Саммит Байдена и Путина: почему лучше придержать фантазию

Сотрудничество США и России может решить множество сложных вопросов. Для глобальной безопасности важно, чтобы эти страны нашли способы совместной работы — однако не стоит путать сам факт проведения переговоров с одобрением каких-либо действий, предупреждает новозеландский ветеран-дипломат накануне встречи российского и американского президентов. 

«И США, и Россия осторожно пытаются снизить ожидания по поводу любых радикальных прорывов на встрече Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве 16 июня. Это их первая личная встреча с тех пор, как Байден вступил в должность. Это понятно и разумно. Тем не менее, это никоим образом не умаляет ценности их встречи.

Цель саммита Белый дом обозначил так: “восстановить предсказуемость и стабильность в отношениях между США и Россией”. Со своей стороны Кремль заявил, что лидеры двух стран “обсудят текущее состояние и перспективы двусторонних отношений, проблемы стратегической стабильности, а также текущие вопросы международной повестки дня, включая сотрудничество в противодействии пандемии Covid-19 и урегулированию региональных конфликтов”», — напоминает Иэн Хилл, карьерный дипломат с 42-летним стажем, бывший посол Новой Зеландии в России (2009–2012 и 2016–2020).

В комментарии, опубликованном на информационно-аналитическом портале The Interpreter австралийского «мозгового центра» Lowy Institute, эксперт по международным отношениям дает прогноз по поводу возможных результатов предстоящего саммита Путина и Байдена.

Опустились на нижнюю точку

Хилл полагает, что ограниченные цели этой встречи наглядно демонстрируют, насколько сильно ухудшились отношения между двумя державами.

Совсем недавно обеспокоенность США по поводу хакерских атак со стороны России и вмешательства в выборы привела к тому, что Вашингтон ввел новые санкции в отношении России. Ранее Москва отозвала своего посла из Вашингтона после того, как Байден согласился с оценкой Путина как «убийцы» (Rus.LSM.lv публиковал несколько комментариев западных политологов об этом инциденте.)

Вашингтон также неоднократно выражал обеспокоенность по поводу ареста ведущего оппозиционера Алексея Навального. А недавнее российское бряцание оружием близ границ Украины еще больше повысило напряженность. (Rus.LSM.lv ранее приводил оценки этих событий.)

Скорее всего, дискуссии на саммите усложнят и шокирующие действия режима Лукашенко, который под ложным предлогом посадил в Минске самолет Ryanair с целью задержания активиста оппозиции. Москва бросилась защищать Минск, что неудивительно, отмечает дипломат.

«Перезагрузка» маловероятна

«На этом фоне ни Белый дом, ни Кремль не считают реально возможными какие-либо фундаментальные изменения в двусторонних отношениях вследствие после встречи в Женеве. Байден явно не намерен добиваться серьезной “перезагрузки” отношений. Предыдущая попытка, предпринятая администрацией Обамы, была неудачной», — пишет Хилл.

Скорее, ставятся более умеренные цели. Как сообщил сам Байден после своего телефонного разговора с Путиным в апреле, Они заключаются в том, чтобы «нормализовать» отношения и перевести их на более стабильную и предсказуемую основу.

Нормализация, вероятно, будет приветствоваться и в Москве. Несмотря на то, что непоследовательность Трампа и его заискивание перед Путиным стали неожиданной удачей для Москвы, Кремль (как, впрочем, и союзники и партнеры США) обнаружил, что иметь дела с Вашингтоном в последние четыре года было сложно и малорезультативно.

По мнению новозеландского дипломата, для достижения большей стабильности и предсказуемости необходимы «буферы» для управления отношениями и смягчения последствий при возникновении разногласий в будущем. Для этого нужны эффективные каналы для диалога на высшем уровне, что позволит ключевым игрокам в Вашингтоне и Москве откровенно общаться друг с другом, тем самым уменьшая вероятность недопонимания и просчетов.

И это необходимо не только на президентском уровне, подчеркивает Хилл. Он считает важным отметить, что еще до объявления о саммите 19 мая прошла встреча госсекретаря США Энтони Блинкена с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, после которой 24 мая последовали консультации по стратегической стабильности между советником США по национальной безопасности Джейком Салливаном и Секретарем Совета национальной безопасности России Николаем Патрушевым.

Более того,

для глобальной безопасности важно, чтобы обе страны нашли способы совместной работы

в тех областях, где их интересы пересекаются. Это включает контроль над ядерными вооружениями, и продление на пять лет договора СНВ-2, стремительно согласованное Москвой и Вашингтоном в феврале, является обнадеживающим признаком.

Среди других вопросов, которым может пойти на пользу более тесное сотрудничество США и России — возобновление ядерных договоренностей с Ираном, а также усилия по борьбе с пандемией Covid-19, в особенности — расширение глобального доступа к вакцинам, и эффективные глобальные действия по борьбе с изменением климата.

Сейчас, когда США выводят свои войска из Афганистана, и Вашингтон, и Москва заинтересованы в стабильности этой страны (хотя их мнения могут расходиться относительно того, как лучше всего этого достичь). Поиск способов управления воинственным и непредсказуемым поведением Северной Кореи и сдерживание ядерных амбиций Пхеньяна — еще один вопрос, который выиграет от сотрудничества США и Россией, отмечает дипломат.

Никто не обнимается с медведем

Россиянам Кремль, вероятно, представит саммит своей «победой» — даже до того, как он состоится. Символично, что

саммит выглядит, как исполнение желания Путина — чтобы к России на международном уровне относились с уважением, как к великой державе.

(В 2014 году Барак Обама назвал Россию «региональной державой», и озабоченной статусностью Москве это не понравилось.)

В США решение Байдена о проведении саммита вызвало некоторую критику, в том числе со стороны членов Конгресса, которые сочли, что саммит может быть воспринят, как поощрение Москвы за плохое поведение. Но эта критика ошибочна, считает эксперт.

«Байден и его администрация не “обнимаются с медведем” — они заняли жесткую позицию в отношении России

из-за негативных действий Кремля и во внешней, и во внутренней политике, которые рассматриваются как противоречащие международным нормам и основным правам человека.

Но администрация Байдена правильно понимает, что сильная и эффективная защита принципов и ценностей требует прагматичного и здравомыслящего участия. Диалог сам по себе не означает одобрения [действий].

Плохие двусторонние отношения, озабоченность Запада действиями России на международной арене и внутри ее самой, а также нестабильная международная ситуация делают встречу двух лидеров еще более важной. Обсуждение на высшем уровне дает возможность преодолеть разногласия, ослабить двустороннюю напряженность и изучить области (какими бы ограниченными они ни были), в которых можно было бы сообща конструктивно работать для взаимной выгоды и повышения глобальной безопасности», — резюмирует Иэн Хилл.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить