Наталья Михайлова: Больницы N

Шествия, митинги, прочие выражения гражданской позиции — это, конечно, хорошо, потому что демократично. Люди, объединенные одними идеями, прошли через центр города, потом провели концерт. Через неделю другие люди планируют собраться и пойдут в обратную сторону. Тоже все об этом напишут, и каждый извлечет свою пользу. Осенью у нас выборы. Пишу без иронии.

Я совсем не сторонник теории «ходят и ходят, что, других проблем в стране нет?» Да и та повестка, что сегодня нам предложена, эмоционально цепляет значительно быстрее и качественнее, чем то, что вроде должно волновать не на шутку. Например, качество работы сферы здравоохранения, а конкретно — уход в стационарах. Все время думаю — ну почему? Может, это скучно звучит?

Мне по работе довольно часто приходится сталкиваться с медиками, врачами, медсестрами и санитарами. Все они разные, и в большинстве случаев могу сказать только «спасибо» за их труд. И все же меня нередко приводит в ступор то, как работает наша система здравоохранения. Особенно интересен момент обмена пациентами между больницами. После того, как в результате реформы больницы распределили по уровням, я все удивляюсь и удивляюсь.

Например, к одному из наших клиентов вызвана «скорая помощь», с подозрением на острый случай (обойдемся без диагнозов). «Скорая» увозит пациента в нашем случае в больницу им. Страдыня (возможно, в другую республиканскую, если та ближе). Дальше начинается целое приключение.

Проведя необходимые обследования в приемном отделении, республиканская больница отправляет пациента в одну из региональных больниц (пусть будет больница N), за 50 км от Риги.

О том, что пациент поехал лечиться в больницу N, не знает никто — ни пансионат, который отправил человека в больницу, ни родственники, которые живут за границей.

Все телефоны, между тем, указаны в сопровождающем листе, который вручается «скорой» вместе с пациентом.

По чистой случайности удалось дозвониться в Страдыня и узнать уже постфактум, что пациента переводят. Почему, зачем и в связи с чем — не говорят. В приемном не комментируют, до лечащего врача дозвониться можно (и то не факт) только в определенные часы, часы эти — средь бела дня, а пациента увозят уже по их истечению.

То есть, вот просто представьте — вы отправляете свою маму или папу по «скорой» в рижскую больницу, а она или он оказывается потом за 50 км, но при этом вам никто не спешит сообщить об этом. Естественно, и забирать родителя оттуда придется вам лично, потому что «скорая» — не такси, возить туда-сюда не будет. А привезти из другого города в Ригу на спецтранспорте — это не меньше 100- 150 евро. 

И это уже не впервые. В первый раз, когда такое случилось, я «достала» приемное отделение, пока не нарвалась на отзывчивого медика, который любезно разузнал, почему, по какой причине пациент отправлен в больницу низшего уровня — так, мол, делают, когда нет острой или сложной ситуации. Подлечиться.

Ок, смотрим, как подлечили.

В нашем случае, дочка пациентки примчалась из-за границы (!), потому что по телефону вообще не могла понять, что происходит. Поехала она сразу в больницу N, там обнаружила маму в «Отделении ухода» (Aprūpes nodaļa). Выглядит, что «уход» был только на табличке.

В «отделении ухода» пациентка заработала три пролежня, ей поставили обратно назогастральный зонд, который уже был снят ей в пансионате, где она самостоятельно глотала и ела, и пила. Кормили ее, со слов дочери, очень странно, «какой-то водичкой с молоком», фактически не позиционировали, не обрабатывали полость рта ну, и так далее. В общем, ухаживали по полной программе.

У меня вопрос — для чего вообще отправлять человека в другую больницу, если все лечение заключается в уходе и приеме антибиотиков?

Ну, все-таки это больница, скажете вы, там же медики. Если что, помогут, пока состояние стабилизируется. Вот и я так думала. Но в «отделении ухода» не нашлось даже судокрема (специальная мазь для лечения пролежней в начальной стадии, есть на тележке каждой нянечки в любом пансионате). И дочь сказала мне по телефону: «Пожалуйста, я хочу ее оттуда забрать!»

Я заглянула на сайт больницы N. Там три отделения — приемное, дневной стационар и уже известное нам, «ухода». Написано, что это — бывшее хирургическое, которое вероятно, реформировали.

Ну, не знаю, какая там была хирургия, но уход там явно требует хирургического вмешательства.

К сожалению, это не единичный случай. Вроде бы, если человека кладут в больницу лечиться, ты вроде бы должен испытать, кроме тревоги, и чувство облегчения, что он в руках профессионалов. Но вот как-то нет. На деле получается, что ты забираешь человека чуть ли не в худшем состоянии, да еще и с пролежнями. То есть, пока медики борются за жизнь, другие калечат? Я не буду называть больницу, потому что, уверена, дело в системе. И чем дальше от крупных городов, тем больше больниц N.

Ну, так вот, возвращаясь к шествию. Наверняка, среди прочих, в нем принимали участие и врачи, и медсестры, и санитары, и их пациенты, и родственники. Думаю, им было, что сказать друг другу. Сейчас они вдохновлены другой идеей. Хочется верить, что им важно не только советское наследие и «враги народа», но и здоровье друг друга.

В общем, жду следующего шествия через весь город — под лозунгами «За достойный уход в больницах!»

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить