Андрей Шаврей: вы не поверите, но я посетил премьеру спектакля — вживую!

Из-за треклятого вируса театральная жизнь в Латвии остановилась. Если что-то и происходит, то в режиме онлайн, в Интернете. Но накануне в моей достаточно насыщенной театральным опытом жизни случилось невероятное по нынешним временам событие — посетил премьеру спектакля в режиме оффлайн, то есть вживую, со зрителями в зале.

Театральный показ я посетил впервые после трех с половиной месяцев паузы — перед этим было посещение Латвийской оперы 9 марта, когда представили гастрольный показ балета «Русский Гамлет» в постановке Бориса Эйфмана, и было сложно представить, что всего через пару дней всей театры вдруг закроются, все прочие гастроли отменятся или будут перенесены. И если бы тогда кто-то сказал, что отменится весь летний сезон зала «Дзинтари» — то его сочли бы сумасшедшим.

Строго говоря, здание Рижской еврейской общины на Сколас, 6, где сейчас показали премьеру моноспектакля о жизни Марлен Дитрих — здание не театральное, но... Здесь с давнишних времен отличный зал на 500 мест, где до всей этой вирусной суматохи проходило множество интересных мероприятий — концерты бардов Тимура Шаова и Юлия Кима, сатириков Игоря Губермана и Виктора Шендеровича, артиста театра и кино Александра Михайлова. Помнится, в 1996 году тут показали и камерный спектакль с участием выдающихся российских артистов Владимира Этуша и Владимира Анрдеева, которые играл в пьесе чеха Паула Когоута «Пат, или Игра королей» (постановка Владимира Андреева).

С именем великого Этуша связана и автор моноспектакля, рижанка Ксения Дровникова, которая в 2002-2006 годах училась в легендарном московском театральном училище имени Щукина, ректором которого был Владимир Абрамович (она еще успела застать последний год его ректорства). Перед этим, в 1992-2000 годах она училась в Рижском хореографическом училище в классе знаменитого балетмейстера Ирены Карловны Строде. В Москве успела сняться в ряде фильмов и сериалов, в том числе и в эпизодических ролях в двух знаменитых лентах — «Стилягах» Валерия Тодоровского и в потрясающей ленте Константина Худякова «На Верхней Масловке». Семь лет играла в театре Армена Джигарханяна, несколько лет назад по личным обстоятельствам вернулась в родную Латвию, где сотрудничает с театром Абы Герцбаха «Абажур»  играет в его спектакле «Одноклассники», была хореографом мюзикла «Дориан Грей». В Рижском хореографическом преподает джазовый танец.

И вот премьера ее моноспектакля «Я встретила его слишком поздно» — он поставлен самой Ксенией в жанре сторителлинга. На входе в зал — монументальный и представительный Аба Герцбах, продающий билеты и ведущий на бумаге подсчет зрителей (разрешено не более ста зрителей). Как знак времени — на столе внушительная емкость с дезинфектором для рук. В зале зрители рассажены на расстоянии друг от друга, в шахматном порядке. Внешне ничего необычного — в прежние времена о таком спектакле сказали бы, что зал полный лишь наполовину, а теперь можно сказать смело — аншлаг.
 
Ксения рассказывает историю романтических взаимоотношений Марлен Дитрих с выдающимися писателями ее эпохи — с Ремарком и Хемингуэем. Дама, кстати, действительно была литературно образованная — в частности, с тем же Ремарком она познакомилась на пляже венецианского Лидо, где загорала и читала книгу стихов Рильке. Но был в ее жизни еще один писатель, которого она встретила действительно очень поздно, но с которым у нее явно была духовная связь, несмотря на времена и расстояния. Это Константин Паустовский.
 
Как известно, в 1963-м Дитрих приезжала в Москву с концертами, и на один из них пришел и Паустовский. Кстати, действительно совершенно неординарный писатель, и только недавно, когда Нобелевский комитет после оговоренной уставом комитета полувековой паузы открыл свои архивы, стало известно, что Константин Георгиевич выдвигался на Нобелевскую премию. Во время той встречи Паустовский был приглашен Марлен Дитрих на сцену, и великая актриса встала перед ним на колени и стала целовать руки писателя. Треснула обшивка платья из стекляруса, и пара бусинок покатились по сцене. Тогда Дитрих и сказала, что маленький рассказ Паустовского  «Телеграмма» пронзил ее до глубины души.
 
Собственно, эта история встречи и разыгранный на сцене в одном лице рассказ «Телеграмма»,  написанный в 1946 году, и составили большую часть этого моноспектакля. Рассказ о трудных взаимоотношениях дочери и матери, о том, как дочь опоздала на похороны матери... Кстати, по окончании в зале были зрители, которые плакали...
 
Крайне медленно и понемногу, но театральная жизнь в Латвии оживает. Об открытии чрезвычайного летнего сезона объявила директор Рижского русского театра им. М.Чехова Дана Бйорк — спектакли малой формы («Фуфа», «Граненка», «Драгоценные камушки жизни») будут играться в большом зале в присутствии не более ста человек. Латвийская Национальная опера объявила июльские концерты «трех латвийских теноров» и Илоны Багеле в зеленом театре в Межапарке.  А Аба Герцбах планирует в Рижской еврейской общине 24 июля свой авторский вечер.
 
Кстати, Аба Герцбах и его коллега, композитор Борис Леви стали первыми, которые после того, как были разрешены мероприятия с количеством до 25 человек, провели совместный творческий вечер. Это было 18 мая, в зале было прохладно, исполнители сидели в свитерах. Сейчас была жара после премьеры — цветы и премьерная рюмочка коньяка прямо у сцены. Как скоро воскреснет полноценная театральная жизнь — неизвестно, но благодаря нынешнему вечеру стало ясно, что действительно никакой онлайн не в силах заменить живой театр.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно