Специалисты: «ковидная» поддержка во время второй волны — адекватна, целенаправленна и обильна

Поддержка предпринимателям во второй волны Covid-19 достигла 478 млн евро, и, как говорят опрошенные Latvijas Radio специалисты, была объемной, адекватно составленной и  достигала нужных целей.

С декабря в связи с введенной из-за второй волны Covid-19 чрезвычайной ситуации государство выплатило в виде грантов, субсидий, пособий по простою 478 миллионов евро. Если смотреть по отраслям, то больше всего поддержки получили работающие в сфере гостеприимства и общественного питания. За ними идут розничная и оптовая торговля, искусство, развлечения и отдых. Самый большой объем запросов о поддержке пришелся на март, после чего каждый месяц поток заявлений на получение пособий по простою и субсидий на зарплаты становился все меньше и меньше.

Как рассказала генеральный директор Службы госдоходов Иева Яунземе, поддержку получили 76 тысяч работников, гранты — почти 10 000 работодателей.

«25,6% получили поддержку шесть раз. То есть это круг лиц, которые уже полгода фактически находятся вне рынка труда и получают только поддержку. 13% получили пять раз, 14% — четыре. Так что больше половины уже достаточно долго находятся в числе получателей», — сказала она.

Больше всего потрачено на гранты для оборотных средств — 356 млн евро, на субсидии на зарплаты — 21 млн, на пособия по простою — 100 миллионов.

Во время второй волны Covid-19 поддержку сделали доступной и для самозанятых, установив минимальную сумму в 500 евро. Всего ее получили 11 тыс самозанятых на 15 млн евро.

«Получить больше была возможность у тех предпринимателей, которые до этого платили налоги со сравнительно больших зарплат. […] Была дискуссия из-за того, что первые два места [по размеру полученного пособия по простою] — у индустрии азартных игр: Olympic kazino и Alfor. Но в то же время их вклад в бюджет неоспорим. Третий — Lido»,

— отметила Яунземе.

Lido господдержка помогла выдержать первую волну

Член правления Lido Расмус Петерсонс рассказал, что до «ковидного» кризиса на предприятии работала тысяча человек, сейчас их число упало до 700.

«Господдержка была необходима сразу, как только началась чрезвычайная ситуация в марте 2020-го, поскольку оборот и доходы упали очень быстро. Первая поддержка, которую мы получили, была в виде займа; это была программа Altum — займы для оборотных средств. Заем мы получили быстро, и это были первые средства, которые помогли пережить первую волну. Конечно, с началом второй волны с сильным спадом оборота в ноябре, с ограничениями, мы обратились за пособиями по простою и субсидиями на зарплаты. В простое оказалось около 400 работников, остальные 300 продолжали работу», — рассказал Р. Петерсонс.

Предприятие получило и грант для оборотных средств, но представитель Lido видит в этой программе изъян:

«Наша главная проблема возникла из-за того, что там указан максимальный размер поддержки. Для акционерного общества Lido, как крупнейшего предприятия общественного питания, лимит оказался ощутимо низковат: мы получили пропорционально значительно меньше, чем другие, менее крупные предприятия. По моей оценке, в пять-шесть раз меньше».

Круг получателей сужается

Представитель Lido допустил, что в июне оборот предприятия окажется выше, чем уровня, до которого можно претендовать на поддержку, поэтому в этом месяце компания, возможно, больше не сможет выполнить критерии для ее получения.

Гендиректор Службы госдоходов Иева Яунземе подтвердила, что круг получателей постепенно сокращается: больше всего было в марте, после чего число заявлений стало постепенно снижаться.

«В случае с грантами мы наблюдали «синдром студента». Был последний день, когда можно было подать заявление, и в этот день, 15 июня, мы получили рекордное количество — 1 602 заявки на 546 миллионов евро, поскольку в июне еще можно было подать заявление за весь период, с января. Так что все, кто ждали последнего момента, подали. В июле уже можно будет претендовать только на поддержку за июнь», — сказала она.

Заместитель госсекретаря Министерства экономики Раймонд Алексеенко отметил что все программы поддержки были утверждены в прошлом ноябре до 31 мая. В марте было принято решение, что из-за «ковидных» ограничений программу надо распространить и на июль.

Цель — мотивировать к возобновлению работы

Цель снижения поддержки — постепенно подталкивать предприятия к возобновлению работы. По словам Раймонда Алексеенко, понятно, что после пособия по простою за один день нельзя открыть предприятие, поэтому эти пособия, субсидии для зарплат и грант для оборотных средств доступны и в июне, и для их получения можно подавать заявления до 15 июля.

«Наша цель очень простая: летом снять ограничения, которые мешают бизнесу, чтобы в июле и августе можно было обходиться без поддержки. Но правила таковы, что если ограничения есть, то должна быть и поддержка. Сейчас мы боремся за то, чтобы ее уменьшить на летние месяцы.

К осени у нас определенно будет готов пакет поддержки — он будет готов своевременно. Самое позднее в августе будет новая редакция правил, чтобы инструменты поддержки были под рукой на случай, если ситуация вдруг ухудшится. Как прошлой осенью, когда в тот же день, когда начались ограничения, стала доступна и соответствующая помощь»,

— сказал Р. Алексеенко.

Долгие ограничения вместе с господдержкой изменили ситуацию на рынке труда. Многие сменили отрасль и профессию, переквалифицировались, но есть и такие, кто не спешат вернуться к работе. Чиновник сравнил господдержку с сахаром: «Да, мы можем иногда его употреблять. Первые два-три месяца это вообще не влияет на наше поведение. Но за шесть месяцев мы к этому привыкаем — так уж созданы люди».

По его словам, сохранение такой помощи надолго — вредно, потому что люди привыкают мыслить в неправильных категориях. Для предприятия клиент — тот, кто покупает его услугу. А тут для примерно 7 000 предприятий на протяжение года главным клиентом было государство, которое выплачивало эти пособия, субсидии и гранты. «Определенно будет недовольство из-за того, что опять надо будет что-то менять и придется принимать неприятные решения», — полагает Р. Алексеенко.

Но в целом представитель Минэкономики господдержку во время второй волны оценивает высоко, отмечая, что она подоспела вовремя, с более широким и вместе с тем более точным охватом, чем во время первой вспышки Covid-19, когда критерии предоставления помощи приходилось много раз дошлифовывать, так как многие из тех, кто должны были ее получить, не могли это сделать.

«Служба госдоходов во время второй волны каждый месяц оценивала [заявки] более чем 5000 предприятий. Я бы сказал, что 90% всех технических проблем решено. Конечно, каждый день появляются вопросы, решив которые, можно было бы создать условия для получения поддержки еще каким-нибудь десяти компаниям. И еще наверняка найдется десяток таких, которые не должны были получить поддержку. Наверняка и во время третьей волны будут какие-то вещи, которые надо будет исправить, чтобы приблизиться к идеалу», — сказал Р. Алексеенко.

Поддержку пришлось создавать с нуля

Глава Управления монетарной политики Банка Латвии Улдис Руткасте тоже высоко оценил помощь, которую государство оказывает во время второй волны работникам и работодателям.

«Если оценивать оба года пандемии, 2020-й и 2021-й, то в целом поддержка, на мой взгляд, была очень адекватной. Проблема была в начале, когда с все эти мероприятия слишком постепенно набирали обороты. Большую часть следовало выплатить еще в прошлом году. Но в целом структура поддержки и ее объем были адекватны»,

— сказал он.

При этом У. Руткасте считает, что всегда можно найти какие-то ошибки и понять, что надо было сделать иначе.

«Надо понять, что пандемия в наше время — уникальный случай. До этого таких кризисов не было и, соответственно, не было отработанных мер поддержки для подобных ситуаций. Надо было все создавать с нуля. Учитывая, что это первый такой опыт, я бы сказал, что поддержка была сорганизована достаточно хорошо. Конечно, в обществе продолжаются дискуссии, в СМИ я читал про отрасль азартных игр, но это уже вопрос морали, а не экономики», — подчеркнул специалист.

Он также обратил внимание на то, что мощности, необходимые для оценки соискателей господдержки, ограничены, число работников Службы госдоходов не безразмерно.

Еще он отметил, что за время кризиса госдолг Латвии приблизился к 50% от ВВП.

Улдис Руткасте считает, что

Латвия во время кризиса могла себе позволить увеличить госдолг и, если посмотреть на ситуацию в мире, нынешний его размер не так уж велик. Но важно смотреть, как ситуация будет меняться в будущем.

Чтобы у Латвии была возможность оказывать столь объемную поддержку и потом, когда наступит следующий кризис, за годы роста экономики госдолг следует снизить. Бюджетная политика должна стать более сбалансированной; дефицит бюджета, который в этом году составляет почти 10% от ВВП, должен постепенно снижаться и крайне желательно 3-4 года сохранять бюджет без большого дефицита.

В мае Минфин заявил, что требуется дополнительно 180,9 млн евро на поддержку пострадавших от кризиса предпринимателей. Тогда же стало известно, что программа предоставления госгарантий по краткосрочному кредитованию экспорта будет продлена до 31 декабря.  

Госконтроль, со своей стороны, раскритиковал недостаток критериев при распределении финансовой господдержки латвийским фермерам во время кризиса Covid-19. Ведомство пришло к заключению, что падение доходов фермеров во время пандемии компенсировано с лихвой, то есть больше их фактического снижения. Кроме того, получателям этой поддержки не требовалось индивидуально доказывать, что они пострадали в кризисе.

Как уже писал Rus.LSM.lv, Еврокомиссия недавно утвердила разработанный правительством антикризисный план развития экономики Латвии и выразила готовность выделить под него государству 1,8 млрд евро.

Ранее стало известно, что в рамках европейской антикризисной программы «Рост и занятость» у Латвии появится возможность использовать дополнительные средства Еврокомиссии по линии REACT-EU. Они предназначаются для уменьшения экономических последствий спровоцированного пандемией Covid-19 кризиса. Латвии в 2021 году гарантировано получение 209,9 млн евро, в 2022-м объем финансирования может составить  62 миллиона. Освоить их будет нужно до конца 2023 года.

Как сообщал Rus.Lsm.lv, ранее у СГД возникли вопросы к Covid-поддержке строительной отрасли, которая получила 10 миллионов евро в качестве господдержки в условиях Covid-кризиса. Это 7% общего объёма помощи всем отраслям. На заседании Парламентской комиссии по публичным расходам и ревизиям глава СГД Иева Яунземе сказала, что объём поддержки строительного сектора в связи с Covid-19 для неё стал сюрпризом. По её словам, в отрасли не было значительного падения оборота — а это одно из основных условий для получения государственной помощи.

18 марта с.г. Сейм в окончательном чтении принял поправки к закону о преодолении последствий распространения инфекции Covid-19, которые предусматривают введение ряда льгот, чтобы помочь предпринимателям преодолеть кризис.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить