Из истории Лиепаи: Ремесленные корпорации, похищение и возвращение знаменитого ружья

Ремесленные корпорации стали появляться в Либау после получения прав города и создавались по немецким образцам. Но разных мастеров в местечке было немало и до этого — ведь знаменитое ружье, украденное из Лиепайского музея и благополучно возвращенное 15 лет назад, было создано за год до получения городом заветного статуса.

Знаменательное событие произошло 18 марта 1625 года, когда герцог Курляндии Фридрих Кетлер в Гробиньском замке даровал Либау права города. В этом году сравнялось 395 лет с того дня, но отметить не получилось.

С того момента в Либау стали постепенно создаваться все полагавшиеся городу институты — система местного самоуправления и так далее. Директор Лиепайского музея Даце Каркла рассказала, что после того, как в Либау начали копать первый искусственный порт, на жительство сюда стали перебираться люди из других мест. До этого порт не раз заносило песком, это неудивительно в городе, построенном в буквальном смысле на песке, недаром первое название поселения Lyva происходит от ливского liiv, песок. Так вот, о переселенцах, вскоре ставших местными — приезжали они из Восточной Пруссии, Скандинавии, Швеции, Швейцарии, с территорий нынешних Литвы и Польши, но больше всего — из Голландии и Северной Германии. «Значительная часть торговцев и ремесленников Либау были выходцами из германских земель, и понятно, что

городское управление, система торговли и ремесленничества были организованы по немецким образцам»,

— отметила Даце Каркла. Так создавались магистрат, Большая (купеческая) и Малая (ремесленная) гильдии. Об этом — городском управлении и гильдиях — рассказ пойдет в другой раз.

Впрочем, пару слов о гильдиях сказать надо и сейчас. Дело в том, что в Большую гильдию, кроме торговцев, входили также самые богатые и привилегированные ремесленники — ювелиры, работавшие с драгоценными металлами, то есть золотых и серебряных дел мастера, часовщики, переплетчики, лоцманы и брадобреи. Даце Каркла напомнила, что брадобреи в те времена были еще и лекарями, и зубными врачами (зубодерами, по большей части). И с переплетчиками не так просто — тогда книгопечатание в наших местах распространения еще не получило, книги были рукописными и богато украшались. Имант Ланцманис в своей книге «Лиепая от барокко до классицизма» отмечает, что в Большую гильдию входили ремесленники, которые занимались «искусствами», и к перечисленным мастерам добавляет живописцев.

Остальные ремесленники Либау входили в Малую гильдию, она в документах впервые упоминается в 1634 году. Ремесленные корпорации стали создаваться раньше — в 1629-м свой цех, он же zunft на немецком, учредили кузнецы, годом позже был утвержден устав цеха пекарей, затем были жестянщики, бочары, слесари, сапожники, портные... Как пишет Имант Ланцманис, к концу XVIII века в Либау официально были зарегистрированы 33 ремесленные корпорации.

И у каждой были свои уставы — «статуты». Даце Каркла отмечает, что их называли «шрагами», и название сохранялось даже в XIX веке. В каждой из шраг четко прописывалось — сколько у мастера может быть подмастерьев, учеников, как долго им надо учиться и т.д. «Так, шраги златокузнецов были утверждены магистратом 18 сентября 1699 года. Регламентация была очень строгой. К примеру, в одной ювелирной мастерской могли работать не больше двух подмастерьев и двух учеников. Мастер мог принять в свою мастерскую на обучение еще какого-нибудь мальчика, которому для начала предстояло выдержать четырехнедельный испытательный срок. Если парнишка оказывался толковым, мастер имел право в течение пяти лет обучить его своему делу. Если подмастерье приходил из другого города, ему надо было отработать три года у одного-двух местных мастеров, и только после этого он мог претендовать на место мастера в корпорации. Разумеется, перед этим он должен был изготовить свой «шедевр», это была «дипломная работа» на звание мастера», — рассказала Даце Каркла о некоторых положениях устава ювелиров. И добавила: в фондах Лиепайского музея очень много таких «презентационных» сосудов — кубков, бокалов и так далее. После сдачи экзамена они хранились в корпорациях как образцы мастерства: «Дополнительно подмастерья и мастера делали свои серебряные подвески на кубки и бокалы, это было подтверждением, что именно они изготовили эти шедевры».

В одной из витрин основной экспозиции Лиепайского музея выставлено несколько таких кубков, в том числе и с подвесками. Здесь же можно полюбоваться на знаменитое ружье, которое 15 лет назад стало главным героем детективной истории. Охотничье ружье изготовлено в 1624 году оружейных дел мастером Матиасом Дресслером, оснащено уникальным колесцовым замком, а ложе украшено красивейшей инкрустацией из слоновой кости.

...И вот наступает новогодняя ночь 2005 года. За две минуты до полуночи злоумышленник выбивает окно в зале первого этажа Лиепайского музея, мигом пересекает помещение и берет из дальней от окна витрины ружье. Камеры видеонаблюдения фиксируют похитителя — со своей задачей тот справляется примерно за минуту. К серебряным кубкам он не притрагивается и исчезает вместе с добычей. Момент кражи выбран очень удачно: грохочет новогодний салют и сработавшую сигнализацию никто не слышит…

Надо отдать должное полицейским — они буквально землю рыли. Летом того же 2005 года они задержали организованную группу преступников, которая занималась торговлей наркотиками и сбытом краденого. В их машине и было обнаружено уникальное ружье.

Творение Матиаса Дресслера полиция сразу же вернула в музей. Это было 11 июля 2005 года. Разумеется, пригласили журналистов. Тогдашний руководитель полиции Лиепаи и района Артур Вайтейкс со словами: «Мы возвращаем ружье домой, и желаем, чтобы еще долгие столетия оно радовало лиепайчан» передал спасенное сокровище музейщикам.

Сотрудники музея от радости чуть не плакали, а тогдашняя директор Лиепайского музея Айна Бурия, рассыпавшись в благодарностях полиции за отличную работу, сказала: «Второго такого ружья нет в Латвии, его историческая и художественная ценность очень высоки, это национальное достояние. Мы верили, что поиски увенчаются успехом и ничем не занимали витрину, откуда было похищено ружье».

После чего сотрудник музея Янис Гинтнерс надел белые нитяные перчатки и бережно водрузил ружье на его законное место.

Тогда, в день возвращения ружья, Артур Вайтейкс не стал раскрывать тайны следствия, но заметил, что у исполнителя не было серьезного заказчика. Журналисты сразу же выдвинули свою версию — мол, был все-таки, но отказался от покупки, когда вокруг похищения поднялась шумиха, стало известно, что ружье может стоить вплоть до 100 тысяч латов и исполнители подняли ставки. Похитителя ружья полиция задержала в последние дни августа 2005 года.

После возвращения уникального ружья посетители валом пошли в Лиепайский музей — посмотреть на чуть не утраченную диковинку. Сейчас та история уже подзабылась. Но буквально несколько недель назад автор Rus.Lsm.lv услышал, как один из посетителей Лиепайского музея интересовался у смотрительницы: «Это ведь то самое ружье, да?»...

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно