Павел Широв: прах каудильо

Правительство Испании назначило дату эксгумации останков Франсиско Франко, который покоится на территории мемориального комплекса Valle de los Caidos – Долина Павших в 60-ти километрах к северо-западу от Мадрида. Это произойдет в четверг 24 октября. По данным прессы, готовится целая спецоперация.

Предприняты беспрецедентные меры безопасности. Мемориал уже во вторник был оцеплен подразделениями Гражданской гвардии. Подготовлен кран, которым гроб Франко достанут из могилы, и вертолет, который доставит останки в Мадрид. Похоже, испанские власти всерьез опасаются массовых протестов, хотя никакой информации о том, что такие протесты готовятся, кажется, пока не поступало.

Решение перезахоронить бывшего каудильо было принято депутатами испанского парламента в сентябре прошлого года. 10 октября нынешнего года Верховный суд Испании отклонил последнее ходатайство родственников Франко. Вынужденные согласиться на перезахоронение, они уже просили только, чтобы останки перенесли в семейный склеп под мадридским кафедральным собором. Однако и на это власти не согласились. Франко будет перезахоронен на кладбище Мингоррубио в мадридском районе Эль-Прадо рядом с могилой его жены Кармен Поло, скончавшейся в 1988 году.

При всем при этом могила основателя и первого руководителя партии «Испанская фаланга» герцога Примо де Ривера останется в Долине Павших». Лидеры правящей Испанской социалистической рабочей партии, по-видимому, не имеют ничего против. Возможно, лишь потому, что тут нет формальных оснований для переноса захоронения. Согласно закону 2007 года, в мемориальном комплексе могут покоиться останки погибших в ходе гражданской войны, к которым вполне можно причислить и Примо де Риверу, расстрелянного республиканцами, тогда как Франко все-таки умер своей смертью и много лет спустя после войны.    

Посмертная судьба многих выдающихся личностей оказывалась, прямо сказать, незавидной. Особенно тех, кто становились символами еще при жизни и остались таковыми после смерти, со всеми вытекающими последствиями. Некоторым даже не дано было самим решать, где они найдут последний покой. Мария Жукова – младшая дочь маршала Георгия Жукова, – писала, что ее отец хотел быть похороненным на кладбище, в земле. И сама Мария, тогда совсем молоденькая девушка, лично просила об этом Брежнева. Но решение Политбюро ЦК было принято и обжалованию не подлежало. Тело маршала кремировали, прах замуровали в кремлевскую стену.

Согласно легенде, впрочем, документально неподтвержденной, и Ленин просил похоронить его рядом с могилой матери на Волковом кладбище Петрограда, хотя нет никакой уверенности, что первый советский каудильо физически был в состоянии о чем-то просить в последние годы своей жизни. Где хотел покоиться дон Франсиско, неизвестно. В свои последние дни и он не мог ничего сказать, находился в состоянии комы, подключенный к аппаратам искусственного поддержания жизни. В то время, наверное, казалось вполне логичным похоронить его в мемориале, который был построен по его же собственному указанию.

Испанцы восстанавливали демократию. Вместе с Франко уходил в историю и созданный им режим. Казалось, в обществе установился своего рода консенсус. Статуи Франко тихо убирали, улицы, названные в его честь, тихо переименовали. Осталась только могила. Между прочим, в России еще в советское время Долину Павших приводили как пример национального согласия и примирения. Даже предлагали соорудить нечто подобное где-нибудь в окрестностях Москвы и перенести туда все кладбище с Красной площади вместе с мавзолеем.

Тут ведь не знали, что построен испанский мемориал был руками заключенных, прежде всего, политических – бывших бойцов республиканской армии. Но в Испании, конечно, об этом было хорошо известно. Потому многие считали и, по-видимому, до сих пор считают Долину Павших монументом победы франкистов, а не памятником всем погибшим в гражданской войне. Примирения и согласия в действительности так и не произошло, оказывается, даже спустя десятилетия.

Опять же, издалека трудно судить, сколько на самом деле во всем этом прошлого, а сколько настоящего. Можно ли назвать перезахоронение Франко чем-то вроде восстановления справедливости или это все-таки больше смахивает на предвыборную акцию испанских социалистов. Да еще как-то сам собой вспоминается фильм Тенгиза Абуладзе «Покаяние», в котором тело почившего диктатора (в фильме всего лишь главы города, но намек был всем понятен, потому в современной России этот фильм популярностью не пользуется) то и дело выкапывают из могилы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно