Я создал оркестр Davinspiro Camerata, приглашаю на концерт — скрипач Даниил Булаев

Даниил Булаев уже более пятнадцати лет в центре внимания меломанов не только в Латвии, но и за ее пределами. Хотя неделю назад ему исполнилось всего восемнадцать лет. При этом позади уже ряд побед на международных конкурсах, сотрудничество с Латвийским Национальным симфоническим оркестром, Kremerata Baltica, «Виртуозами Москвы» и другими коллективами. И это еще не все: 30 апреля в рижской Большой гильдии он сам организует концерт - со своим новым камерным коллективом, руководителем которого и является. 

— Даниил, у вас как раз только что был первый концерт с вашим новым оркестром Davinspiro Camerata, с которым выступите в Риге...

— Да, он состоялся в пятницу 22 апреля, в Бабитской музыкальной школе. Он также считается Бабитским культурным центром - недавно построили новый зал с очень даже приличной акустикой. Мы захотели перед нашим концертом в рижской Большой гильдии съездить в небольшой латвийский уезд, район, чтобы сыграть эту программу. Звучала почти такая же программа, что и в Риге будет - секстет Петра Чайковского «Флорентийский сувенир» и двойной концерт Мендельсона для скрипки, фортепиано и струнного оркестра. За фортепиано Максим Таничев.

Концерт прошел очень хорошо, публика была чрезвычайно довольна. Для нас это самое главное, что публике понравился концерт и мы поняли, что они не зря потратили свое время, чтобы послушать нас. Если публике понравилось - значит, концерт прошел удачно. Были бисы. В рижской программе к вышеупомянутым произведениям Чайковского и Мендельсона добавляются «Времена года» Астора Пьяццоллы (полностью). Думаю, и в Риге будут бисы.

В секстете играют я (первая скрипка), а также лидеры своих инструментов моего камерного оркестра - главный концертмейстер, скрипач Андрей Егоров (кстати, уже участник Латвийского Национального симфонического оркестра - прим. автора), за альтами у нас Санта Цирцене и Клинта Клуце, а за виолончелями - Максим Скибицкий и Паула Скулте.

— Это все ваши ровесники и соученики по музыкальной школе Дарзиня?

— Да. И все они молодые перспективные ребята, кто-то из них заканчивает Дарзиня, а кто-то уже учится в Музыкальной академии им. Витолса или в Германии. Плюс-минус - мы все одного поколения. Такая цель и была, когда я начал задумываться о своем оркестре: чтобы играли музыканты одного поколения, хотя бы на нынешний момент. И чтобы они все друг друга понимали, чтобы был замечательный контакт. И пока что у меня это получается, потому что мы все действительно из одной школы и друг друга давно знаем. Это, на мой взгляд, придает еще большую легкость и свободу музицирования вместе.

— Когда вы создали оркестр?

— Эти два концерта у нас официально как раз первые. А задумываться о его создании я начал осенью прошлого года. Задумался о том, чтобы самому себе такую цель поставить, попробовать поднять такой проект. 27 ноября у нас был большой концерт в Дворце культуры «ВЭФ», посвященный Пьяццолле и где мы тоже играли его «Времена года», но с фортепианным секстетом плюс мое соло на скрипке. И тогда я понял, что нужно набирать уже более большой состав.

— Почему у вашего оркестра такое название?

— Camerata - это понятно. И именно Camerata, а не chamber orchestra - мне ближе название не «оркестр» а «объединение». А вот Davinspiro расшифровывается следующим образом: Da - это начало моей фамилии, V и  I - инициалы моих родителей, а Inspira - это «вдохновение», в переводе с итальянского. Название придумал сам. Правда, перед этим посидел с мамой, подумал и... по-моему, очень даже к неплохому варианту пришли.

— Как вы пережили пандемию?

— Концертов практически не было.  Было реально трудно, потому что поначалу лично я думал, что через месяц это все как-то пройдет, но когда потом это все затянулось на второй и третий месяц, надо было что-то придумывать. Я постарался использовать это время для освоения нового репертуара, стал глубже вникать в камерную музыку, погрузился в это направление классической музыки, из которого в результате до сих пор не могу вылезти. Так что можно сказать, что благодаря «ковиду» я с новой стороны очень полюбил камерную музыку и сейчас стараюсь достаточно много ее играть.

Радует, что на протяжении этих двух лет все-таки были паузы в пандемии, когда возможно было играть какие-то концерты, когда можно было увидеть публику в залах. Было музыкальное лето 2020-го, а осенью нас опять закрыли. Кстати говоря, с Максимом Таничевым в то лето мы успели сыграть свой первый сольный концерт на двоих в камерном зале Дворца культуры «ВЭФ», после которого нас практически сразу вновь закрыли на карантин.

— Когда пару лет назад вам вручили стипендию Фонда Аркадия Фомина, вы действительно потрясли меломанов своей феноменальной игрой... Сколько часов день вы занимаетесь?

— Честно говоря - не больше трех. Это что касается непосредственно игры на инструменте. Но еще уходит время на знакомство с партитурами, на прослушивание записей, на их анализ. Дома я стараюсь очень редко заниматься - предпочитаю в залах, в школах, в Академии (атмосфера другая), из-за чего и прихожу домой поздно.

— Ограничивать себя в чем-то приходится?

— Режим какой-то, конечно, есть - например, чтобы набраться сил перед концертом. Но я бы не сказал, что для меня это одна из самых важных составляющих.

— Вы сейчас были на рижской презентации новой книги Гидона Кремера...

— К сожалению, было так мало времени пообщаться с Маэстро, было много людей. Но я просто рад, что попал на эту презентацию. Конечно, то, что я сейчас собираю оркестр - это какая-то часть вдохновения от его поступка, ведь он четверть века назад тоже создал свой оркестр - Kremerata Baltica. 

— Он мудрец и со связями, привлек к финансированию Минкульты стразу трех стран Балтии. А как у вас с финансированием?

— Пока что все нелегко, потому что в наше время спонсора найти трудно. Но мы открыты для предложений! А пока что держимся на своих силах и энтузиазме. Я очень благодарен своим ребятам, что они сами поддерживают этот проект, им самим интересно и они, если можно так сказать, кайфуют от того, что делают на репетициях и концертах. И будем надеяться, что у нас в будущем все получится. 

Но я хочу поблагодарить за поддержку концерта и скрипача Даниила Булаева Nākotnes Atbalsta fonds. И лично позвольте поблагодарить руководителя банка Rietumu Аркадия Исааковичу Сухаренко, за его поддержку меня, скрипача Даниила Булаева, моего образования и профессиональных возможностей. 

— Можно ли так поставить вопрос, чем вам нравится Гидон Кремер?

— У Гидона Маркусовича свой узнаваемый стиль, своя манера - это что касается именно исполнения на инструменте. У него свои интерпретации и свой большой взгляд на произведения и вообще на этот мир. И мне кажется, что это один из самых главных моментов, который должен быть у человека, занимающегося искусством. Это самое первое, что меня «цепляет» и вдохновляет у Гидона Маркусовича. Он совсем не такой как все, со своими мыслями...

— Но есть полный антипод Кремеру в скрипичном искусстве - Владимир Спиваков, с которым вы выступали. Что вам интересно в его игре?

— Я бы никогда не мог сравнить Гидона Маркусовича и Владимира Теодоровича с кем-то другим. Конечно же, каждый из них является эталоном в современном скрипичном, да и вообще музыкальном искусстве. В любом случае, они оба каждый со своим лицом.

С Владимиром Теодоровичем я впервые сотрудничал, если не ошибаюсь, в 2019 году, когда он пригласил меня играть под своим руководством с камерным оркестром «Виртуозы Москвы» в московском большом зале им. Чайковского. И потом я играл с «Виртуозами Москвы» уже без Владимира Теодоровича, когда у нас был концертный тур по Латвии, мы тогда играли «Времена года» Вивальди и Пьяццоллы.  Был еще концерт в малом «Дзинтари», в котором принимал участие также пианист Андрей Осокин.

— Во сколько лет начали играть на скрипке?

— Где-то с пяти лет. Момент, когда я впервые взял в руки скрипку, в моей памяти не остался. Но мне уже в детстве очень нравилось играть на скрипке.

— Вы яркое исключение, обычно все скрипачи жалуются, что в детстве они хотели играть во дворе в футбол.

— Но в футбол я тоже играл, мне это не мешало! Я и сейчас играю в футбол. Насколько я помню себя, я в детстве успел позаниматься очень многим: и скрипкой, и футболом, и бальными танцами, меня еще родители водили заниматься шахматами. Но в конце концов остановился на скрипке. 

Мне трудно объяснить, почему так. Потому что точно также я обожаю звучание виолончели. Я обожаю играть на фортепиано. Когда я учился в Центральной музыкальной школе в Москве у Галины Турчаниновой, то я проходил сразу по двум специальностям - скрипка и рояль. Но просто не хватало времени и главной специальностью у меня осталась скрипка. Но до сих пор обожаю играть на рояле. А вот на виолончели, к сожалению, не умею. Но сейчас потихоньку в свободное время учусь играть на альте.

— Неожиданно... А зачем?

— Есть такое понятие, что любой скрипач рано или поздно начнет играть на альте - как минимум, ради интереса. Вот пока что я учусь ради интереса. Вроде кажется, что скрипка и альт очень похожие инструменты, а отличие лишь в том, что альт побольше и одна струна другая. Но как я чувствую, здесь техника должна быть совершенно другой и для звука это должно быть очень интересно.

— Напомните, во сколько лет вы впервые выступили с Латвийским Национальным симфоническим оркестром?

— Мне было семь лет, дирижировал Андрис Вецумниекс и это была программа для детей «ЛеНеСонс».  По-моему, я исполнял Сарасатэ.

Потом было много всего, конкурсы. Из последних конкурсов, как раз случившихся за это время -  первое место на конкурсе Виндзорского замка, где в одной группе были струнники - скрипачи, альтисты и виолончелисты. Перед этим было первое место в Германии и в 2015-м я получил первое место на международном конкурсе в китайском Жухае, там как раз организовали первый конкурс имени Моцарта и там мне посчастливилось победить. 

К сожалению, в современном музыкальном мире это просто неотъемлемая часть - чтобы ты показался на конкурсе, чтобы тебя заметили.  

— Интересно, ваш самый любимый скрипичный концерт какой?

— Очень трудно назвать. Хотя все говорят, что у скрипачей достаточно маленький репертуар, я с этим частично согласен - во всяком случае мы не пианисты, у которых репертуар просто огромный! Но все равно из всего скрипичного репертуара одно любимое произведение выбрать очень трудно.

Для меня лично, чисто субъективно, три любимых скрипичных концерта следующие... На первом месте - концерт Сибелиуса, я его обожаю, готов играть всю жизнь и мне кажется, что он мне никогда не надоест. На второе место... очень хочется поставить концерт Чайковского, но я бы на это место поставил первый скрипичный концерт Дмитрия Шостаковича, который я еще не играл, но только сейчас готовлюсь им пополнить свой репертуар. На третье место... не поставлю я Чайковского - поставлю Бетховена!

— Как интересно получилось - казалось бы, самый знаменитый скрипичный концерт написан Чайковским, вы его обошли. Потому что, как бы «заезженный» уже?

— Нет, мне просто по музыке близки упомянутые мною три концерта. Хотя Чайковского люблю, конечно. И для очень многих скрипачей в топе трех скрипичных концертов на первых местах будут концерты Чайковского и Брамса. Может, через год у меня в этом топе что-то поменяется, не знаю, но пока что - Сибелиус. Шостакович, Бетховен.

— Помимо скрипки что вам доставляет радость?

— Сто процентов - футбол. В профессиональной команде не играю, но просто собираемся музыкальными компаниями (из школ Дарзиня и Мединя, а также из Академии) и играем. Иногда проводим маленькие турниры.

— Что дальше?

— Какие-то свои цели у меня есть... Если они будут достигнуты, тогда люди о них и узнают. А чтобы всего желаемого достичь, надо работать, работать и совершенствоваться в своей профессии.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить