Жители Руцавы: «Дело не только в сокращении работы почты. Мы теряем идентичность»

Новость разнеслась по приграничному местечку по «сарафанному радио» — мол, почта закрывается, сегодня днем встречаемся! Оказалось, что не закрывается совсем, а сильно сокращает время работы и меняет помещение. Предприятие Latvijas pasts приспосабливается к текущим реалиям. Руцавчане переживают, что потеря еще одного общественного места убивает жизнь в местечке. И сетуют на недостаток коммуникации с центром большого Южнокурземского края.

…К полудню в зале бывшей Руцавской краевой думы собралось несколько десятков человек. Немного. Но, во-первых, рабочий день, во-вторых, во всем местечке живет около полутысячи человек, да и в Руцавской волости тысячи не наберется.

Именно это очень небольшое число жителей — фактически и есть причина, почему Latvijas pasts уменьшает свое присутствие в Руцаве.

«Latvijas pasts меняется. И мы не закрываем наше отделение, мы рассматриваем модели, как быть ближе к нашим клиентам! В среднем в день из этого почтового отделения совершается одно отправление и оплачивается один счет. Цифры показывают, что отделение нерентабельно.

Мы уменьшаем время работы, чтобы концентированно этот поток клиентов обслужить. Здесь, в здании волостного совета, наш сотрудник будет работать с 11.00 до 12.00. Объем услуг останется тем же, что и сейчас в почтовом отделении»,

— рассказала руководитель Курземского регионального отделения Latvijas pasts Илзе Риекстиня.

Сейчас в Руцавском почтовом отделении работают два человека — один на самой почте и почтальон. 27 ноября почтовое отделение (его арендуют у самоуправления) закроется, и останется только один человек. С утра доставит почту, а потом будет оказывать почтовые услуги в волостном доме. Илзе Риекстиня добавляет, что сокращенному сотруднику не могут предоставить другую работу: это местный житель, и работа в Лиепае ему не подходит.

Ситуация в Руцаве не уникальна. Latvijas pasts уже давно практикует подобное сокращение времени работы, закрытие привычных почтовых отделений и перенос своих услуг в другие помещения. В том числе и в Южнокурземском крае. Так, год назад закрылось почтовое отделение в Дурбе, услуги стали оказывать в здании местной думы, тоже по часу в день.

Немного позже в Сикшни Дуникской волости Южнокурземского края (это соседняя с Руцавской волость) почта тоже стала работать по часу в день, потому что в местечке осталось меньше двухсот жителей. В этом году в Курземе реформирование коснулась только почты в Руцаве.

«Мы сегодня пришли, чтобы поговорить с жителями, объяснить им ситуацию. Нам ведь тоже надо быть рентабельными! У нас посылок, корреспонденции — то есть основы универсальных почтовых услуг — становится всё меньше. И если говорить о Руцаве, то только 17% всех услуг составили уже упомянутые универсальные. Остальное — разная торговля и счета. Мы еще год назад встречались с руководством волости, интересовались, как бы нам поближе к центру Руцавы перебраться, но тогда не получилось», — рассказала Илзе Риекстиня.

Она напомнила, что в прошлом году с октября до декабря включительно в 13 почтовых отделениях Лиепаи и Южнокурземского края, в том числе и Руцаве, проводилось тестирование другого времени работы, с семи утра — чтобы жители могли попасть на почту до работы.

«Оказалось, что людям это не нужно!» — посетовала Илзе Риекстиня.

Собравшимся жителям Руцавы руководитель Курземского регионального отделения Latvijas pasts рассказала то же самое. И о неудачном тестировании в том числе.

Жители возмущались. Тем, что Latvijas pasts государственное предприятие и могло бы больше думать о благе населения, а не о своей рентабельности. Тем, что о предстоящих изменениях они узнали случайно! И вообще, с Latvijas pasts практически невозможно связаться — одна из руцавчанок рассказала о своих мытарствах и «странствиях» по домашней странице ведомства в попытках найти хоть какую-то информацию или контакты должностных лиц! Еще одна с возмущением говорила, что ни разу в почтовом отделении ее не обслужили сразу, каждый раз приходится довольно долго ждать.

Периодически шум становился таким громким, что можно было оглохнуть.

В стороне седовласая руцавчанка старательно красивым почерком писала плакатики на листах альбомной бумаги: «Не час работы — полную смену!», «Почта в Руцаве — элементарная жизненная необходимость», «Руцавской почте — быть!» и другие. И раздавала их сидящим в зале. Мы отошли в уголок поговорить.

«На любом митинге или демонстрации плакаты отражают наше отношение к происходящему. А в этом случае важно и то, что руцавчан очень удивляет ситуация. Одна из местных жительниц пригласила нас сегодня к десяти утра к почте — просто поняла, что надо что-то делать. Я там тоже была. И выяснилось, что представитель почты будет к полудню. Мы все стали писать сообщения знакомым, чтоб те, кто может, пришли сюда. Ну а я решила, что надо бы и плакатики написать.

Информация об изменениях на почте прошла на днях по соцсетям. Самая большая боль, что в Южнокурземском крае это обычная практика — всё происходит без информирования общественности.

Вы слышали, что г-жа Риекстиня сказала — мол, мы были у руководства Южнокурземского края, договорились, что здесь можно использовать помещение, и будет пресс-релиз, чтобы информировать людей. То есть нам сообщают постфактум, чтобы люди не могли ни на что повлиять. И это постоянная практика в этом большом крае! Это самое неприятное!» — рассказала Сандра Айгаре.

Она посетовала, что раньше руцавчане активно пользовались своим краевым порталом, там появлялись все новости. Большой Южнокурземский край размещает информацию в том числе и на нескольких аккаунтах в Facebook (общем и тематических), но большей части руцавчан в соцсетях нет. Сандра Айгаре работает в местной сфере культуры и говорит, что когда ей нужно распространить информацию, она пишет ее на листочках и просит почтальона по дороге разнести по домам.

«Самое большое возмущение связано с тем, будут ли после закрытия почтового отделения доступны привычные услуги — корреспонденция, выплата пенсий, расчеты в наличке и прочее — в этом сокращенном варианте по часу в рабочие дни. Потому люди и негодуют.

И есть еще один очень важный момент: любое подобное учреждение — это в известной степени место социализации, где люди могут встречаться и общаться. Это у людей самая большая боль, потому что в нынешних условиях, когда был ковид, теперь война и кризис, социализация общества очень важна. Тем более, что Latvijas pasts была всегда, с момента появления Латвийской Республики! Это ведь часть нашей идентичности!» — эмоционально говорит Агия Каунесе, руководитель объединенного управления волостей Руцавы и Дуники.

Всё правильно: говорят же, что если в населенном пункте закрыть почту, библиотеку, школу — местечко умрет. Школа в Руцаве есть — основная в очень красивом здании, там сейчас около 80 учеников. Детский садик есть на полсотни ребятишек.

«Сейчас это больнее всего — очень страшно потерять вот эту самость, бытие, принадлежность к какому-то месту. Ликвидация любого подобного учреждения рождает синдром заброшенности.

Эти опасения я тоже слышала. Потому что мы довольно далеко от краевого центра. Мы на границе с Литвой. Нам в Палангу и Клайпеду съездить — ближе и быстрей, чем в Лиепаю. Что мы и делаем, это ж не секрет. И вот — отнимают еще кусочек этой идентичности, почту», — объясняет Агия Каунесе.

Она отметила, что коммуникация Latvijas pasts с жителями идет помимо руководства края. И рассказала, что самоуправление края отправило письма в Министерство сообщения и Latvijas pasts с просьбой еще раз взвесить и оценить, действительно ли нужно закрывать привычное почтовое отделение в Руцаве, может, есть возможность отложить. Агия Каунесе считает, что в этом конкретном случае информация дошла до жителей с опозданием, но в таких местечках она стремительно распространяется по «сарафанному радио». В самоуправлении узнали о предстоящих изменениях 5 октября — на встрече с сотрудниками почты.

Поговорили мы и о коммуникации руководства Южнокурземского края с жителями. Агия Каунесе согласна, что коммуникация хромает. Но это не злой умысел. Южнокурземский край очень большой. И те восемь краев, которые в него вошли в результате административно-территориальной реформы, вовсе не стремились сливаться. Руцава и Ница вообще хотели создать свой отдельный край. Но — слияние свершилось. Объединялись все структуры, а ведь правила, традиции и привычки всюду были разными. Притереться новому большому «механизму» действительно непросто.

«И возможно, труднее всего вести коммуникацию с общественностью в самых дальних уголках нового края. По-моему, руководство самоуправления старается это делать. Полагаю, что со временем всё наладится. Мы здесь, представители самоуправления на месте, открыты для общения в любое время. Но конечно, механизм до конца не разработан», — говорит Агия Каунесе.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще