Когда наряду — сто лет: хористка будет петь в костюме своей прапрабабушки

Инесе Розенштейне уже десять лет живет и работает во Франции, поет в парижском латышском хоре Latve и приехала на Праздник песни и танца вместе со своим ансамблем. Девушка будет выступать в народном костюме, который по возрасту может считаться ровесником независимой Латвии, ведь шила его сто лет назад еще бабушка ее бабушки, сообщает LTV.

Для самой Инесе это первый Праздник песни и танца: ранее хористка участвовала только в молодежных таких фестивалях. Неповторимые чувства она испытывает и оттого, что в год столетия латвийского государства может надеть костюм, передававшийся в семье из поколения в поколение.

«Я получаюсь пятое поколение. Бабушка моей бабушки его делала — мы не знаем, сама или попросив чьей-то помощи. В самые первые годы свободной Латвии», — рассказала Розенштейне.

Отчего рижанка Антония Лея-Либталс в то время выбрала традиционный наряд Ницского края — теперь не сможет сказать никто. Вероятно, он просто показался ей самым красивым.

«Мы не знаем, участвовала ли она в Празднике песни, но он всегда надевался у нас на крестины. У меня есть фото с прапрабабушкой, она как крестная надевала его в 1942 году. Есть фото с сестрой прапрабабушки — она ходила фотографироваться в салон в этом наряде, а других снимков, к сожалению, на сохранилось. И так с 1942-43 года никто его до сих пор не носил — до смотра хоров в этом году».

Костюм десятилетиями бережно хранили. В руки Илзе его передала сестра прабабушки, жившая в Цесисе — она обнаружила его в 1992-м в шкафу после смерти прабабушки. Розенштейне допускает, что в советское время прабабка никому не рассказывала о том, что владеет таким костюмом «с историей», потому что семья серьезно пострадала от сталинских репрессий. Первая владелица наряда была выслана в Сибирь, а ее муж не вышел живым из застенков Углового дома.

Впервые Инесе надела на себя наследство прапрабабушки в этом году — в Париже на «битве хоров». И это было особое ощущение. Именно бабушке было важно, чтобы хоть внучка надела костюм на Праздник песни и передала его дальше, другим в роду.

«И так вышло, что я с бабушкой последний раз списывалась после смотра и послала ей фото [в костюме], а в апреле она нас покинула. Так что это было очень важно, что она увидела этот снимок».  

Скитания в середине ХХ века в итоге привели семью Инесе в Валмиеру. Очень долго наряд никто не надевал: так получилось, что мама Инесе в хоре не пела, а в хоре Инесе костюмы уже были. Да еще и на 16-летие ей подарили свой костюм — с валмиерской юбкой. Носить реликвию на Лиго не хотелось. Так что ветшающий наряд аккуратно штопали и бережно хранили. Но безжалостное время берет свое — после Праздника песни надевать костюм Инесе не планирует:

«Каждый раз, как надеваю, эти ниточки рвутся... Я его скопирую».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно