Павел Широв: договор коллективной безопасности диктаторов

«Это не первая и не последняя попытка вмешательства извне в дела наших государств», заявил российский президент Владимир Путин в понедельник по ходу видеосессии Совета коллективной безопасности стран-участниц одноименного договора, сокращенно — ОДКБ. Слова: «майданные технологии», «попытка реализации сценария цветных революций», «хорошо организованные и четко управляемые группы боевиков» должны убедить слушателей в том, что народ сам по себе, по собственной инициативе не может выступить против власти. Только под внешним влиянием, при участии «иноагентов», а то и вовсе переодетых местными иностранцев.

Слушателей, разумеется, не из числа тех, кто находился по другую от Путина сторону монитора. Эти слушатели, от Москвы через Минск и до Душанбе, и сами пребывают в полной уверенности, что пользуются безоговорочной поддержкой граждан возглавляемых ими стран. Которые по собственной инициативе никогда, ни при каких обстоятельствах не скажут им что-нибудь вроде казахстанского: «Старик, уходи!»

Парадокс в том, что, отказывая своим согражданам в праве самостоятельно мыслить и действовать, все они придают какое-то поистине сакральное значение голосам этих самых сограждан, отданным за них на выборах. Или все-таки в глубине души понимают, что свои невиданные проценты всенародной поддержки получили вовсе не от избирателей?

Еще одна забавная деталь — одним из упомянутых слушателей был премьер-министр Армении Никол Пашинян, получивший свою властную должность как раз-таки в результате народных волнений. Так что теперь он, по логике, должен считать себя ставленником неких внешних сил.

Применительно к Казахстану, к слову, до сих пор так и не названных. На сессии Совета коллективной безопасности казахстанский президент Касым-Жомарт Токаев снова говорил о неких «иностранных боевиках», по-прежнему не уточняя, из какой страны или стран те прибыли. Первое же покаянное интервью одного из таких, задержанных то ли полицией, то ли армией в ходе подавления беспорядков в Алматы, продемонстрированное государственным телеканалом Qazaqstan еще в субботу, сразу же вызвало скандал. Очень скоро выяснилось, что с телеэкрана о том, как его завербовали неизвестные для участия в протестной акции, посулив 90 тысяч казахстанских тенге (примерно €183), рассказывал джазовый пианист из Кыргызстана Викрам Рузахунов, 2 января прилетевший в Алматы на гастроли.

В Бишкеке у здания посольства Казахстана вспыхнул стихийный митинг. Успокаивать собравшихся пришлось главе комитета национальной безопасности Кыргызстана Камчыбеку Ташиеву, который заявил, что по его данным Рузахунов ни в каких беспорядках и вообще в протестных акциях не участвовал. Возможно, по этой причине президент Кыргызстана Садыр Жапаров в сессии Совета лично не участвовал, прислав вместо себя премьер-министра.

Между тем, вопрос — что же случилось в Казахстане, все еще остается без ответа. Версий множество, и ни одна из них не получила достаточно убедительного подтверждения. Не хочется уподобляться конспирологам, видеть во всем козни Кремля, руку Москвы, подобно тому как обитатели Кремля во всем видят руку Вашингтона. Все же мятеж в «братской республике» случился настолько кстати, что при ином раскладе его следовало бы придумать.

Пресс-служба министерства обороны России опубликовала видеокадры, на которых российские военные грузятся в транспортные самолеты на подмосковном военном аэродроме «Чкаловское». Видео сопровождала информация, согласно которой всего планируется совершить более 20 рейсов на самолетах Ил-76. В самолеты загружается тяжелая техника, боеприпасы. Полное ощущение, что войска перебрасываются в Казахстан всерьез и надолго, что никак не соответствует заявлению пресс-секретаря президента страны Берика Уали, по словам которого, «миротворцы ОДКБ уйдут через неделю».

Так что кое-какие выводы уже можно сделать. Прежде всего, теперь нет никаких сомнений, с какой целью создавалась и существует ОДКБ, которую вполне можно переименовать в организацию коллективной безопасности диктаторов. Создавалась, к слову, задолго до того, как Владимир Путин появился на политической сцене. Собственно Договор о коллективной безопасности был подписан еще в 1992 году, при участии тогдашнего российского президента Бориса Ельцина. Крепко связав друг с другом новосозданные вооруженные силы постсоветских стран при очевидном доминировании России. Поскольку в то время только Россия имела в полном смысле этих слов вооруженные силы, а не церемониальные подразделения, пригодные только для парадов и почетных караулов.

Да, собственно, и в нынешней «миротворческой операции» именно российским войскам отведена ведущая роль. Участие остальных стран-членов ОДКБ здесь чисто символическое,

что заметно, хотя бы исходя из численности переброшенных в Казахстан контингентов. Таким образом, сам собой напрашивается и второй принципиальный вывод. Удержав (укрепив, а может быть, получив) реальную власть с помощью российских войск, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев теперь навеки обязан Владимиру Путину. Потому вряд ли сможет держаться от Москвы настолько далеко, насколько это удавалось Нурсултану Назарбаеву все три десятилетия с момента распада советской империи.

Удавалось, среди прочего, возможно, и потому, что Назарбаев был не только по возрасту, но и политически, если так можно выразиться, старше Путина. К тому же в прошлом членом Политбюро ЦК КПСС. Перед такими подполковнику КГБ следовало стоять навытяжку, высказываться, только когда предложат высказаться и только отвечая на заданный вопрос. Да еще желательно отвечать так, чтобы высказанное совпало с мнением старшего товарища. В противном случае на следующее совещание могли и не пригласить. Токаев в этом смысле заметно младше и не сильно отличается по статусу в прежней жизни. Первый секретарь советского посольства в Пекине вряд ли мог воинское звание (по линии КГБ, разумеется) иметь выше звания Путина.

И уже не так важно — сам ли Токаев настолько перепугался, что попросил помощи Москвы, или ему было сделано предложение, от которого он не смог отказаться. Оперативность, с которой «руководящие органы» ОДКБ приняли решение, невольно наводит на размышления.

Создается полное впечатление, что просьбы Токаева ждали, и все было заранее подготовлено к тому, чтобы эту просьбу уважить в кратчайшие сроки. Не исключено, конечно, что это только впечатление, но нельзя исключить и обратного. Может быть, вовсе не случайно Владимир Путин, выступая минувшей весной перед депутатами российского парламента, чуть было не назвал ОДКБ организацией Варшавского договора. Просто сказал, о чем думал.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить