Павел Широв: хельсинкский незачет

Если только почитать заголовки, не вдаваясь в подробности оценок саммита в Хельсинки, складывается полное ощущение, что такого никто не ожидал. Российскую прессу не учитываем, мировая же, включая американскую, почти солидарно обрушила на Дональда Трампа даже не шквал - ураган критики. И это при том, что от встречи американского и российского президентов в действительности мало кто ожидал каких-то конкретных, существенных результатов. Слишком далеко разошлись позиции сторон по большинству проблем, и чтобы свести их вместе одной встречи было явно недостаточно, как, впрочем, и двух, и трех. Вот только такого беспомощного Трампа за все почти два года его пребывания на посту президента США, кажется, еще не видели.

Причем беспомощного не только в международных делах. Даже интересы собственной страны Трамп не смог отстоять. На таком фоне Барак Обама, которого в Москве привыкли не только называть «слабаком», но и воспринимать именно таким, может показаться образцом стойкости. Сенатор от республиканской партии Линдси Грэм, обычно поддерживающий Трампа, написал в своем твиттере:

«Президент Трамп упустил возможность решительно привлечь Россию к ответственности за вмешательство в выборы 2016 года и выступить со строгим предупреждением по поводу будущих выборов. Этот ответ президента Трампа будет расценен Россией как признак слабости и создаст больше проблем, чем решений».

Бывший директор ЦРУ Джон Бреннан и вовсе назвал поведение Трампа «изменой». В свою очередь, бывший посол США в России Майкл Макфол полагает, что Путин одержал в Хельсинки «большую победу». Дипломат несколько погорячился, но, по сути, мыслит в верном направлении. Если кто и выиграл от этой встречи, так им был совсем не Трамп. Правда, выигрыш этот скорее можно считать тактическим. Путин в очередной раз потешил свое самолюбие. Он снова за одним столом с президентом Соединенных Штатов, снова обсуждает важные мировые проблемы (очевидно, прежде всего ситуацию в Сирии), снова говорит как равный с равным.

Вполне возможно, ни на что большее российский президент и не рассчитывал, или не особо рассчитывал, потому на пресс-конференции не светился оптимизмом в отличие от Трампа. Нравится это кому-то или нет, тут опыта у Путина заметно побольше. Все эти планы по созданию разного рода рабочих групп, которым предстоит восстанавливать отношения, слишком уж напоминали прежние, столь же далеко идущие планы, чтобы их не постигла та же судьба.

Конфронтация с Соединенными Штатами для российской власти в нынешнем ее виде, пожалуй, единственный способ ощутить свою значимость. Мы противостоим не кому-нибудь, самой Америке.

Неважно, насколько Россия отстает в экономическом плане, неважно, насколько в России ниже уровень жизни, и не имеет никакого значения, что немало граждан России просто мечтает переселиться в эту самую Америку. Без конфронтации российский политический класс начинает испытывать комплекс неполноценности. Снова видит себя стоящим на коленях. Недаром же было пущено в оборот это идиоматическое выражение.

Возможно, теперь пропагандисты российских телеканалов на некоторое время поумерят свой пыл, не забыв, конечно, рассказать телезрителям, как Путин снова всех переиграл, но потом, рано или поздно, все вернется на круги своя. Во-первых, этого потребует действительность, во-вторых - а что же еще обсуждать? Уж верно, не пенсионную реформу, которую, по некоторым сведениям, им в буквальном смысле запретили называть пенсионной реформой.

Вот разве что Трамп, вопреки опасениям одних и, вообще-то, совершенно неоправданным ожиданиям других, не признал аннексию Крыма, что подтвердил и Путин в интервью телеканалу Fox News. Тут стороны, как принято говорить, «обменялись мнениями», после чего каждый остался при своем. Но вряд ли российский участник встречи не имел оснований счесть дискуссию законченной. И это тоже о многом говорит. Продемонстрированную Трампом слабость даже в деле защиты собственных интересов Путин вряд ли расценит как шаг навстречу. А слабых он не уважает и с такими не считается. И тут снова возникает соблазн счесть свои руки развязанными, к примеру, по части преодоления последствий «величайшей трагедии XX века», которой Путин считал и по-прежнему считает распад Советского Союза. В общем и целом, после встречи в Хельсинки мир не стал более предсказуем. Пожалуй, даже наоборот.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить