Как Россия и «Талибан» могут стать партнерами и в чем заключаются риски

Приспосабливаясь к новому политическому порядку в Афганистане, Москва в ближайшее время будет сочетать дипломатию и сдерживание, стремясь снизить угрозы безопасности в регионе и извлечь выгоду из возникающих экономических возможностей, прогнозирует эксперт британского «мозгового центра».

После бегства президента Афганистана Ашрафа Гани из Кабула 15 августа Россия отреагировала на захват власти талибами осторожно-позитивно. Посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов высоко оценил вклад талибов в обеспечение безопасности Кабула и борьбу против Исламского государства. Президент Путин в начале сентября заявил, что «Россия не заинтересована в дезинтеграции Афганистана», и «чем быстрее “Талибан” войдет в семью цивилизованных народов, тем легче будет контактировать [с ними], общаться и как-то влиять».

«Отношение России к смене власти в Афганистане выстраивается под влиянием более чем десятилетия тайной и открытой дипломатии с “Талибаном”», — замечает Самуэль Рамани, политический аналитик, ассоциированный научный сотрудник британского Королевского института оборонных исследований (RUSI, Royal United Services Institute — старейший в мире «мозговой центр» по вопросам обороны и безопасности, основан в Великобритании в 1831 году) в комментарии на портале RUSI.

Дипломатия с террористами

Несмотря на то, что в 2003 году Россия причислила «Талибан» к террористическим организациям, Москва уже давно поддерживает неформальные дипломатические отношения с талибами, напоминает аналитик.

В 2007 году Россия провела тайные переговоры с талибами о предотвращении ввоза наркотиков из Афганистана в Среднюю Азию. Эти переговоры не принесли значимых результатов, поскольку в 2009 году Россия открыла свое воздушное пространство для операций США против «Талибана». Взаимодействие России с талибами возобновилось в 2015 году в связи с ростом угрозы со стороны ИГИЛ. В декабре 2015 года спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов заявил, что Россия установила каналы связи для обмена информацией с талибами, и утверждал, что желание талибов бороться с ИГИЛ объективно совпадает с интересами Москвы.

Расширение диалога между Россией и «Талибаном» вызвало тревогу в Кабуле и Вашингтоне. В декабре 2016 года МИД Афганистана предупредил, что повышение статуса талибов может создать долгосрочные угрозы региональной и международной безопасности. В марте 2018 года командующий войсками США в Афганистане Джон Николсон заявил, что российское оружие для талибов контрабандным путем переправлялось через таджикскую границу. Николсон также утверждал, что Россия раздула угрозу, исходящую от ИГИЛ, чтобы оправдать военную помощь «Талибану». Москва неоднократно опровергала сообщения о том, что она поставляла оружие талибам.

Самуэль Рамани, однако, ссылается на личные беседы с российскими экспертами и официальными лицами в 2017–2019 годах, которые свидетельствуют о сотрудничестве России с «Талибаном».

Во-первых, Россия осуществляла символические поставки оружия талибам — это был подарок для укрепления доверия. Во-вторых, Россия рассматривала «Талибан» как потенциального партнера по ответным шагам против враждебных действий США, таких как бой под Хашамом в Сирии в феврале 2018 года, в результате которого погибли контрактники из российской частной военной компании. По мнению аналитика, эти случаи демонстрируют уверенность Кремля в том, что «Талибан» может быть надежным партнером.

В переговорах по мирному урегулированию афганского конфликта в Москве в 2017–1919 годах часто участвовали талибы. В результате укрепились личные связи между российскими высокопоставленными чиновниками и представителями «Талибана», и у России появились партнеры по переговорам среди руководства группировки.

Теперь, когда талибы пришли к власти в Афганистане, Россия надеется применить этот дипломатический опыт в сфере безопасности и экономического сотрудничества. Хотя Москва и исключила военно-техническое сотрудничество или поставки оружия талибам, она все еще может рассматривать Исламский Эмират как партнера в борьбе с ИГИЛ. Посол РФ в Афганистане Дмитрий Жирнов утверждает, что Россия могла бы инвестировать в разработку огромных и нетронутых запасов полезных ископаемых в этой стране, и полагает, что «Талибан» может участвовать в транспортных и энергетических проектах с государствами Центральной Азии. Россия также поддерживает отмену замораживания активов талибов и призвала международное сообщество помочь Афганистану в восстановлении после четырех десятилетий конфликта, перечисляет эксперт RUSI.

Риски для интересов России

Однако у Москвы все еще остаются причины для беспокойства, полагает Самуэль Рамани. Российские эксперты опасаются, что власть «Талибана» может оказаться более слабой, чем кажется, и в Афганистане разгорится новая гражданская война. Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам, выразил обеспокоенность тем, что талибы будут бороться за контроль над северным Афганистаном — в сочетании с резким спадом афганской экономики это может привести к появлению новых ячеек «Аль-Каиды» и ИГИЛ.

С учетом этих рисков российские власти призвали «Талибан» создать всестороннее коалиционное правительство и урегулировать внутригосударственные конфликты с помощью дипломатии. Министр иностранных дел России Сергей Лавров недавно заявил, что в афганское правительство, помимо пуштунов, должны войти и представители других этнических групп — хазарейцы, узбеки и таджики. Однако новое правительство Афганистана, состав которого был обнародован 7 сентября, почти полностью состоит из пуштунов, что идет вразрез с рекомендациями России.

Для противодействия нестабильности в Афганистане Россия проводит политику по трем направлениям. Во-первых, она усиливает взаимодействие с Пакистаном по вопросам безопасности Афганистана. Пакистанская газета Express Tribune охарактеризовала звонок Путина премьер-министру Пакистана Имрану Хану как «решающий момент» в отношениях двух стран, поскольку это было «первое в истории признание того, что Россия стала полагаться на Пакистан в продвижении своих интересов».

Во-вторых, Россия расширила сотрудничество с Индией в области безопасности. Посол России в Индии Николай Кудашев признал, что и Москва, и Дели обеспокоены распространением терроризма из Афганистана, поскольку он представляет угрозу и для Центральной Азии, и для Кашмира.

В-третьих, Кремль расширяет сотрудничество с партнерами в Центральной Азии. Организация Договора о коллективной безопасности, возглавляемая Россией, 7-9 сентября провела военные учения в Киргизии. Узбекистан и Таджикистан также провели совместные военные маневры с Россией, а руководство «Рособоронэкспорта» согласилось продавать оружие странам Центральной Азии, граничащим с Афганистаном.

«Хотя тон официальных заявлений России по поводу “Талибана” оптимистичен, он контрастирует с растущей неуверенностью Москвы в способности Исламского Эмирата стабилизировать ситуацию в Афганистане. Поэтому в ближайшие месяцы в политике России в отношении Афганистана будут сочетаться дипломатия и сдерживание», — резюмирует аналитик RUSI.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить