Разделы Разделы

«Есть кров, еда, тепло — и ладно». Будни пансионатов для престарелых

Спертый воздух, запах мочи, бесцельно слоняющиеся по коридорам обитатели. Замена памперсов у всех на виду. Всё это — о пансионате Rauda, работающем в Смардской волости близ Энгуре. И всё это могло бы замалчиваться и дальше, не раздобудь журналисты Latvijas Radio официальных документов, доказывающих, что в учреждении происходят недопустимые вещи. Во всяком случае, еще происходили как минимум летом прошлого года. Ситуация в социальных центрах далека от идеальной, признал омбудсмен.

Иллюстративное фото

Всё началось с анонимного письма, поступившего в редакцию Latvijas Radio в октябре 2017-го. Текст был написан печатными, «детскими» буквами, но о совсем не детских страданиях: плохое питание, отсутствие каких-либо развлечений, людского общества. Сообщалось, что одна из ассистенток бьет клиентов. Что бывают кражи. «Мы подавлены», — писал автор. Подобные письма посылались также в МВД и Минблаг, но без какого-либо результата.  

Омбудсмен Юрис Янсонс, которому Latvijas Radio позднее направило полученные сведения, признал в своем отчете: в пансионате Rauda моют постояльцев как попало, плохо пахнет их одежда, стоят плохие запахи в помещениях. В беседе с радиожурналистами он сказал: негативные явления в сфере социальной опеки связаны с нехваткой у персонала уважения к человеческому достоинству клиентов, но и с практической стороной дела тоже — с недостатком финансирования и нужной инфраструктуры.

Второй год руководит пансионатом Даце Рандоха, а всего она там отработала уже 11 лет. Заведующая была отзывчива на просьбу Latvijas Radio пообщаться на темы, описанные в послании. По ее оценке, главные проблемы в уходе за постояльцами произрастают из текучки кадров и недостаточного финансирования. Комментируя информацию о том, что на клиентах меняют памперсы прилюдно, Рандоха пояснила: конкретный пациент содержится в закрытом отделении для людей с деменцией, а там бывает и так, что по три раза в день пациенты вообще срывают с себя всё и пытаются прогуляться обнаженными — задача персонала их одеть по возможности быстрее.

По словам заведующей пансионатом, там действительно в прошлом хватало проблем. Часть из них упирается в деньги: не хватало туалетной бумаги, полотенец, мыла, случалось, несколько клиентов приходилось мыть одной и той же мочалкой. Клиентам в свободное время нечем заняться, им скучно. Не хватает прогулок на свежем воздухе, их попросту некому сопровождать на прогулке. На 320 клиентов в пансионате приходится всего 100 ухаживающих санитарок. Работа у персонала тяжелая (зарплата — 630 евро в месяц), но с сотрудниками проводятся беседы, их инструктируют. Директор рассказала, что именно с ее подачи в работе всего учреждения и ухаживающего персонала многое начали приводить в порядок и менять к лучшему. Да, не всё идеально, но над устранением недостатков работают.

Тем не менее, Минблаг за ненадлежащее оказание социальной услуги в Rauda наказал Рандоху штрафом в 100 евро, и она его уплатила.

Перед визитом радиожурналисты стали собирать информацию о таких же пансионатах в стране и опросили ответственных лиц. Выяснилось, что в поле зрения всех их в прошлом году был именно пансионат Rauda. Именно это учреждение несколько лет подряд неоднократно проверяли. Но больше всего тревоги вызывают факты, перечисленные в отчете омбудсмена.

Pansionāta vadītāja Dace Randoha

Этот документ журналисты нашли в Комиссии Сейма по правам человека и общественным делам. В августе 2017-го бумага была направлена как в сам пансионат, так и в Энгурскую краевую думу, Минблаг, еще две парламентские комиссии и даже в Рижскую думу.  

Комментируя ситуацию по просьбе Latvijas radio, омбудсмен заявил, что в сложившихся условиях у обитателей пансионата нет возможности жить, реализуя свои права — получая достойную социальную услугу. Но это прямо связано со скудным финансированием и плохой инфраструктурой. Из-за маленького и явно недостаточного числа сотрудников, частой смены кадров работники пансионата слабо себе представляют, в чем состоит сама суть их труда, считает Янсонс. В пансионат порой идут работать по принципу "все равно других вакансий нет", о призвании тут нет речи.

Опрошенные журналистами клиенты жизнь в Rauda оценивают по-разному:

«Как-то надо жить. Питание хорошее. Сотрудники отзывчивые».

«Я тут только неделю. Еще не освоилась».

Один пожилой мужчина рассказал, что он — слепой и рад уже тому, что базовые потребности удовлетворены: «Я посижу немножко, сколько-то погуляю... И всё, меня за руку в туалет водят. Такие у меня похождения. Водочку — нет, да и не курю больше. Из-за этого пьянства в прошлом зрение и потерял, и всё. Спасибо надо сказать, что я в таком месте оказался. По крайней мере, не на морозе, и поесть дают. В сытости живу, не голодаю».

«У меня все прекрасно, я всем полностью доволен. Я в основном телевизор смотрю. Мне вот как ногу отрезали, так сам я  никуда особо сходить и не могу. Хотел сегодня с этим протезом начать ходить, да велик он мне. Просто сваливается, ходить невозможно», — поделился другой.

Окрестные жители, опрошенные Latvijas Radio, ничего плохого об учреждении сказать не могут — не слышали. Одна из них говорит, что сама несколько лет назад там работала, и признала: может быть, «старичков за ручку никто и не водит».

«Один пьяница — из Бабите, наверное — был к нам прислан. Это просто невозможно было выдержать. И в лифте он мне кое-что... Я ему по морде надавала. Я думаю, будь это кто другой — так меня бы, конечно, уже по радио и телевидению затаскали! Но потом всё снова было в порядке, и дядечка ходил радостный», — поделилась бывшая сотрудница пансионата Rauda, о котором прозвучала информация, что там имели место факты физического насилия над клиентами.

В Сейме среди депутатов нет единого мнения о том, нужны ли тотальные проверки во всех пансионатах после того, как вскрылись серьезные проблемы в Rauda. Председатель Комиссии по правам человека и общественным делам Инесе Лайзане (Национальное объединение) считает: Rauda никакое не исключение, и не нужно лелеять иллюзий, что подобных проблем в других таких учреждениях нет. Важную роль играет именно отношение персонала:

«Не сказать, что в голоде прозябают или голыми ходят, и не на улице ютятся. Формально есть постель, в тепле, накормлены. Но в том-то и загвоздка! Это смена мышления. Может, это самая важная задача и есть — изменить отношение или найти тех сотрудников, у кого этого астигматизма нет, представления этого искаженного, будто пансионат — это дом призрения». 

Тем временем глава Комиссии Сейма по социальным делам Айя Барча (СЗК) считает, что хватит и тех проверок, что уже проводятся. В прошлом году Министерство благосостояния проверило 13 пансионатов. Проверяющие говорили с обитателями социальных центров, сотрудниками, наблюдали за жизнью учреждений и изучали документы.

Ingus Alliks
В каждом пансионате были необходимы какие-то улучшения, сказал госсекретарь Минблага Ингус Аллик. Но таких жалоб, как в Rauda, не было больше нигде. В других центрах больше претензии были по части необеспечения нужных медицинских услуг, о чем проверяющие и сообщили в Минздрав.

В целом в сфере социальной опеки целая череда проблем,и  чиновники не выделяют отдельно каике-то конкретно: собственно ненадлежащий уход, плохая или отсутствующая реабилитация, нехватка приватности. Есть в Латвии очень хорошие социальные центры, отвечающие абсолютно всем минимальным критериям, выдвинутым Минблагом, и есть такие, где хромает и организация работы, и качество услуг, поделился Аллик.

Гунта Анча руководит организацией в поддержку людей с особыми потребностями Sustento. У нее — свой опыт по части проверок: если визит в учреждение согласован загодя, то по прибытии гости видят, что всё практически близко к идеалу.

«Меня больше всего шокирует то, что сотрудники прекрасно осведомлены — как должно быть. В такие моменты руки опускаются. Если люди не знают, не понимают — их еще можно научить. Но тут ты понимаешь, что на самом деле все знают, как следует делать, но дела просто не делаются. Тогда возникает вопрос: что мы делаем? Как мы эту систему на деле можем изменить?»

Анча о пансионатах говорит резко: «Мне кажется абсурдом, что в одной комнате живет пять человек, и там же рядом стоит унитаз. Ни тебе ширмы, ничего. И так много таких вещей, унижающих человеческое достоинство, которые мы видим во время своих визитов. Эту систему нужно разрушить».

По наблюдению Sustento, в пансионатах царит именно системное безразличие к нуждам людей, вынужденных прибегнуть к социальной опеке. И многое можно изменить не увеличением финансирования, но отношением персонала. Взять хоть те же вспомогательные технические средства для инвалидов — государство их оплачивает, но учреждения их не берут. Гунте Анче непонятно, почему:

«Коляски такие, что мне кажется, они там еще с прошлого века. Не понимаю! Если ты дал бы человеку коляску, на которой он мог бы сам ездить — так это у тебя же, сотрудника, станет меньше работы. Если человек сам может подъехать к столу, а не тебе его нужно каждый раз подвозить — так же всем было бы проще. И так там со многими, многими вещами. Об этих вспомогательных средствах... Я правда не понимаю. Мы спрашивали. Они говорят: да! Они всё знают. Но в действительности ничего не происходит», — с горечью резюмирует Анча.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить