Кино-логика Дм.Белова: Жулики, верните деньги!

Когда-то я говорил, что единственный шанс латвийского кинематографа — социальная драма. Хорошая квазифэнтези-псевдоистория о кольце Намейса заставила меня замолчать и задуматься. Задумчивость довела меня до фильма «Жулики», второй комедии в моём не слишком обширном списке современного латышского кино.

ФИЛЬМ

Жулики (Blēži, 2018)

История начинается в аэропорту, где одну из главных героинь площадным хамством приветствует хабалка-уборщица. Случайность ли, что она — единственный русскоговорящий персонаж в этом фильме? Не думаю. А думаю я, что художнику, особенно большому, может быть присущ какой-нибудь мрачный моральный изъян, который мы когда-нибудь ему простим за гениальность — например, умеренный национализм или неосторожная ксенофобия. Так кто ты, Андрей Экис — Ларс фон Триер или скорее Мел Гибсон? Что за кино ты снимаешь?

Итак, в рижский аэропорт привычно прибывает контрабандистка с привычным грузом контрабанды. Перед нервным кривляющимся лицом начальника таможенного отдела Ивара привычно появляются дензнаки и редкие коллекционные тарелочки. В ответ на контейнере появляется наклейка APPROVED. Вроде бы всё привычно, но таможенница Дагния, бывшая жена Ивара, хочет вернуть мужа и начинает операцию «Жулики» — с помощью контролёра Rīgas satiksme, видеонаблюдения за квартирой и шантажа.

Материалы не заставляют себя ждать: у Ивара — молодая любовница Линда, у контрабандистки — молодой альфонс Артур, и молодёжь не прочь пошалить отдельно от папика и мамика. Таможенница и контролёр (причём оба в форме) залезают в фургон, включают мониторы, и по идее где-то здесь должна начаться весёлая кутерьма.

Представьте, что из зарослей доисторического хвоща выходит — нет, не ти-рекс, а скромный велоцираптор, раскрывает пасть, мы зажимаем уши, но из пасти ящера раздаётся лишь болезненное покашливание и вылетает малюсенькое облачко дыма.

Представьте, что вы сели в серенький прокатный «Форд Фокус» в надежде добраться до тёщиной дачи, но вместо того чтобы завестись, двигатель вываливается на дорогу.

Представьте, что вы поднесли к носу простой полевой цветок, а он выпустил струйку зловонной жидкости и обмяк.

Представьте, что шелудивый уличный котёнок, которого вы собрались приласкать, молча издох прямо у вас на руках.

Представьте, что вы царица, рожающая в ночь, и вместо не то сына, не то дочь у вас получается неведома зверюшка.

Представили? Похожие ощущения ждут вас, когда вы будете выходить из кинотеатра, украдкой поглядывая в глаза товарищей по кинонесчастью в поисках тусклой искры сочувствия,

и благодарить судьбу за то, что она отмерила Экису вдохновения только на 80 минут экранного времени. Вы хотели заснуть через 30, уйти через 40, снова заснуть через 50, а оставшиеся 30 просто тихонько барабанили пальцами по подлокотникам, тренируя смирение.

В первом же диалоге с адвокатом, абсолютно бессмысленным персонажем, Ивар рассуждает о бутончике и булочках, задавая планку скабрёзности того, что в другом фильме называлось бы юмором. Планка находится чуть ниже пояса, но не на самом полу, а где-то под попкой в стрингах — примерно как в предыдущей работе Экиса «Свингеры».

Ниже пояса Интара Решетинса расположилась и самая смешная шутка фильма. Стоп-стоп! Не смешная ни в коем случае, а именно самая смешная, тут важно понимать разницу.

Высоких карликов не бывает, но самый высокий карлик обязательно должен быть. Вот она, не надорвите животики и извиняйте за спойлер:

— У меня проблемы! — жалуется Ивар на ситуацию.
— С простатой? — искромётно острит его собеседник.
— С геморроем!

Лежала, как говорится, вся маршрутка. Но это хотя бы юмор, пусть и крайне низкого качества. Есть ещё один, подчёркивающий местечковость и непритязательность действия: «Я её [тарелку] в римчике за наклейки купил». Остальное комедийное пространство заполнено суррогатом. На местах шуток — пустоглазые симулякры: мучительно растягиваются актёрские рты, скалятся зубы, двигаются руки и вскидываются ноги, нервно кривляется Интар Решетинс,

всё это ужасно сумбурно, суетливо, не смешно, потом стыдно, а потом всё равно.

На правах первой звезды Решетинс, пыхтя и задыхаясь, бежит впереди паровоза, как бы играя, но не попадая в фальшивые, хаотично разбросанные ноты. На этих же правах он ещё и поёт. У Интара дивный зилупский бас, но в сюжет он своё пение встроил, судя по всему, при помощи ультиматума режиссёру. Не будем винить актёра в коллаборационизме: когда-нибудь эта тренировка пригодится ему в кино, а не в этой разминке любительского алуксненского театра. Остальные махнули рукой, и только Линда дополнительно взмахнула обнажёнными грудями. Да, снова здесь, чуть ниже и выше пояса, мы можем найти толику горькой радости в лице (и других частях тела) Иевы Флоренце, со средней дистанции напоминающей то Светлану Светличную, то Марго Робби. На безрыбье и рак рыба. Не в смысле внешности Иевы (она красивая), а в смысле поиска крупиц радости.

Ну не смог Экис разбудить наше чувства юмора, вставив в новую комедию отходы, выброшенные из далеко не шедевральных «Свингеров», ну так и что?

Может, ему удалось своей историей (Андрей сам — автор сценария) зацепить другие струны, вызвать альтернативные ощущения, мы же не кони, чтобы всё время ржать, мы люди? Разумеется, удалось.

Это недоумение, это досада, это скорбь по потраченному времени, это удушение жабой за 7 евро, это оторопь от того, что «Жуликов» продают за настоящие деньги, а не показывают в римчике за наклейки.

Вот так разговоришься с ксенофобом: кто ты — ксенофоб-талант, ксенофоб-мудрец или, может, хотя бы ксенофоб-хохотун? Ан нет, ты просто ксенофоб. Но это и правильно.

Новинки ближайшего уикенда

Новые три просто заставляют меня выбирать из предыдущих шести. И мой выбор — «Реинкарнация». Хотите, попробуйте выбрать сами:

Два хвоста (2018)

Фильм российских аниматоров расскажет о предположительно забавных приключениях бобра Боба и кота Макса. Им предстоит организовать сопротивление инопланетянам и сорвать планы постройки межпланетного зоопарка, сопровождаемые зверскими похищениями (в смысле — похищениями земных зверей).

Красотка на всю голову (I feel pretty, 2018)

«Я худею» по-американски: «Девушка без комплексов» Эми Шумер снова без комплексов! Для того, чтобы расстаться с неуверенностью, её героине не пришлось худеть, а хватило удариться головой, упав с тренажёра. Обновлённая Рене Беннетт отправляется завоёвывать мир.

Моя жизнь (2018)

К началу второй недели чемпионата мира по футболу в России на наши экраны выходит ещё один российский фильм о футболе, названием совпадающий со знаменитой мелодрамой с Николь Кидман и Майклом Китоном. Не обошлось без мелодрамы и в картине Алексея Луканева. Главному герою, щуплому мальчику, предстоит делать выбор между мечтой всей жизни (футбол) и любовью всей жизни (девушка).

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно