Андрей Шаврей: «Дау. Наташа» — ужас и кошмар, но светским леди... нравится!

В Риге открылся седьмой Рижский международный кинофестиваль, который продлится до 25 октября. Одним из самых первых громких сеансов стал показ фильма «Дау. Наташа» - несмотря на пандемию, все билеты были проданы, представители разных слоев высшего общества прибыли, чтобы посмотреть, ну а за что, собственно, запретили этот фильм к показу на территории России?

Да, безусловно, также интересно, за что эта кинолента номинировалась в этом году на «Золотого медведя» легендарного «Берлинале» (в результате, «Серебряного медведя» получил оператор Юрген Юргес).

Меня предупреждали, что этот фильм на два с половиной часа вызовет самые противоречивые отклики - одни фильм ругают, другие от него в восторге. Золотой середины тут практически нет. Посмотрев ленту (и пару заставив себя остаться на сеансе первые полтора часа, хотя порывался уйти раза два) я пришел как раз к весьма неординарному выводу. Дело в том, что я

до сих пор не понимаю, хорош этот фильм или нет, есть ли в нем действительно нечто неординарное, новаторское и остросоциальное,

а уж последнее, как я слышал, весьма приветствуется на престижном фестивале в Берлине? И вообще, в чем интерес к этому кино?

Начнем с самого первого, что бросается в глаза (и в уши). Прежде всего - все артисты непрофессионалы (хотя некоторые играют так, что закачаешься!) и звук «черновой», то есть, не дублированный, как в качественном художественном кино. Тут, впрочем, ничего новаторского нет - мы помним еще «Асю Клячину, которая любила да не вышла замуж» Андрея Кончаловского (1967) и его же «Курочку Рябу» (1994), продолжение «Аси...».

Что до эффекта дрожащей камеры – «Дау. Наташа» снимается с эффектом «документалистики» и даже с использованием всяческих реалити-шоу. Я не эксперт по кино, но все же осмелюсь сказать, что операторская работа весьма интересная, но и тут ничего нового - камера дрожала еще в ранних фильмах Ларса фон Триера, но теперь у него вроде ничего там не дрожит.

«Дау. Наташа» - фильм живущего давно в Германии Ильи Хржановского. Кстати, сын выдающегося российского мультипликатора Андрея Хржановского, у которого есть совершенно потрясающий фильм об Иосифе Бродском – «Полторы комнаты или Сентиментальное путешествие на родину», в котором объединены жанры мультипликации, художественного кино и документалистики, но при это все весьма органично. У его сына, снявшего с Екатериной Эртель целый кино-арт-проект «Дау» («Наташа» – лишь часть) - симбиоз художественного кино, как бы документалистики (у всех героев фильма, например, имена их исполнителей) и реалити-шоу. При этом рассказывают, что у фильма практически нет сценария, хотя он явно есть, конечно, но... видимо, развивался «по ходу пьесы».

Можно понять, почему этот украино-германо-французский фильм не приветствуется в России.

События неординарного сериала происходят в СССР в вымышленном секретном научно-исследовательском институте 1950-х годов, а название «Дау» - отсылка к неофициальному имени великого академика Льва Ландау, который при Сталине успел незаслуженно отсидеть в тюрьме, в годы хрущевской оттепели получил Нобелевскую премию по физике. Говорят, был большим женолюбом (по большому счету ненаказуемо, впрочем).

В «Дау. Наташе» нет и намека на Ландау, но действо происходит все в том же секретном НИИ в пятидесятые годы, и первые полтора часа - сплошная трепотня в столовой и подсобных помещениях данного института между директором столовой Наташей и ее помощницей Ольгой. А также секс и алкоголь. И драки с криками. Я не жил в те времена и не работал в секретных учреждениях, но почему-то сомневаюсь, что в таких заведениях могли постоянно главенствовать беспробудное пьянство, секс и мат. Товарищ Сталин в этом смысле порядок все же любил, как известно.

Возможно, данная атмосфера – это отсылка к любому другому советскому учреждению той поры, но низшего пошиба, где беспросветное хамство и тупость могли быть постоянно. И в данном случае тут можно сразу расценивать этот ход как аналогию с той общей мрачной сталинской атмосферой, которая царила во многих уголках нищей, но вооруженной страны под названием СССР. Детали при этом великолепны – огромные хрустальные бокалы для шампанского и вин, роскошные пепельницы, ванные, почти как в прекрасной Франции... А что вы хотите - секретный объект, все же, самое лучше - мозгам нации.

Что еще? Ну, секс. В «Дау. Наташа» он присутствует, причем натуральный. Наташа вполне документально сношается с французским физиком Люкой, все это в формате легкого порно, только все же партнер Наташи мог бы быть лет на тридцать моложе и раз в десять симпатичнее, конечно, но это мое личное мнение.

И вот теперь заявлю страшное – тут товарища Путина вполне можно понять. Или даже его правую руку, отвечающую за пропаганду, товарища Мединского. Ну, конечно, нельзя такое показывать на родине великих секретных физиков, которым в действительности и шага аморального практически невозможно было сделать!

С другой стороны – это же кино!

А в любом кино все же есть режиссура, которая своими методами приводит к своеобразным эффектам. В данном случае, к вполне психологическим! Это происходит после того, как через полтора часа мужественного просмотра фильма, который поначалу хочется проклясть, начинаются последние 50 минут кинокартины, а  вот они, на мой взгляд, как раз самые интересные.

Это задержание Наташи, ее допросы генералом КГБ Ажиппо (отличный непрофессиональный актер Ажиппо, кстати), некоторые сцены которых вполне напоминают отношения двух героев бессмертного фильма Лилианы Кавани «Ночной портье». Напомню, там героиня, вышедшая из фашистского концлагеря, спустя годы сталкивается со своим мучителем и... они начинают встречаться в сексуальной и с советской точки зрения во вполне извращенной форме. В «Дау» - вербовка Наташи, которая отныне обязана стучать на посетителей столовой. А вот это уже иезуитски спокойно и торжественно, с «изысками», с моральным цинизмом, уже при этом Наташей овладевает «стокгольмский синдром» и она входит в отношения с ее мучителем.

Это как цепочка популярной ныне заразной болезни – получив унижение со стороны вышестоящего, ты обязательно сорвешься на нижестоящей. А вот это, не спорьте, закон дремучего «совка», который, увы, можно кое-где наблюдать и сегодня. И в этом фильм наверняка актуален.

Хотя, ну конечно, он неординарен и многое в нем я так и не смогу понять. Так же, как не смогу понять восклик светской дамы после сеанса: «Великолепное кино! Все, почти как в нашей богемной жизни!». Господи, прости, ну к чему это она?

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить