Андрей Шаврей: Сто лет Юрию Никулину, который был... рижским художником и почетным гражданином Валмиеры

Сегодня, 18 декабря, исполнилось бы сто лет великому артисту, клоуну и уникальному человеку Юрию Никулину. Его любили, кажется, все, неудивительно, что недавно в Латвии вышла книга Иевы Пожарской на латышском, приуроченная к юбилею. Но в действительности есть и совершенно уникальные факты, предоставленные нашей редакции бывшим директором Рижского цирка, гимнасткой Лолитой Липинской, за что ей огромная благодарность. 

Ничего неизвестно о гастролях и съемках Юрия Владимировича в Латвии после шестидесятых годов прошлого века, когда он уже был очень знаменитым (Балбес и Семен Семнович в комедиях Гайдая сделали свое дело!). Их попросту не было — Никулин с цирком на Цветном бульваре ездил по всему миру (из-за гастролей в недостижимой тогда Японии он отказался сниматься в двух главных ролях в «Иван Васильевич меняет профессию»). 

Но были сороковые и пятидесятые годы. Тогда будущая легенда прошла семь лет в армии, начиная с финской войны 1939 года и заканчивая Великой Отечественной, которую Никулин закончил как раз в Латвии, в Курляндии, демобилизовался в 1946-м.

А потом, в начале пятидесятых, дважды гастролировал в Рижском цирке, в самом начале своей карьеры. 

Война - совершенно отдельная тема в жизни Никулина. Как рассказывала его супруга Татьяна, о войне он ни с кем никогда не говорил, даже с ней.  Говорил только с однополчанином, с которым каждое 9 мая запирался в своей комнате за бутылкой водки. В конце 1980-х однополчанин умер... «Двадцать дней без войны» Алексея Германа, где Никулин играл с Гурченко — это только отдаленное эхо тех ужасных событий, когда будущий клоун и весельчак на той же Финской войне видел гибель друзей и «живые трупы» — тогда были крепкие морозы, которые помогли финнам отстоять независимость.   

Это сложная психологическая проблема, но Никулин явно ее разрешил, придя к высшему философскому выводу: пережив страшные годы, он знал, что человеку необходимо для счастья. Как не банально звучит, это простые вещи — юмор, смех, улыбка, доброе отношение. Которые претворял в жизнь до конца. Увы, зачастую надо пережить страшное, остаться при этом человеком, чтобы прийти к таким простым выводам...

Из воспоминаний Юрия Никулина о военной поре в Латвии, когда в 1944-м, в составе 72-го зенитного дивизиона он брал латвийский город Валмиера, который в результате был полностью разрушен:

«Лежим мы во ржи, а я, стараясь подавить дыхание, невольно рассматривая каких-то ползающих букашек, думаю: «Ах, как глупо я сейчас погибну…»

Тогда же, глядя на букашек, подумалось: вот ведь счастье — ползают какие-то маленькие насекомые в траве, и им никакого дела нет, что идет война, что здесь убивают, что я лежу здесь, в тысячи раз огромней их, и боюсь умереть. А они, крошечные, живут своей привычной, спокойной жизнью, заняты простым повседневным трудом… Какая же бессмыслица — война…»

Тогда же солдат Юрий Никулин послал родителям в Москву из-под Валмиеры два бруска соленого масла, кусок сала, банку засахаренного меда. Внимание: все это он купил у местных жителей. Весной 1945-го 72-й зенитный дивизион переправили в Курляндию. По словам Лолиты Липинской, Юрий Владимирович позднее стал почетным гражданином Валмиеры.

«Вот копаюсь в истории цирка в Латвии, в истории латышей в цирке, в истории создания Рижского цирка, в творческой истории удивительных людей, чья деятельность связана с Латвией и Рижским цирком, — говорит Лолита Липинска. — Я длительное время искала документальное подтверждение участия артиста-клоуна Юрия Никулина в программах Рижского Цирка. Благодаря коллекции Благотворительного фонда «Цирк и милосердие» (в 1996 году созданный самым Ю.В.Никулиным в помощь ветеранам артистам цирка, а также молодым начинающим артистам), в которой сохранились записи самого Юрия Владимировича о гастрольном календаре, было известно, что вместе с партнером Михаилом Шуйдиным они в Рижском цирке были дважды – декабрь-январь зимой 1952/53 сезона, а также ноябрь-декабрь 1954/55 сезона». 

Там же Лолита обнаружила и великолепные рисуночки Никулина — поздравления близким из Риги с наступающим Новым годом. А также - цирковые программки, найденные в коллекции Академической библиотеки Латвийского университета. А еще Никулин был заядлым коллекционером марок и даже нашел много марок еще поры довоенной Латвии. 

«В чем была проблема? Да в том, что на протяжении всего столетия деятельности Рижского цирка периодически не обращалось внимание на такие «мелочи» как год, нумерация и числа... Даже я сама, зная про эти ошибки и халатность, нет-нет, да и тоже в спешке к подготовке премьеры новой программы иногда допускала эти же ошибки по отношению к большой истории... А в вековой пыли под зрительскими трибунами нашлась маленькая бумажка, тщательно скрученная пальцами в трубочку и потом выброшенная. Это был входной билет с представления 7 января 1953 года в 20:00! Значит зритель смотрел комическую пантомиму Юрия Никулина и Михаила Шуйдина «Большие дела маленького Пьера, сценка из современной жизни Франции»!

Это еще было задолго до того, как Никулин с Шуйдиным придумал знаменитый номер с бревном... Потом была большая жизнь. А потом наступил август 1997-го, и наверняка многие помнят переживание всей страны (и далеко за ее пределами), когда Юрий Никулин лежал в больнице без сознания. А потом вышел президент России Ельцин и сказал, что Никулина с нами больше нет...

В Москве сейчас два памятника Никулину. Первый - у цирка на Цветном бульваре. Второй — надгробие на Новодевичьем кладбище. Хорошее надгробие, кстати: сидит клоун с сигаретой в руках, будто предлагает закурить вместе с ним. И будто обещает: «Не горюй, еще встретимся!».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить