Павел Широв: «Панамский архив» — блестящая работа журналистов

Государственная фискальная служба Украины проверит информацию об офшорах президента страны Петра Порошенко, говорится в сообщении агентства УНИАН. Британская налоговая служба заявила, что проводит проверку и попросила Международный консорциум журналистских расследований поделиться всей имеющейся у него информацией, касающихся подданных Соединенного Королевства, информирует BBC. Провести расследование пообещал президент Франции Франсуа Олланд. В Рейкьявике тысячи людей вышли на центральную площадь, потребовав отставки премьер-министра Исландии Сигмюндюра Гюннлейгссона, имя которого также упоминается в так называемых «панамских документах».

Сами «фигуранты» этой истории, впрочем, повели себя в основном сдержанно. Петро Порошенко уверяет, что отошел от бизнеса после избрания на пост президента, передав все свои активы консалтинговым компаниям, от которых теперь требует отчитаться перед налоговыми органами. Британский премьер Дэвид Кэмерон отказался комментировать информацию о возможной причастности его ныне покойного отца Иэна Кэмерона к созданию офшорной компании. Сигмюндюр Гюннлейгссон заявил, что в отставку не собирается. Последнее, конечно, еще ничего не значит. Исландцы хоть и северный народ, но бывало, и даже совсем недавно, проявляли себя куда активнее «горячих» итальянцев.

Реакция упомянутых в материалах расследования представителей России и Китая была, впрочем, несколько иной. В этих странах основные медиа, рассказав о причастности к офшорному бизнесу политиков из Великобритании, Исландии, Пакистана и других стран, материалы, касающиеся собственных лидеров, обошли молчанием. Пожалуй, единственной реакцией Кремля на упоминание Владимира Путина в «панамских документах», стало заявление пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который во всем обвинил «бациллу путинофобии». Разве что, в отличие от китайских, некоторые российские медиа все же опубликовали более или менее полные списки клиентов Mossack Fonseca.

Но примечательно другое.

Вся эта история стала достоянием общественности не из уголовного дела. Материалы были опубликованы журналистами. Они, а не прокуроры, не следователи и не секретные агенты взяли на себя этот труд

— более года скрупулезно изучать бумаги и электронную переписку, беседовать с людьми, рискнем предположить, далеко не всегда горящими желанием поделиться информацией. Работа очень даже трудная. Тут ведь нужны подлинные документы, подлинные имена. Источники, пожелавшие сохранить анонимность, не подойдут. Анонимные — значит, опасаются судебных исков, а раз опасаются, может быть, попросту врут. Пресса в очередной раз продемонстрировала, что может быть куда более эффективной, чем полиция, прокуратура и налоговые службы.

Преувеличивать результаты работы, конечно, не стоит.

Сын пакистанского премьера Хуссейн Шариф, который, согласно материалам расследования, владеет недвижимостью, зарегистрированной в офшоре, заявил, что «в это нет ничего плохого». И Хуссейн Шариф отчасти прав.

Офшорный бизнес начался не вчера. Пользуются услугами компаний, подобных Mossack Fonseca, многие богатые и даже не очень богатые люди в разных странах, от самых демократичных до диктаторских режимов. Вопрос – кто именно.

Если кинозвезда «уводит» часть своих миллионных гонораров в офшор, это личное дело кинозвезды и налоговой службы той страны, паспорт которой звезда носит в кармане. Случается, налоговая служба проявляет принципиальность. Софи Лорен однажды не только под судом, но и в тюрьме оказалась, хоть и ненадолго. И уж если на то пошло, свои гонорары кинозвезда отработала. Совсем другое дело, если таким образом откладывает на безбедную старость человек, занимающий кресло в парламенте, пост мэра, премьера или президента, рассуждающий о патриотизме и любви к родине. В особенности, если лишние миллионы каким-то образом оказались в его распоряжении уже после того, как он занял свое кресло.

Налоговым чиновникам к таким подобраться порой бывает трудновато. Чиновнику можно приказать, и он закроет глаза в тот момент, когда надо их держать открытыми. Журналисту приказать сложнее, если вообще возможно. Конечно, можно сделать так, чтобы кто-нибудь из них темной ночью в темном переулке, совершенно случайно, разумеется, наткнулся на банду грабителей. Или попал в автокатастрофу на мокром шоссе. Но всегда найдутся такие, кого печальный пример коллеги не испугает.

Куда лучше избавиться от журналистских расследований вообще, в принципе. Объявить, к примеру, подобные публикации дискредитацией государственных служащих, секретной информацией, не подлежащей разглашению.

И вот уже не только программа «Время», но и Panorāma оставляет очередные «панамские документы» без внимания.

Это может оказаться проще и безопаснее, чем откровенный криминал. Проблема в том, что рано или поздно — не Panorāma, так The Guardian что-нибудь опубликует. И далеко не всех убедят рассуждения о происках врагов. Об этом стоит помнить, не только откладывая сбережения в дальние страны, но и обсуждая поправки к Уголовному кодексу.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить