи, социальные навыки которых заставляют вспомнить о «зловещей долине». Чтобы угодить сыну, они пытаются заставить себя выглядеть как люди, но получается плохо. Скромность и покорность Хантер — недостаточная причина, чтобы перестать указывать на роскошь социального лифта, случайно открывшего ей двери.

Разумеется, несовершенство расслоённого общества не стоит во главе угла этого фильма — чай, не левацкая агитка. Внимание автора сосредоточено на главной героине, напряжение внутри которой выплеснулось в странное, болезненное вне.

Роль Хантер исполняет Хейли Беннетт. Мы видели её в нескольких достаточно известных фильмах, но сразу же забыли. За редкими исключениями Хейли держалась в тени звёзд. Подслеповатый зритель мог бы принять её в этой тени за Дженнифер Лоуренс, но нет, они даже не родственницы. Тем не менее, у Хейли оказалось достаточно квалификации для такой большой роли, а из особенностей игры отметим её способность убедительно краснеть.

Её героиня — робкая, невротичная девушка, пытающаяся хоть как-то нащупать контроль над своей жизнью.

Хантер трудно идти на прямой конфликт: в золотую клетку она попала не с вольных прерий, а из хлипкого, кривого семейного гнезда. Автор выводит на экран метафору конфликта ощущений с самых первых секунд: вокруг нового дома Хантер — пустота, серость и колючие деревья. За неимением опыта и под грузом отчуждения попытка взять жизнь в свои руки оборачивается угрозой жизни и окончательной потерей контроля.

Разоблачение не приносит облегчения. Агрессия мужа всё реже задерживается в пассивной стадии, новая семья включает режим «наш питомец заболел» и лечит пациента деньгами и недоверием, стена непонимания растёт. Хантер прижата к этой стене, отступать некуда, и под максимальным давлением

ей удаётся сделать первый парадоксальный шаг к свободе, не отпустив, но хотя бы проговорив своё прошлое. Пик пройден, но самое сложное ей ещё предстоит вытащить из тёмных глубин и пережить ещё раз.

«Глотай» выиграл множество призов на региональных фестивалях, среди названий которых даже мелькало слово horror. Но на мой взгляд, этот фильм скорее имеет ярко выраженные признаки фестивальной драмы, такие, например, как реалистичный сеттинг, давящий психологизм и небанальные диалоги. А весь хоррор (никогда бы не определил его в этом фильме, но где я, а где фестивали) в натуралистичности: некоторые сцены могут вызвать у чувствительного зрителя фантомные повреждения внутренних органов. И никакого намеренного torture-porn, всё естественно, всё это могло бы случиться с тобой, если бы ты проглотил десятисантиметровый гвоздь.

Но, быть может, ни вам, ни вашим близким не придётся глотать ничего неподходящего. Вы же наверняка слушаете, когда кто-то говорит, и обнимаете, когда кому-то грустно. И чтобы вас поняли и, возможно, даже без слов, вам не понадобится устрашающего вида сирийский наёмник с инфернальной бородой.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно