Кино-логика Дм. Белова: Она, анон

Знаете ли вы, кто это — персонаж Пятикнижия, второй сын Иуды, внук патриарха Иакова, который был наказан Богом смертью за уклонение от обязанностей левиратного союза с вдовой старшего брата Фамарью? Конечно, знаете. Это Онан. И он не имеет никакого отношения к этому фильму. Новая работа режиссёра «Гаттаки» Эндрю Никкола называется словом «Анон», жаргонным сокращением от «анонимный».

ФИЛЬМ

Анон (Anon, 2018)

    Детектив первого класса Сэл Фриланд, привычно спеша на работу и также привычно считывая личную информацию с лиц прохожих, обнаруживает баг в системе. Вместо удобного столбика данных над головой симпатичной брюнетки мигает тревожное UNKNOWN — ERROR. Девушка быстро подчищает за собой информационные хвосты, но детективов недалёкого будущего никак не назовёшь недалёкими. Серия ненасильственных киберпреступлений перерастает в серию реальных убийств, и полиция, отследив цепочку прокси-серверов (частенько повторяя при этом слово «сигнатура» — сигнатура то, сигнатура это), выходит на след той самой девушки, оказавшейся крутым и безымянным наёмным взломщиком. За тёплую ламповую наличку она фальсифицирует личные неприглядные истории заказчиков, а потом кто-то почему-то их убивает (заказчиков, а не истории), проявляя при этом недюжинный хакерский талант. Спецслужбы на скорую руку сколачивают Фриланду фальшивую личность и забрасывают живцом на поимку преступников.

    Эндрю Никкол не в первый раз берётся за постановку сценария худшего будущего — без ядерных апокалипсисов, ограничиваясь ограничениями свобод. Самые заметные его работы — «Гаттака» и «Время», причём «Время» — единственный более-менее коммерчески успешный фильм, демонстрирующий, что получится, если в светлую идею сыпануть карамельного попкорна.

    «Анон», в свою очередь — тёмный фильм со светлой идеей, из которого попкорн высыпан полностью.

    Одновременно «Анон» является идейным антиподом «Шоу Трумана», который упомянут не случайно — Никкол был его сценаристом. Герой Джима Кэрри — самый известный человек на планете, героиня Аманды Сайфред максимально анонимна, практически невидима в дивном новом цифровом мире. Мире, противоположном яркому, выставочному и назойливо-приветливому миру Трумана. Люди этого мира одеты в чёрное и тёмно-синее, его улицы пустынны, его стены бетонны, его цветовая палитра едва заметна, его квартиры JYSKообразны, а первое дело, которое мы наблюдаем на экране — это дело о самоубийстве, что неудивительно. Неторопливое повествование изредка взрывается резкими, лязгающими пистолетными выстрелами.

    Город выглядит как типичный город киберпанка, только всё настолько унылое, что даже голографическая реклама «Люфтганзы» — чёрно-белая. Так что назовём это как-нибудь поумнее, например, кибернуаром.

    Технофишка данного кибернуара — обязательные технокиберглаза, через которые делают всё: гуглят окружающий мир, открывают замки, звонят, расплачиваются за услуги и записывают в глобальную базу данных свою жизнь, к каждому моменту которой, случись чего, у полиции и прочих спецслужб будет простой доступ в пару кликов. (Будь бдителен, юзернейм: отвечая фейсбуку, что ты учился в 10-й средней школе и размещая в профиле дерзкое селфи, ты приближаешь эту неприятную реальность!) Причём клики здесь — фигура речи: героям «Анона» для управления информацией не нужны дополнительные гаджеты, как в «Особом мнении» или в «Чёрном зеркале» — они просто поигрывают зрачками. Понятно, что любой мало-мальски гениальный хакер может забраться любому человеку в глаза и натворить дел, что и происходит: Сэла Фриланда низводят воспоминаниями и курощают галлюцинациями.

    Выражение «не верь глазам своим» становится буквальным.

    Эндрю Никколу удалось привлечь в свой фильм, бюджет которого в два раза меньше предыдущих, двух звёзд средней величины — Клайва Оуэна и уже упомянутую Аманду Сайфред. Крупное лицо Оуэна, само словно высеченное из железобетона, органично смотрится среди бруталистических серых панелей и в широченных лестничных пролётах. Пусть в глазах его героя — цифры и буквы, но в груди — большое сердце (с первых секунд он на стороне бедняков), а в душе — незаживающая рана. Сэл Фриланд много курит, эффектно подчёркивая звучными затяжками важные фразы, и сразу становится ясно, что он настоящий профессионал, не лишённый человечности.

    Крупные глаза Аманды, входящие в Большую Тройку глаз Голливуда (по некоторым мнениям — возглавляющие её) уже позволяют считать её незаурядной актрисой. Но, как говорится, some like it hot — мало того, что Никколу нравится Аманда-брюнетка с чёлочкой (такой же она была в фильме «Время»), в «Аноне» он решил раздеть её полностью. И кто мы такие, чтобы осуждать художника?

    Потенциальный зритель «Анона» должен понимать, что ему не светит ни Решающая Битва, ни Великое Откровение.

    Этому зрителю повезло, если он из тех, кто жаждал авторской фантастики: Эндрю Никкол — режиссёр, сценарист и продюсер фильма, почти Козловский. И снят этот фильм на безызвестной студии «К5».

    Более авторское кино сложно себе представить.

    Жаждавший зритель может помедитировать, наблюдая за Клайвом, Амандой и детективной историей с искажёнными фантастическими условиями законами жанра. Не бойтесь заснуть — хлопки выстрелов, удобно и равномерно распределённые по сценарию, будут держать вас в тонусе. Не возбраняется насладиться геометрически выверенной визуализацией сетевых коммуникаций, испытать лёгкий психосоциальный трепет и умеренный катарсис в финале: некоторые из нас не то чтобы хотят что-то скрыть, некоторым из нас просто не хочется всё выставлять напоказ.

     

    Новинки ближайшего уикенда

    Резкой пулей лечу на «Дэдпул 2», чего и вам желаю. А не хотите, то — вот, берите:

    Книжный клуб (Book Club, 2018)

    Жизнь четырёх калифорнийских дам в возрасте, основавших книжный клуб, никогда не будет прежней. К ним в руки попадает роман «50 оттенков серого», и то, что задумывалось как стимулятор для мозга, становится вибратором (дерзкая мысль не моя, это всё трейлер). Начитавшись, дамы (среди актрис Дайан Китон и Джейн Фонда) приосаниваются и начинают поиск новых сексуальных прикючений.

    Племена балтов (Baltu Ciltis / Eiropas pēdējie pagāni, 2018)

    Римляне крестили-крестили — так и не перекрестили подданных смелого короля Намейса. Новый фильм — новая попытка. Теперь с христианской миссией в балтийские племена внедряется датский шпион Ларс. Насмотревшись на языческие обряды и став рабом куршей, Ларс сам воюет с крестоносцами. Миф о балтах как мирных земледельцах разрушен братьями Абеле, снявших эту документально-историческую драму к 100-летию Латвии. На сайте кинотеатра указано: «фильм на латышском языке с английскими субтитрами». Да уж, хорошо подходит для наших краёв.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    За эфиром
    За эфиром
    Новейшее
    Интересно